«Аптечным королям» не смогли выписать таблетку от жадности

3267
0
32670
Источник: Версия

В России сокращается число аптек, зато укрепляют свои позиции сети-монополисты. «Аптечные короли» настолько сильны, что умерить их аппетиты уже не получается.

Во втором квартале текущего года в России закрылось 275 аптек. В масштабах страны цифра, казалось бы, небольшая – всего от Калининграда до Владивостока разбросано около 72 тыс. аптек. Однако тенденция настораживает. И хотя оптимисты утверждают, что торговля лекарствами скоро уйдёт в интернет и аптеки просто не понадобятся, есть повод для беспокойства. Сокращение аптечных точек, как и возможное расширение интернет-торговли лекарствами, говорит о монополизации фармрынка. А плоды монополии всем известны – высокие цены и скудный ассортимент. В случае с лекарствами всё это прямо скажется на здоровье граждан.

Власти, судя по всему, в курсе проблемы. Ещё в 2020-м депутаты от «Единой России» внесли в Госдуму законопроект о регулировании фарминдустрии. Главной его целью провозглашалась остановка монополизации рынка. В пояснительной записке к документу приводились такие данные: «В оптовом звене концентрация близка к максимуму. Доля пяти крупнейших организаций оптовой торговли превышает 50%, а доля десяти приближается к 85% рынка». Также авторы законопроекта отметили высокий уровень «копирования поведения аптечных сетей на рынке». За этой фразой, по сути, скрывался намёк на ценовой сговор, о котором прямо на официальном уровне говорить нельзя из-за отсутствия прямых улик. Но механизм таких манипуляций понятен: крупная аптечная сеть в городе устанавливает цены, а остальные аптеки просто переписывают их, формально не сговариваясь. Да, изредка от такой практики потребитель выигрывает – иногда крупные сети могут устраивать маркетинговые акции и демпинговать. Однако из-за этого небольшие аптеки либо теряют покупателей, либо работают себе в убыток и в итоге прогорают. После чего монополисты ещё больше подминают под себя рынок.

В прошлом году доля крупнейших розничных аптечных сетей на фармрынке выросла с 66 до 69%. Причём это сопровождалось несколькими волнами повышения цен, объяснить которые с точки зрения экономики было не так уж просто. Цены на некоторые лекарства ни с того ни с сего вдруг увеличивались вдвое, а то и больше. Показательным стал пример с обычной валерианкой, которая стоила 35 рублей, но вдруг стала продаваться по 135. Граждан успокаивали, что цены на жизненно важные препараты остались стабильными, однако аптечные монополисты при первой же возможности пересмотрели прайс и здесь. К примеру, поливитамины оте­чественного производства на Чукотке (там они считаются жизненно важными) в прошлом году подорожали на 47%. В целом, по данным Росстата, в 2021-м лекарства, не входящие в список жизненно важных, подорожали на 10%, что оказалось выше уровня инфляции. Так вот именно против вызванного монополизацией роста цен и был разработан упомянутый законопроект. Что же с ним произошло?

В прошлом году российские аптеки продали лекарств на 1,2 трлн рублей. Это рекордная для отрасли выручка. И хотя в натуральном выражении продажи снизились по сравнению с 2020 годом на 8%, в рублях вышла прибавка на 6%. Причина – подорожание лекарств. А весной нынешнего года аптеки получили беспрецедентный рост спроса, на 40% выше прошлогоднего. Напуганные тревожными новостями люди стали закупать лекарства впрок. Тут же нашлись те, кто решил погреть на этом руки. Весной ситуацией в отрасли заинтересовалась Генпрокуратура. «Проведённые проверки показали, что на пути от изготовителя до конечного покупателя их стоимость в медучреждениях и аптеках многих регионов выросла в разы по причине порой необъяснимой жадности коммерсантов от медицины», – заявил тогда журналистам генпрокурор Игорь Краснов. Однако о предпринятых мерах пока ничего неизвестно.

