Артём Ермолаев: как наука и IT открыли в Московском бюджете миллиардные бреши

1433
0
14330

Некоторые московские чиновники с руководящих постов – живое доказательство того, что мэр столицы Сергей Семёнович Собянин в самом городе совершенно не заинтересован. Равно как и в его развитии.

Ранее, в предыдущих материалах нашего цикла о стране Собянии, мы пришли к выводу, что реальную власть над Москвой в своих руках сконцентрировала помощница Сергея Собянина Анастасия Ракова, по совместительству мать его дочери, в то время как сам тюменский варяг лишь «торговец лицом» и телемост к Владимиру Путину.

Так и получается, что Сергей Собянин пребывает в чем-то вроде почетной ссылки, морально готовясь не то к должности вице-премьера, не то премьера, а не то и президента. В конце концов, имидж у Собянина ну просто блестящий – его «отполировали» силами сразу нескольких вице-мэров, о которых мы уже писали раньше (Ракова, Пенькова и Горбенко на страже образа мэра), и за пластмассовой сакурой и миллиардами на плитку все всерьёз видят то заветное «благоустройство», которым перед лицами москвичей Сергей Семёнович размахивает вот уже почти девять лет.

Но есть в система Собянина-Раковой несколько откровенных «провисаний». Это те ситуации, на которые по какой-то причине сам Сергей Собянин не захотел ни обращать своё внимание, не тратить энергию. А где-то он оказался и вовсе бессилен, и все, что смог предложить – это смириться с положением вещей недовольной Анастасии Раковой.

Мы уже приводили два таких примера – это Пётр Бирюков, вице-мэр по ЖКХ с распильными проектами на реставрации, и «строительный» вице-мэр из Татарстана Марат Хуснуллин, без профильного образования, зато с офшорами и множеством аффилированных точечных строек.

Понятно и так, что на каждого московского вице-мэра и префекта приходится по десятку скандальных ситуаций, фирм, офшоров или откатов. Многих привели в правительство за ручку влиятельные родители. Вопрос лишь в том, что с некоторыми коррупционерами тандем Собянина-Раковой готов работать, а с другими всё идёт со скрипом.

В случае с Бирюковым и Хуснуллиным проблемой стало то, что Анастасия Ракова ведёт дела исключительно жёстко, матом и криками показывая разнокалиберным московским чиновникам, где их место. Вице-мэры по ЖКХ и строительству оказались старше и выше положением, и не сразу восприняли молодую фаворитку Собянина всерьёз.

Но есть в качестве примера и другая ситуация, когда вице-мэр из прошлой команды вроде и прижился у Раковой, но вроде и бывал в конфронтации. Он имеет несколько корневых отличий от вышеупомянутых долгожителей столичной коррупции. Он моложе, умнее, его методы в освоении бюджетов более изощрённые, а бюджеты практически ничем не ограничены ввиду специфики рода деятельности.

Зовут его Артём Валерьевич Ермолаев. Этот охочий до денег чиновник стал своего рода квинтэссенцией всего, что мы знали о собянинских коррупционерах доселе. Он выучился на экономиста, хотя по линии отца из КГБ вполне мог пойти в МГИМО. Не пошёл, поскольку ближе к девяностым началось активное смещение трендов, и рваться связистом в КГБ или в советские дипломаты было уже поздно. Зато для эффективных менеджеров и экономистов наступала новая заря.

Усилиями отца Артём Ермолаев отработал сначала в компании ООО «Степ Лоджик», чуть позже он поработал менеджером по работе с клиентами в CiscoSystem, после чего вернулся в «Степ Лоджик» уже на пост директора по развитию бизнеса. На труд в частных фирмах он затратил, ни много ни мало, 10 лет, после чего по приглашению министра связи и массовых коммуникаций РФ Игоря Щёголева перешёл работать в министерство.

