Берлинская клиника «Шаритэ» на службе большой политики

3376
0
33760
Источник: Версия

Германская клиника «Шарите», популярная у восточноевропейских политиков и бизнесменов, вновь привлекла к себе внимание, когда 17 декабря 2020 года там скончался популярный украинский политик – мэр (городской голова) Харькова, Геннадий Кернес. Возможно, его смерть сразу после переизбрания лишь случайность, но больница сама создала себе такую репутацию, что очень многие в это не поверят.

«Шаритэ», созданная в начале 18 века – одна из старейших больниц Германии. Россиянам она хорошо известна по книге и сериалу Юлиана Семенова «17 мгновений весны». Радистка Кэт рожает своего малыша именно там, и во время родов в бреду говорит по-русски. А врач с сестрой спокойно обсуждают, кто из них доложит об этом в гестапо… Видимо, после победы над нацизмом ситуация не изменилась и сотрудничество со спецслужбами врачи клиники ставят выше медицинского долга. На самом деле, есть и еще один сериал, немецкий, «Германия -83». Там некоторые сотрудники «Шаритэ» тоже показаны как агенты всесильной восточногерманской разведки «Штази». И, очевидно, традиции сотрудничество со спецслужбами в этом медцентре продолжают жить. Только хозяева поменялись.

Безусловно, это достаточно жесткое обвинение, но помимо Навального и Кернеса, врачи «Шаритэ» замешаны в слишком большом количестве политических скандалов, что бы можно было говорить о случайных совпадениях и медицинских ошибках. К примеру, история со «смертельно больной» Юлией Тимошенко. Напомним, арестованная и осужденная в 2011 году с формулировкой «за превышение должностных полномочий…» отличавшаяся крайней активностью и здоровым образом жизни экс-премьер Украины тут же заявила о многочисленных заболеваниях. В апреле 2012 года к ней были допущены врачи клиники «Шарите», заявившие о наличии у нее хронической грыжи межпозвонкового диска и невозможности лечения этого хорошо изученного заболевания на Украине. Более того, в октябре 2013 года лично руководитель «Шарите», профессор Айнхойпль заявил, что без оперативного вмешательства Тимошенко не имеет шансов на выздоровление. Однако, когда украинский «Майдан» выпустил ее на волю, она немного поездила на инвалидной коляске по Киеву, а потом встала на ноги за неделю, после сеансов физеотерапии в германской клинике. А как же чуть ли не смертельный диагноз?

Впрочем, очевидно, что, когда надо, любой медицинский диагноз в клинике зависит от политической рекомендации. В 2018 году в палату «Шаритэ» доставили Петра Верзилова, российского акциониста, продюсера и общественного деятеля. Для российской политики фигура он откровенно мелкая, хотя и скандальная. И германские врачи быстро подтвердили диагноз «отравление». Правда, в этом случае обошлось без «Новичка».

Спустя 2 года, в случае с Навальным германские медики также оперативно поставили диагноз. На этот раз «Новичок» был. Вот только в чем смысл российским властям травить Верзилова и Навального? Да еще настолько неэффективными средствами, что герои быстро приходят в себя и продолжают обличать существующий строй? Видимо, это уже вопрос не к медикам, а к их заказчикам.

Тем более, очевидно, что рычаги воздействия на клинику у германских спецслужб очень хорошие. В годы существования ГДР «Штази» массово вербовала представителей науки. Часть дел из архива восточных немцев перекочевало в 1990-м в сейфы сотрудников западно-германского БНД – «Федеральной разведывательной службы». Думаю, никто из этих медиков не хотел остаться без работы и быстро сменил хозяев. Кроме того, громкие скандалы, никак не отразившиеся на клинике, также наводят на мысль о тесной и долгой дружбе со спецслужбами. Чем иначе объяснить, что в лучшем больничном комплексе ФРГ никто не понес ответственности за деятельность «сестры Смерть» – Ирены Беккер, осужденной на пожизненное заключение в 2007 году за убийство пятерых пациентов. Беккер, сестра в знаменитой германской больнице попросту травила и мучала не нравившихся ей пациентов, отправляя их на тот свет в том числе смертельными дозами лекарств. В определенный момент медработник забыла пустую ампулу от опасного лекарства, и только это помогло ее разоблачить, однако точное число жертв Ирены до сих пор не понятно. Но ни ее начальство, ни кадровики клиники никак не ответили за гибель минимум 5 человек.

Долг врача – спасать человеческие жизни. В Западной Европе и Северной Америке труд медиков высоко оплачивается, казалось бы создаются все условия для беспристрастной постановки диагнозов. Но, в случае с «Шаритэ» БНД видимо решила полностью использовать традиции и наследие «Штази», превратив старейший медцентр своей страны в фабрику подозрительных диагнозов. Возникает вопрос, не боится ли администрация клиники репутационных издержек? Ведь когда к таким диагнозам добавляются еще и подозрительные смерти, это может отпугнуть клиентуру!

14.01.2021

Материалы по теме

Берлинская клиника «Шаритэ» на службе большой политики