Первым делом авторы идеи широко её распиарили. Так как инициатива исходила от партии власти, пресса писала о регулировании рынка как о решённом вопросе. Приводились такие данные: 40 крупнейших аптечных сетей лишатся возможности открывать новые аптеки в ключевых регионах, а местный бизнес получит возможность развиваться и составит им конкуренцию. Но как бы не так. Внесённый в марте 2020 года законопроект к осени 2021-го прошёл только первое чтение и на этом этапе застрял.

Возможной причиной заминки стал неоднозначный отзыв правительства. Чиновникам не понравилось, что депутаты попытались ограничить размер бонусов, которые производители платят аптекам за продвижение их продукции. Вокруг этих бонусов и разыгрались главные баталии. Депутаты преподносили свою идею как способ обеспечения честной конкуренции. Мол, крупные аптечные сети выкручивают производителям руки, заставляя платить за рекламу и выкладку товара. Чиновники же правительства упирали на то, что заморозка бонусов приведёт к вымыванию с рынка дешёвых препаратов. Кто здесь прав, поди разбери. Хотя, по сути, бонусы эти выглядят как узаконенные «откаты». Ведь что получается – аптечные провизоры «впаривают» покупателям лекарство определённой марки, как бы забывая об аналогах, и за это получают вознаграждение от производителей. Однако поставить в Думе вопрос о бонусах ребром авторы законопроекта не решились. Как и вычеркнуть пункт о них из законопроекта. В итоге документ уже почти два с половиной года (!) остаётся под сукном. И что примечательно: законопроект преподносился как антимонопольный, а камнем преткновения в итоге стал, казалось бы, второстепенный пункт о бонусах. И в этом есть определённая логика. Ведь обойти ограничения на доли рынка не так уж трудно, достаточно просто раздробить бизнес на разные юрлица. А вот вопрос бонусов – это предмет вечной войны между розницей и производителями. Если смотреть на ситуацию в таком ключе, то она приобретает новый поворот. Неужели под видом антимонопольного закона кто-то через Госдуму попытался ограничить бонусные аппетиты разросшихся аптечных сетей? Если так, то у аптечников нашлось мощное лобби на уровне правительства, чтобы отбиться от этих нападок. То есть первый раунд остался за ними со счётом 2:0. Мало того что бонусную схему сохранили, так ещё и продолжают подминать под себя рынок, вытесняя мелких конкурентов.

  • Рейтинг крупнейших аптечных сетей возглавляет АСНА, которая сейчас насчитывает более 16 700 торговых точек (два года назад их было всего 11 400). Основателем сети и её топ-менеджером является Александр Шишкин, хотя львиная доля в бизнесе была записана на Ларису Шишкину. Впрочем, АСНА – это, по сути, конгломерат множества юрлиц, чьих конечных бенефициаров установить не так просто. Известно, что в конце 2020 года Газпромбанк вложил в проект 1 млрд рублей. Сведения о доле госбанка не разглашаются, эксперты говорят о возможных 25%. Лоббистские же возможности этой финансовой организации переоценить сложно.
  • Сеть «Ригла» насчитывает почти 3500. Она входит в фармгруппу «Протек», которая занимается и производством, и дистрибуцией лекарств, объединяя 59 компаний. «Протек» занимает 32-е место в рейтинге крупнейших частных компаний России журнала «Форбс». До последнего времени схема владения бизнесом была структурирована через кипрские офшоры, связанные с Вадимом Якуниным (не путать с экс-главой РЖД Владимиром Якуниным).
  • Сеть «Апрель» включает 3438 аптек и в последнее время является самой быстрорастущей, открывая по 100 новых аптек в месяц. Бизнес с квартальной выручкой в 28 млрд зарегистрирован на крайне непубличного краснодарского предпринимателя Вадима Анисимова.
  • Четвёртое место рейтинга занимает компания «Эркафарм» (управляет сетями «Озерки», «Доктор Столетов» и «Мелодия здоровья»). Когда-то фирма входила в бизнес-империю грузинского предпринимателя и политика Бориса Иванишвили и регулярно отчитывалась об убытках. В 2011 году Иванишвили начал избавляться от российских активов, и компания перешла под контроль непрозрачных офшоров.
13.09.2022

Материалы по теме