Белорусские миротворцы: Александр Лукашенко хочет использовать свою армию в неожиданном амплуа

1577
0
15770
Недавно президент Александр Лукашенко в очередной раз предложил использовать белорусских военных в качестве миротворцев на востоке Украины. При этом общий контекст событий в Восточной Европе привлекает к белорусским вооруженным силам все больше внимания. Казалось, что 7 ноября (в Белоруссии это до сих пор государственный праздник и выходной день) Лукашенко разовьет эту тему, но он ограничился совсем коротким выступлением. Возможно, у начальника страны просто сработал некий ограничительный механизм: за пару последних недель он уже «навысказывался» так, что теперь очередная партия аналитиков готовится к отправке на отдых в «комнаты с белым потолком, с правом на надежду».

База будет, но базы не будет

Белорусский президент известен многими своими качествами, в числе которых — умение говорить в любой момент времени именно то, что от него хочет услышать данная конкретная аудитория. К этому прилагается способность быстро и радикально менять собственное мнение. Как шутят сами белорусы, «Президент — хозяин своему слову. Захотел — дал, захотел — забрал обратно».

31 октября, выступая на открытии встречи основной группы Мюнхенской конференции по безопасности (оно проходило в Минске) Александр Лукашенко заявил, что на решение Польши разместить у себя американскую военную базу последует «адекватный ответ» со стороны России и Белоруссии. «Если в Польше политики заявляют, что готовы тратить миллиарды долларов для того, чтобы разместить там американское оружие и ввести батальоны американцев, создать некий „Форт Трампа“… мы, конечно же, реагируем», — подчеркнул Лукашенко и добавил, что «вместе с главным союзником, Россией, думаем о том, как найти адекватный ответ в этой ситуации».

О том же самом Лукашенко сказал 4 ноября, общаясь перед телекамерами с жителями городского поселка Болбасово в Оршанском районе: «Я министру иностранных дел [Польши] сказал — он выступал у нас в Минске: мы с вами воевать не собираемся. Поэтому не надо создавать лишние базы. В противном случае мы с россиянами должны будем отвечать. Значит, мы будем вынуждены что-то размещать, чтобы вам противодействовать».

Но потом, видимо, что-то случилось. И уже 6 ноября, на встрече с группой представителей аналитических центров США, находившихся с официальным визитом в Минске, Лукашенко сказал им: «Сейчас очень часто обсуждается проблема российской базы на территории Беларуси. Это надуманная проблема. Мы в военно-политическом союзе с Россией. Будет здесь база военная, не будет — разницы абсолютно никакой нет. И мы эту базу не размещаем здесь не потому, что мы хотим вам или кому-то показать, что мы суверенные и независимые. Мы ее не размещаем, потому что она здесь не нужна. Мы сами по нашему замыслу, военному оборонительному плану с Российской Федерацией обеспечим те функции, которые на нас возложены».

В состав делегации, в частности, входил бывший командующий Сухопутными войсками США в Европе, эксперт Центра по анализу европейской политики Бен Ходжес. Ему и прочим Лукашенко также рассказал о том, как сильна сегодня белорусская армия. «По своей подготовленности, целенаправленности, своей эффективности, это лучшие силы в регионе. Я говорю это открыто. Поэтому нам не нужны никакие базы. Если они нужны будут, мы об этом скажем честно, — отметил президент Белоруссии. — Хотя в последнее время (вы наблюдаете, мы тоже не скрываем) мы создали свою ракетную промышленность и произвели свое высокоточное ракетное вооружение».

«Поэтому на сегодняшний день я даже не вижу какой-то необходимости в привлечении другого государства на территорию Беларуси, в том числе России, для выполнения наших функций. Вот почему мы категорически против размещения, тем более базы военно-воздушных сил. Время подлета любого самолета с территории России, если в этом будет необходимость, 3−5 минут. Зачем тогда здесь база, зачем выдвигать и подставляться под удар возможного агрессора, выдвигая военно-воздушную базу на передовую», — резюмировал Лукашенко.

Вооруженные силы Беларуси

До последнего времени белорусская армия заслуженно считалась самой боеспособной, хорошо подготовленной и вооруженной на постсоветском пространстве за пределами России. Только в последние пару лет ее обошли вооруженные силы Украины — радикально реформированные, переоснащенные и получившие реальный опыт боевых действий. Белорусские же ВС в последнее время, наоборот, ослаблены кадровой неразберихой и громкими скандалами, связанными с дедовщиной, а также чередой солдатских самоубийств. Тем не менее, армия Белоруссии остается значительной силой в регионе.