Не стоит даже пытаться связать такое удачное приглашение с какими-то особыми трудовыми заслугами Ермолаева – на работе он так и не отличился ничем, кроме фамилии. Важно знать, что Валерий Ермолаев по линии КГБ работал связистом в Стокгольме, обеспечивая функционирование радиоэлектронного поста в советском посольстве в Швеции.

Прозвучит как каламбур, но в вопросах связи и Ермолаева-старшего связи имелись, и министерство сыну открылось без каких-либо сложностей. В 2008 году Артём Валерьевич приступил к работе, да ещё как приступил – во всём министерстве не было чиновника, который так свободно захаживал бы к министру.

«Электронная Россия» в руках виртуозного коррупционера

То, что масштабный проект отдали чуть ли не главному специалисту по освоению бюджетов во всей правительственной структуре, может прозвучать как огромный стратегический просчёт и поражение для всей России. Но у нас заведено, что где министры выигрывают в деньгах, там выигрывает и вся Россия.

Сегодня для многих жителей инструментом облегчения жизни является портал Госуслуг. Там можно в пару щелчков записаться в нужное ведомство, к врачу или на получение водительских прав. Разрозненную и хаотичную российскую бюрократию свели, наконец, в «одно окно», и проект этот действительно удачный и многие скажут за него спасибо.

Однако за реализацией, как и у любого другого проекта, есть история. В данном случае она заключается в том, что действительно в полную силу портал Госуслуг в известном нам виде заработал уже в 2014-2015 годах, и в «одно окно» россияне ходят лишь несколько лет. В то время как Артём Ермолаев брался за этот проект в рамках «Электронной России» ещё в 2010 году, если не раньше.

Рулить ответственным проектом Ермолаева направил как раз-таки Щёголев. Чем руководствовался министр, давая назначение только пришедшему в ведомство молодому, если не сказать юному, специалисту, мы знаем и так – знакомством с его заслуженным отцом-разведчиком.

Начались обычные для такой ситуации провалы: выступления Артёма Ермолаева на профильных форумах и мероприятиях звучали не то, чтобы неуверенно, они просто не звучали вообще. Он не мог связать двух слов и родить толковых и понятных тезисов, в связи с чем общественность быстро пришла к выводу, что имеет дело с обычным «назначенцем», попавшим в кресло просто по случаю.

То ли дело, что Артём Ермолаев стал врубаться ещё и в другие процессы внутри министерства. Проект «Электронной России» на три миллиарда рублей, да и множество других инициатив он пошёл тендерно разыгрывать между своими бывшими работодателями. В итоге министерство в большинстве тендеров оказалось «выдоено» в карман ООО «Степ Лоджик».

То, что благосостояние Артёма Ермолаева пошло в гору, отмечали и его коллеги. Нет ничего удивительного в том, что по оконцовке портал Госуслуг в его ранней версии получился провальным – там было закопано немыслимое количество денег, счёт на миллиарды рублей, но пришлось всё переделывать. Более того, по сей день портал не пользуется тем спросом, под который его начинали создавать десять лет назад.

При этом всеми средствами «Электронной России» на разработку портала Госуслуг распоряжался Ростелеком. Который, в свою очередь, передавал средства компании «Энвижнгруп».

А вот уже «ЭнвижнГруп» влиятельный чиновник Ермолаев обязал отдать все возможные тендеры «Степ Логистику». Ну не прелестно ли?

И это всё ещё не доходя до правительства Москвы, то есть, на уровне министерства. К слову сказать, что на всех этих операциях и манипуляциях Артём Ермолаев сделал себе карьеру, продвинувшись до помощника министра. Впрочем, это не было удивительно и было ожидаемо ещё на старте, когда к министру Щёголеву его за руку привёл влиятельный папа.

Московская научная деятельность Артёма Ермолаева на миллиарды рублей

Когда Москву захлестнула ротация кадров после ухода Юрия Лужкова с унизительной формулировкой «в связи с утратой доверия», молодой Ермолаев тоже попал в этот круговорот, получив назначение на главу комитета информационных технологий правительства Москвы.

