А рожь не треснет?

2325
0
23250
Источник: Новая газета
 

В среду утром сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ) и Федеральной налоговой службы (ФНС) произвели выемку документов на предприятиях крупных агропромышленных холдингов. Совместные мероприятия, в которых приняли участие несколько сот оперативников центрального аппарата ФСБ, производились на территории 13 субъектов страны и затронули более двух десятков участников рынка агроэкспорта, среди которых такие гиганты, как группа «Черкизово» и «Русагро».

Иллюстрация: Петр Саруханов / «Новая газета»

Формальным поводом для масштабной по своему географическому размаху проверки агрохолдингов послужило нарушение отдельными предприятиями агропромышленного комплекса (АПК) Хартии в сфере оборота сельскохозяйственной продукции, принятой в целях пресечения схем необоснованной налоговой оптимизации, в частности, схем необоснованного возмещения НДС при экспорте зерновых.

Хартия, которую подписали несколько тысяч предприятий АПК, предусматривала упрощение фискального контроля за экспортерами зерна при условии покупки продукции напрямую у производителей, уплачивающих единый сельхозналог (ЕСН), что исключало последующую возможность зачета или возврата НДС.

Однако в ходе проверки соблюдения хартии, как пояснили в пресс-службе ФНС, были выявлены пять наиболее крупных площадок недобросовестных поставщиков,

«деятельность которых направлена на создание условий для легализации НДС, заявляемого в составе налоговых вычетов переработчиками зернового рынка».

Бодался ВТБ с Минсельхозом

Фото: РИА Новости

Выездные проверки налоговиков при поддержке ФСБ прошли одновременно с поглощением Объединенной зерновой компании (ОЗК) и Новороссийского комбината хлебопродуктов государственным ВТБ.

ОЗК была создана более десяти лет назад в результате преобразования подведомственного Минсельхозу ФГУП «Федеральное агентство по регулированию продовольственного рынка». Компания была наделена полномочиями эксклюзивного государственного агента по зерновым интервенциям, с помощью которых планировалось поддерживать высокие цены на зерно. Через пару лет указом президента Дмитрия Медведева значительный пакет (50% «минус» 1 акция) был передан группе «Сумма» братьев Магомеда и Зиявудина Магомедовых, а генеральным директором был назначен подчиненный тогдашнего помощника президента Аркадия Дворковича Сергей Левин.

Во многом благодаря ОЗК Магомедовым удалось стать крупнейшими игроками в сфере экспортной логистики зерна. По сути, им удалось создать вертикально интегрированный холдинг по обслуживанию экспорта продукции: перевозкой занимался принадлежащий им ж/д оператор «Трансгрейн», хранением и поставками — ОЗК, а перевалка происходила через Новороссийский комбинат хлебопродуктов (НКХП).

Бизнесмены братья Магомедовы в суде. Слушается дело о продлении их ареста. Фото: РИА Новости

Весной прошлого года Магомедовы были арестованы по обвинению в создании преступного сообщества и хищении бюджетных средств, а их активы стали предметом интереса кредиторов и крупных финансово-промышленных групп.

Еще осенью доли «Суммы» в ОЗК и НКХП фактически отошли ВТБ, в залоге у которого находилась значительная часть активов братьев. Госбанк к тому моменту уже владел Новороссийским зерновым терминалом (НЗТ), вторым и последним пунктом перевалки за рубеж, и поглощение НКХП, по сути, делало его положение на рынке монопольным. За прошлый год объем экспорта зерна через Новороссийский морской транспортный порт составил 12–14 млн тонн, притом стоимость таможенной «очистки» тонны зерна достигала 28 долларов (для сравнения: соседняя Украина осуществляет перевалку тонны за 8–10 долларов).

Однако остаться единственным обладателем «узкого горлышка» в Европу госбанку не удалось.

Весной прошлого года, когда в отношении Магомедовых началось расследование, министром сельского хозяйства был назначен глава Россельхозбанка Дмитрий Патрушев.

Пересев в кресло федерального министра, сын секретаря Совбеза России долго добивался ротации в руководстве ОЗК.

Министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев. Фото: РИА Новости

В октябре ОЗК покинул ее директор Михаил Кийко, назначенный несколько лет назад благодаря поддержке Зиявудина Магомедова и экс-главы ФСКН Виктора Иванова. Однако пост главы компании занял представитель ВТБ, а Патрушеву-младшему удалось лишь ввести в совет директоров своего заместителя Дмитрия Сергеева.

