Андрей Мельниченко свалил на яхте от российских налогов

5983
0
59830
Источник: Версия
Удобрения в последние годы стали суперходовым товаром – только в России потребность в подкормках с 2020 по 2024 год удвоится, подсчитали в Минсельхозе. Этот аграрный бум обещает несметные богатства владельцу компании «ЕвроХим» Андрею Мельниченко. Сам собой встаёт вопрос: не пора ли перераспределить денежные потоки от продажи российских природных богатств как-то иначе?

Андрей Мельниченко всячески старается избавиться от имиджа баловня судьбы. Его пиарщики постоянно подчёркивают – мол, контролируемый им с середины 90-х до середины нулевых МДМ-Банк не участвовал в залоговых аукционах и приватизации, так что все активы сегодняшнего «ЕвроХима», одного из крупнейших в мире производителей удобрений, были куплены на свободном рынке. А потому Мельниченко – не пресловутый олигарх из 90-х, а настоящий европейский бизнесмен, только на благотворительность он потратил около 500 млн долларов!

Впрочем, на свои яхты Мельниченко потратил не меньше. Первая, построенная в 2008 году, обошлась ему в 300 млн долларов. Вторая, спущенная на воду в 2017-м, – уже в 400 млн евро. Про Мельниченко говорят, что большую часть времени он проводит на своей 142-метровой лодке «А». Это позволяет ему не быть налоговым резидентом России и не платить налоги на родине. Как же российские власти заставят миллиардера делиться сверхприбылями?

Экологические бомбы

К деньгам «ЕвроХима» дотянуться и правда непросто. В структуру компании входит множество химзаводов, разбросанных по многим регионам России. Отечественные активы управляются компанией EuroChem Group AG, зарегистрированной в Швейцарии. Она занимает 10-е место на мировом рынке удобрений. Понятно, что основную долю дохода компания получает за рубежом. Причём для неё нет никаких проблем с тем, чтобы вывести точку получения прибыли за пределы российской юрисдикции.

Тем временем кабмин одобрил законопроект, который увеличивает в 3,5 раза налог на добычу полезных ископаемых. Если он будет принят, то производители удобрений в следующем году доплатят в бюджет лишние 6 млрд рублей. Хотя даже при этом получается, что со всей отрасли соберут в 5 раз меньше, чем стоит одна только яхта Андрея Мельниченко, так что олигархи от этого точно не обеднеют. Однако они продолжают торговаться с властями, выгадывая для себя лучшие условия. И здесь у химических магнатов в рукаве припасена козырная карта.

К примеру, тот же «ЕвроХим» довольно сильно закредитован. Да, в последние годы в результате галопирующего роста цен на удобрения отношение чистого долга к EBITDA снизилось до вполне приемлемых 2,53 раза. Тем не менее компании при нынешних ценах всё же нужно работать 2,5 года, не выплачивая акционерам дивиденды, чтобы отдать долги.

Откуда взялась эта закредитованность – вопрос отдельный. Возможно, при активной скупке химзаводов и правда нельзя было обойтись без заёмных средств. Другой расклад если кредиторами являются структуры, аффилированные с бенефициарами, да ещё и офшорные. В таком случае кредит может использоваться для того, чтобы просто держать российские предприятия на крючке. Но как бы там ни было, высокая долговая нагрузка создаёт риск недофинансирования производства. И решение государства увеличить налоги Мельниченко может обыграть по классической схеме – дескать, последнее забираете, не остаётся денег на модернизацию производства! А чем это оборачивается в химической промышленности, ни для кого не секрет. При экономии страдает прежде всего безопасность и экология. Так что олигарх имеет все возможности разыграть экологическую карту, намекнув, что деньги у него забирать не надо – а то будет хуже. А если ещё произойдёт «маленькая, но победоносная» авария, намёк станет совсем понятным.