Тут же появилась и новая «крыша», и новые возможности для заработка денег. Ермолаев привык жить тендерами, и в первую очередь оброс знакомствами в Департаменте по конкурентной политике Москвы.

Здесь и случилось столкновение с Анастасией Раковой – когда тюменский тандем уже вовсю осваивал на проекте «социальной карты москвича», в эту же реку попытался войти новоиспеченный IT-чиновник Ермолаев с проектом «универсальной электронной карты». Понятно, что УЭК – это те же яйца, но только в профиль. Но важно здесь то, кто именно пилит средства.

Ермолаева не пустили, но на этом он не отчаялся, и начал с того, что неким образом всё же выбил по тендерам средства (!) на разработку убитого в зародыше проекта. Куратор из Департамента по конкурентной политике, Геннадий Дегтярёв, без проблем «прокатил» эту инициативу. Распилились десятки миллионов рублей, причём на реальную работу их было не пустить ни в каком процентном соотношении даже при всем желании, ведь реальной работы не было.

Дальше становилось лишь веселее: для УЭК создали единый колл-центр, куда можно было обращаться. Проект отдали ООО «Фронт Лайн», потратили 11,5 миллионов рублей, при том что эта фирма не сделала больше ничего. Да и этого не сделала, будем честны, ведь УЭК не существует.

Когда стало понятно, что на разработку несуществующего проекта и такой же несуществующей инфраструктуры для него больше денег тратить не получится, во всяком случае так, чтобы это по-прежнему никто не видел и внимания не обращал, Артём Ермолаев ударился в научную деятельность.

Это прозвучит как полный идиотизм, однако сработало: аффилированные структуры начали массово заказывать научно-исследовательские работы и тому подобное на тему организации УЭК и всего, что с этими мифическими картами связано.

Как два пальца: проверить эффективность этих самых работ, да и вообще их выполнение и появление на свет, вряд ли у кого получится.

Получилось даже забавно: пачками, и практически без временных интервалов Ермолаев «и компания» заказывали многочисленные научные исследования то по работе УЭК, то по контенту для пользователей УЭК, то по обратной связи от пользователей УЭК, и цены на каждое последующее исследование накручивались как «снежный ком», Сначала исследовали за 9 миллионов рублей, потом уже за 30 миллионов, потом за 70 миллионов (в итоге ценник признали сильно завышенным и сбили до 40 миллионов), потом за 60 миллионов, и так не останавливаясь. Одна эта «карусель исследований» должна была обогатить Ермолаева на десятки миллионов рублей.

Сергей Собянин в восторге от схем Ермолаева?

Мало того, что на сегодня Артём Ермолаев продолжает свою деятельность на благо своего и аффилированных кошельков, так он ещё и хочет привнести удвоенный размах. Об этом говорит без стеснения: недавно в ДИТ (Департаменте информационных технологий Ермолаева) заявили о планах удвоения своего бюджета в 50 миллиардов рублей, соответственно, до 100 миллиардов, причем самым нетривиальным способом – собирая частные инвестиции.

Говорил об этом от лица департамента сам Ермолаев. Он убежденно вещал, что государственно-частное партнёрство даст большой толчок в деле оцифровывания всего в Москве, но так и не объяснил, каким образом инвестиции в его коррупционные схемы должны будут вернуться к частным инвесторам.

Более того, на вопрос об уже имеющихся 50 миллиардах (серьёзная сумма) Ермолаев заметил, что её совершенно недостаточно, и что вкладывать нужно «больше, чем имеем». Интересная формулировка, которая прямиком звучит, как «сколько ни дай – всё будет мало». Впрочем, в хитрости и изворотливости Ермолаева на бюджетах мы и не сомневаемся.

Устав

16.06.2018

Материалы по теме

Артём Ермолаев: как наука и IT открыли в Московском бюджете миллиардные бреши