В начале февраля этого года ВТБ вроде бы взял большинство в совете, избрав четверых представителей во главе с президентом Андреем Костиным (от Минсельхоза в совет было избрано два человека, еще один делегирован Росимуществом), однако генеральным директором в скором времени будет назначен Дмитрий Сергеев — правительственная директива уже подготовлена.

Это назначение позволит уравновесить силы между министерством и банком, у которого доминирующее положение в акционерном капитале и совете директоров ОЗК, но борьба за программу развития предприятия и перевалку зерна через новороссийские терминалы продолжится.

На кону миллиарды

Одновременно с началом передела инфраструктуры, обеспечивающей перевозку и экспорт зерна, в Минсельхозе озаботились наведением порядка на рынке производства и поставок агропродукции. Так, в конце прошлого года в стенах министерства было принято решение о создании нового союза производителей и экспортеров зерна, который должен заменить действующий Российский зерновой союз. Будучи некоммерческим объединением, этот союз являет собой эффективный механизм искусственного регулирования экспорта: распределяет квоты на перевалку, устанавливает условия для фумигации (то есть очистки от вредных насекомых) экспортных партий.

Вы можете иметь любое количества зерна, но если оно не прошло фитосанитарный контроль и вы не получили квоту на перевалку, продать его можно только на внутреннем рынке. Понятное дело — с большой скидкой.

Когда же методическая часть установления новой вертикали реализации зерна была отстроена, государство перешло к части практической.

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Та самая Хартия в сфере оборота сельскохозяйственной продукции, несоблюдение которой привело к масштабным проверкам, по сути, является документом декларативным, если не сказать понятийным. Подписанная агрохолдингами и принятая под давлением ФНС, она лишь рекомендует экспортерам покупать зерновую продукцию напрямую у производителей без последующего возмещения или зачета НДС (за что вроде бы гарантирует упрощенный фискальный контроль). В этой связи многие участники рынка продолжили приобретать продукцию у трейдеров, заявляли НДС к зачету или возврату.

Эта абсолютно законная операция с точки зрения налогового кодекса оказалась сомнительной с точки зрения подписанной хартии, позволив контролирующим органам найти формальный повод для проведения проверки.

Примечательно и подразделение ФСБ, которому поручено оперативно сопровождать этот налоговый рейд. В силу внутренних инструкций контрразведывательное обеспечение на предприятиях агропромышленного комплекса осуществляет 7-й отдел Управления «П» СЭБ ФСБ, однако в разработке агропроизводителей оперативная инициатива принадлежала сотрудникам двух отделов Управления «К» СЭБ ФСБ, курирующего налоговые инспекции и банковский сектор.

Это особенно символично с учетом бэкграунда нынешней верхушки Минсельхоза — министр и его подчиненные, вплоть до руководителей департаментов, выходцы из Россельхозбанка. Банка, через который осуществлялось субсидирование проектов крупных агрохолдингов, а следовательно, знающего всю подноготную их финансовых операций.

Фото: РИА Новости

Практика последних лет показывает, что любые меры государственной поддержки в виде прямых субсидий или налоговых льгот позволяют контролирующим органам рассматривать налоговую оптимизацию или льготу как хищение. А владельцам агрохолдингов, которые в большинстве своем являются региональными элитами, до недавнего времени спокойно выстраивавшими защиту по линии Россельхознадзора и Роспотребнадзора и находившими общий язык с руководством налоговых инспекций, стоит опасаться последствий — сейчас они находятся в прицеле контрразведчиков из финансово-кредитной сферы.

«По результатам данных мероприятий будет дана оценка степени вовлеченности крупнейших мукомольных, животноводческих, комбикормовых и прочих заводов-переработчиков в незаконную схему минимизации налоговых обязательств и получению тем самым ими необоснованного конкурентного преимущества над остальными участниками рынка, которые ведут прозрачную закупочную деятельность без наличия налоговых рисков», — заявили в ФНС по результатам проверок.

Главный вопрос: за что идет война? Ответ на него очевиден: за огромные деньги. Причем в валюте.

Зерно становится более важным источником экспортной выручки, чем нефтегаз. Вот цифры: в 2019 году при общем плановом объеме сельхозэкспорта в 25 миллиардов долларов 10 должно дать непосредственно зерно и еще 7 — масложировая продукция, произведенная на его основе. То есть речь идет про 15–17 миллиардов долларов в год — огромные деньги по меркам нашей осажденной санкциями крепости.

01.03.2019

Материалы по теме

А рожь не треснет?