Тем более что выдумывать Мельниченко особенно ничего не придётся. «ЕвроХим» в последнее время регулярно отчитывается о запуске дорогостоящих экологических проектов. К примеру, в прошлом году заговорили об утилизации рассолов, которые образуются на Усольском калийном комбинате в городе Березники (второй по величине населённый пункт в Пермском крае). До сих пор насыщенные химреагентами растворы просто сливали в специальные озёра, которых становилось всё больше и больше. Время от времени химикаты оказываются в Каме, но виновники обычно остаются неназванными (в городе несколько крупных химпроизводств, да и большие деньги тоже, видимо, тратятся не зря). Впрочем, насколько проблема утилизации рассолов решаема в принципе, разговор отдельный, у специалистов на этот счёт есть разные взгляды. Может быть, это просто одна из тех программ, где больше важен процесс, а не результат? Чтобы всегда имелся повод сослаться – мол, видите же, стараемся, но пока не получается, так что оставьте нас в покое.

Впрочем, экологических проблем у «ЕвроХима» столько, что только выбирай, какую приводить в качестве аргумента против повышения налоговой ставки. Помимо хранения отходов Усольского калийного комбината это и вызывающая вопросы безопасность погрузки удобрений на терминалах в черноморских портах, и работа белореченского химкомбината, модернизировать который обещают за 20 млрд рублей. Ещё одной «горячей точкой» являются очистные сооружения «Невинномысского Азота» (входит в «ЕвроХим»), которые перерабатывают стоки нескольких химпредприятий города Невинномысска. Они уже давно нуждаются в модернизации, и «ЕвроХим» даже регулярно отчитывается о многомиллионных тратах на улучшение очистных сооружений, но в корне проблема так и не решена.

Также потенциальные экологические угрозы имеются на новом производстве аммиака и карбамида, которое в этом году начали строить в городе Кингисеппе Ленинградской области. И, наконец, нельзя не вспомнить о высоком уровне онкозаболеваний в Ковдоре – моногороде, который обслуживает Ковдорский ГОК в Мурманской области. Здесь в огромном карьере, который видно даже из космоса, добывают три вида руды – железную, апатитовую и бадделеитовую. Почти всё взрослое население 16-тысячного моногорода работает на Ковдорском ГОКе, добывая ценную руду. При этом в Ковдоре не работают районная больница и роддом, а тем, кто решается возмущаться, быстро объясняют, кто здесь хозяин. По версии российского «Форбса», Андрей Мельниченко занимает 8-е место среди российских миллиардеров и 105-е в мире, обладая состоянием в 17,9 млрд долларов. Свой капитал он заработал благодаря природным ресурсам страны. Не пора ли поделиться?

Мельниченко или Чемезов?

В Калининградской области мощные залежи каменных солей были открыты ещё в середине прошлого века. Рост стоимости удобрений в последние годы дал повод начать разработку. Строительством шахты занялись дочерние структуры голландского фонда Vyrex B.V. В прошлом году они получили разрешение Главгосэкспертизы на строительство рудника, а на этот год анонсирован запуск. Кто стоит за Vyrex B.V., не сообщается. Но мало кто верит, что российские власти подпустили к такому лакомому куску российских недр иностранцев. В 2014 году интервью «Российской газете» дал гендиректор ООО «Стриктум» Павел Яковлев. ООО «Стриктум» – дочерняя структура Vyrex B.V., которая на тот момент занималась разработкой проекта. Так вот, до прихода в «Стриктум» Яковлев работал на высокой должности в «ЕвроХиме». «Надеюсь, что наше сырьё будет востребовано «ЕвроХимом», – заявил господин Яковлев. После этого Андрея Мельниченко принято считать основным интересантом данного проекта. Впрочем, история может быть и сложнее. Как оказалось, в тех же шахтах планируется добывать не требующие обогащения магниевые соли, пригодные для получения чистого металлизированного магния. Он идёт на производство титаномагниевых сплавов для гражданской авиации, в том числе на заводы Boenig. Есть слухи, что этим вопросом заинтересовались люди Сергея Чемезова из «Ростеха» и хотят иметь контроль над этим производством. Но реализация проекта вызывает, в таком случае, ещё больше вопросов. Если в этих шахтах сошлись интересы влиятельных российских структур, то почему формально стратегическую соль будет контролировать голландская фирма?

12.10.2021

Материалы по теме

Андрей Мельниченко свалил на яхте от российских налогов