Нынешние Вооруженные силы Беларуси официально были созданы 20 марта 1992 года, став прямыми правопреемниками Советской армии. На момент распада СССР республика была базой Краснознаменного Белорусского военного округа, самого мощного в стране. Фактически это был ближний тыл советских войск в Европе — Западной группы войск. По этой же причине в Белоруссии во времена Союза были построены самые современные заводы по ремонту самолетов, вертолетов и бронетехники, а также два нефтеперерабатывающих завода для бесперебойного снабжения топливом. Даже знаменитые своим качеством белорусские автодороги были сделаны таковыми именно потому, что изначально строились как запасные взлетно-посадочные полосы для истребителей (белорусские пилоты и сейчас каждый год отрабатывают взлет и посадку на автотрассы, чаще всего — на дорогу М1 Москва-Брест.)

Когда Союз распался, в Белоруссии осталась группировка войск численностью 280 тыс. человек. Концентрация воинских частей и соединений, военных аэродромов и полигонов здесь была самой высокой в Европе, а количество хранящихся на складах вооружений, боеприпасов, военной амуниции и техники — превышало все разумные пределы. Основательная, но неспешная реформа ВС Белоруссии началась после вывода в 1996 году из страны ядерного оружия. Доставшаяся в наследство структура военного округа была преобразована в более современную — военные избавились от дивизий и полков, а бывшие армии преобразовали в оперативные и оперативно-тактические командования. ВВС и войска ПВО были объединены. Воздушно-десантные подразделения, как сугубо наступательные, не вписались в новую военную концепцию страны. Частично части ВДВ были сокращены, частично — преобразованы в т. н. «мобильные силы».

Сегодня Вооруженные силы страны насчитывают 62 тыс. человек. В последние примерно десять лет военные расходы Белоруссии составляют $900 млн — $1 млрд ежегодно. При этом все эксперты отмечают высокий уровень подготовки белорусских солдат. Держать их в хорошей форме позволяют многочисленные учения, в том числе проводимые совместно с Россией.

Отдельная тема — войска территориальной обороны. Их начали (медленно) создавать с 2011 года, но с 2014-го, под влиянием украинских событий, процесс резко ускорился. По сути, это заранее подготовленные и обученные партизанским действиям гражданские жители разных регионов страны. В случае оккупации Белоруссии противником они могут быстро вооружиться и сформировать региональные партизанские отряды. Содержать такие войска намного менее накладно для бюджета, чем регулярную армию, а уж богатый партизанский опыт белорусов ни у кого сомнений не вызывает.

Конечно, вооружения белорусской армии неизбежно устаревают. Решать проблему пытаются на многочисленных предприятиях белорусского ВПК: там ремонтируют и модернизируют танки, БМП и БТРы, вертолеты и самолеты. Создаются и новые образцы — так, полностью своими силами белорусы создали разведывательно-диверсионный танк 2Т «Сталкер», совместно с украинцами производятся комплекс ПВО «Стилет», ПТРК «Скиф» и «Шершень», совместно с китайцами — тяжелая РСЗО «Полонез».

Более-менее современными вооружениями своего главного союзника обеспечивает Москва. После создания в 1996-м Сообщества России и Белоруссии и его преобразования в 2000-м в Союзное государство, белорусская армия фактически «закрывает» с запада европейскую часть России. Каждый раз, требуя от Кремля очередные льготы по поставкам углеводородов, Лукашенко напоминает, что отказ от союза с Белоруссией нанесет серьезный удар по обороноспособности России. «В России от Москвы до западных окраин осталось две неполных дивизии, — язвительно напомнил Лукашенко несколько лет назад. — А вопрос безопасности после размещения элементов американской системы ПРО в Польше, Чехословакии и на Украине приобретает чрезвычайное значение».

С 2000 года Россия и Белоруссия создают единую систему ПВО двух государств, задача которой — прикрывать не только белорусскую территорию, но и значительную часть западной границы России. Основа этой военной группировки сформирована из частей белорусской армии (первый стратегический эшелон обороны), а также развернутых в западном регионе соединений Московского военного округа. Понятно, что вооружения для этой группировки — в том числе ЗРК С-300 и С-400, истребители и прочая военная техника — предоставляются Россией.

Если вернуться к возможности участия белорусских военных в миротворческих операциях, то можно вспомнить, что в 2005 году в Белоруссии было создано небольшое миротворческое подразделение в составе 120-й Гвардейской отдельной механизированной бригады. Сейчас оно дислоцируется в Витебске. Постоянный состав — 40 человек, сменяемый (те, кто приписан к миротворцам, но служит по контракту в других частях белорусской армии) — 200 человек.

Есть только сомнения в том, готова ли в реальности воевать белорусская армия. Танки НАТО, хоть немецкие, хоть американские, вряд ли пойдут на Москву через Минск. Литовцы с латышами напасть не смогут, даже если очень захотят. А воевать с родственниками-соседями — русскими, поляками и украинцами — не захотят уже сами белорусы. Впрочем, это уже тема отдельного разговора.

ИА «Росбалт»

08.11.2018

Материалы по теме

Белорусские миротворцы: Александр Лукашенко хочет использовать свою армию в неожиданном амплуа