Александр Клячин: платите или терпите

5272
0
52720

Rucriminal.info продолжает рассказывать о подопечных мега-«крыши» в лице экс-начальника банковского отдела Управления К ФСБ РФ Дмитрия Фролова и его друга Валентина Гонастарева, который являлся «правой рукой» бывшего главы Управления К Виктора Воронина. Крайне заметным подопечным такой «крыши» был в прошлом рейдер, а ныне спонсор Большого театра Александр Клячин. Особенно она ему помогала в «войне» с ИКЕА. «Крыша» это со временем прохудилась. Воронин остался без поста, а Гонастарев и Фролов находятся под стражей.  По данным Rucriminal.info, после того, как Клячин лишился «крыши» в лице Гонастарева-Воронина, судьба спора с ИКЕА выглядит все менее оптимистично. На днях при попытке передать в суд уголовное дело, возбужденное по «заказу» Клячина, прокуратура завернула его обратно на доследование.

Само уголовное дело №4170246000018 было возбуждено в 2016 году по факту якобы имевшего место мошенничества при приобретении земельного участка с кадастровым номером 50:10:0010201:89. – по ч. 4 ст. 159 УК РФ. Этому предшествовал проигрыш АО «Химки-Молжаниново» споров в арбитражных судах, после чего Клячин, как главный лоббист нападок на ИКЕА, бросил все силы на вариант с возбуждение уголовного дела. По мнению источников Rucriminal.info, с этим ему помогли замы областного СК Александр Сарафанов и Игорь Дойников, которые в еженедельном режиме давали указание по расследованию уголовного дела, ставшего островком стабильности в Химкинском СО. За время его расследования из-за многочисленных нарушений там сменилось уже три руководителя, но благодаря контролю областного Главка, это дело всегда было в приоритете, несмотря на крайние сомнительную фактуру.

Однако и с уголовкой не задалось. По мнению прокуратуры, изучившей дело, и запретившей передавать его в суд, следствие до сих пор не смогло определить самую малость: что было похищено, когда похищено, сколько стоит похищенное , да и собственно каким конкретно образом «преступление» было совершено.

1. Момент окончания преступления

Если следователь считает, что хищение земельного участка (прав на него), действительно имело место, что мешает определить момент окончания преступления более точно? На протяжении всего следствия, да и сейчас сроки представляются неопределенными. Как можно момент окончания преступления определить как «где-то между 2001 и 2011г?» 10 лет?!

Как известно из открытых источников, на протяжении всех 90-х и 2000х годов как Администрация г.о. Химки, так и ООО «ИНГКА ХАНИМ ЛТД» совершенно открыто владела этим имуществом.

1. 2. Размер ущерба

Удивительно, но следствием не был даже точно установлен размер нанесенного ущерба. В основе определения размера ущерба должна лежать рыночная стоимость имущества на момент окончания преступления, и для этого необходимо проводить соответствующую экспертизу.

Следователем экспертиза проведена не была, рыночная стоимость имущества также не определена. Да и как она могла быть определена, если в самом определении момента окончания преступления у следствия такая неопределенность.

3. Субъекты преступления

Аналогичная ситуация с предполагаемыми субъектами преступления. Так изначально в уголовном деле фигурировали 2 лица, которые якобы были исполнителями (Кораблин и Гончаренко), после того, как эти лица умерли, уголовное дело было прекращено в связи со смертью обвиняемых.

Было выделено новое уголовное дело – по тем же обстоятельствам, но теперь уже в отношении председателя Комитета по земельной реформе и земельным ресурсам Дунюшиной М., которой вменяют, что она, якобы, используя свое должностное положение, способствовала совершению преступления.

Вообще довольно странно выглядит то, что долгое время к Дунюшиной М. не было никаких вопросов. Что поменялось? Было найдено какое-то неоспоримое доказательство преступного взаимодействия Дунюшиной М.Л. с бывшим главой администрации Кораблиным? Но нет, материалы дела не содержат ничего подобного.

Странно выглядит и то, что Дунюшина М. , которая была уволена в 2006 году со своей должности, вменяют пособничество и использование должностных полномочий в совершении преступления, которое закончилось, по мнению следствия, «вроде бы» в 2011 году.

Еще одна неразрешенная «странность» уголовного дела: в нем следствием постоянно говорится о каких-то «фантомных» неустановленных лицах из работников ООО «ИКЕА ХАНИМ ЛТД», вместе с тем каких-либо оснований подозревать этих неустановленных лиц в соучастии в указанном преступлении следствие сформулировать не смогло.

Так, ни одного сотрудника ООО «ИКЕА ХАНИМ ЛТД» не допросили в течение всего периода предварительного следствия;

— каких-то незаконных взаимодействий между Администрацией г.о. Химки и ООО «ИКЕА ХАНИМ ЛТД», как ни старалось следствие – не обнаружило.

Никому из сотрудников ООО «ИКЕА ХАНИМ ЛТД» не было предъявлено обвинение в совершении указанного преступления.

1. 4.  Объективная  сторона

Не раскрыта и объективная сторона преступления. Совершенно непонятно, какие конкретно действия обвиняемых были направлены на совершение преступления? Ни одного конкретного действия не названо.

1. 5. Игнорирование доказательств, которые противоречат версии следствия

Следствие постоянно обходило стороной установление обстоятельств, которые вступали в противоречие с выдвинутой версией.

Так, не установлено отсутствие или наличие фактических арендных отношений между администрацией и ИКЕА в 90-е годы, не был исследован вопрос – поступали ли арендные платежи от ИКЕА в администрацию. Ведь если такие платежи были — это может полностью перечеркнуть всю позицию следствия о том, что аренда – липа.

И хотя понятно, что такие неустранимые недостатки дела должны означать его прекращение, принципиальная позиция Александр Клячина, транслируемая через друзей в областном СК,  неизменна — платите, или терпите. Поэтому нас, скорее всего, ожидает очередная серия борьбы следствия с объективной реальностью и здравым смыслом.

Продолжение следует

Денис Жирнов

12.09.2019

Материалы по теме

Александр Клячин: платите или терпите