Без Нурмагомедова. Почему UFC приходит в Москву без главной российской звезды

3826
0
38260
Под московский турнир UFC, который пройдет 15 сентября, забронирована половина спорткомплекса «Олимпийский» (на другой половине будет проводиться бильярдный Кубок Кремля). По оценке Вадима Финкельштейна, который неоднократно использовал «Олимпийский» для своего промоушена М-1 Global, аренда может обойтись UFC в 3,5-4 млн рублей.

На первый турнир в России смогут попасть приблизительно 20 000 зрителей. Последний раз UFC собирал такую аудиторию 12 ноября 2016 года в Нью-Йорке, где на арене «Мэдисон Сквер Гарден» Конор Макгрегор стал чемпионом в двух весовых категориях через два часа после того, как Хабиб Нурмагомедов назвал его цыпленком.

За месяц до московского турнира в продаже оставались только 600 билетов по цене от 13 000 до 32 000 рублей. В этот момент организаторы приняли решение открыть дополнительные сектора и пустили в продажу еще приблизительно 1500 билетов по 1900 рублей (для сравнения: билеты на турнир с боем Нурмагомедов — Макгрегор в Лас-Вегасе стоят от $205 до $2205).

В 2019 году в России планируется провести два турнира. «Среди критериев для выбора городов — размер населения, количество фанатов ММА, наличие инфраструктуры, поддержка местных властей, спонсоров и другие факторы. Мы будем проводить дальнейший анализ и вскоре объявим о решении», — говорится в ответе вице-президента UFC по России Андрея Громковского на запрос Forbes.

По информации Forbes, следующим российским городом, куда придет UFC, может стать Екатеринбург, где смешанные единоборства все больше увлекают владельца «Русской медной компании» Игоря Алтушкина. Финансируемый Алтушкиным промоушен RCC (Russian Cagefighting Championship) проводит всего четыре турнира в год, но с большим размахом: только на свет в зале там тратят около 10 млн рублей, а общий бюджет одного турнира может составлять 35-40 млн рублей. Интересно, что до этого уральцы вели переговоры с американским промоушеном Bellator, основным конкурентом UFC, о проведении турнира в Екатеринбурге 2 мая 2018 года, но не сошлись по ряду вопросов.

Дорого берут

Обычно турнир UFC состоит из 12-14 боев. За месяц до московского турнира было объявлено десять боев, 11 из 20 бойцов родились на территории бывшего СССР.

Гонорары атлетам — основная расходная часть ММА-турниров. Forbes проанализировал заработки 20 объявленных участников московского UFC и выяснил, что около $1,5 млн будет потрачено на гонорары бойцам за выход в клетку и еще до $500 000 уйдут на бонусы за победы и лучшие выступления вечера.

В главном бою турнира будут драться ветераны: 44-летний новозеландец Марк Хант (№8 в рейтинге претендентов на титул UFC в тяжелом весе) против 41-летнего россиянина Алексея Олейника (№11). Гонорар Ханта за выход на прошлый бой составил $750 000 (бонус за победу по этому контракту не предусмотрен), прошлый гонорар Олейника — $30 000 за выход (бонусы: $30 000 за победу и $50 000 за одно из лучших выступлений вечера). Вслед за Хантом в списке самых высокооплачиваемых бойцов UFC Moscow идет бывший чемпион белорус Андрей Орловский, который зарабатывает за выход на бой $275 000. Остальные участники турнира в своих последних боях не получали больше $50 000 за выход в клетку.

При этом двое лучших российских бойцов (Хабиб Нурмагомедов и Александр Волков) выступят не 15 сентября в Москве, а 6 октября в Лас-Вегасе. Соперник Волкова Деррик Льюис отказался ехать в Москву, объяснив это цветом своей кожи. А для боя Нурмагомедов — Макгрегор российский турнир непригоден в плане продаж трансляций, поскольку проводится в неудобное для американской публики время (основной заработок Хабиба и Конора составят доходы от продаж платных трансляций — и Нурмагомедов в итоге получит значительно больше, чем все участники московского турнира вместе взятые).

Вне конкуренции

В 2015 году бизнесмен Зиявудин Магомедов вел переговоры о покупке доли в UFC, но в итоге отказался от этой сделки и принял решение развивать российский промоушен Fight Nights. В 2018 году Fight Nights планировал, в частности, провести турниры в Майами и Лос-Анджелесе. Вечером 30 марта 2018 года Зиявудин Магомедов намеревался посетить бои Fight Nights в Москве, но днем был задержан и впоследствии арестован.

После ареста основного инвестора Fight Nights скорректировал планы: если в 2017 году было проведено 26 турниров, то в 2018-м их будет только 11. Были отменены ивенты в США, Бразилии и на Петербургском экономическом форуме.

«Я не собираюсь делать вид, что временное отсутствие Зиявудина Магомедова никоим образом не сказалось на потенциале промоушена: это потеря, — говорит генеральный продюсер Fight Nights Камил Гаджиев. — Мы скорректируем стратегию. Меньше будем проводить каких-то селекционных проектов, больше будет топовых поединков. Наша задача — выходить на самоокупаемость».

Проблемы возникли и у другого мощного российского промоушена: организация ACB в 2018 году провела 11 ивентов и до конца года проведет еще два (в 2017-м было 27), причем об отмене намеченного на 28 июля турнира в Казани часть болельщиков, в том числе приехавших из других городов, узнала уже у дверей дворца спорта (официальное объявление об отмене подоспело только к 30 июля). До того, как у АСВ возникли «организационные и финансовые трудности», этот промоушен ставил своей целью «сломать хребет UFC» и платил заметно выше рынка. Американский ММА-аналитик Робин Блэк, работавший с ACB, недавно рассказал в подкасте комментатора UFC Джо Рогана: «В ACB очень хорошо платят бойцам. У тебя может быть несколько боев в UFC — и они дадут тебе $60 000 наличными». Испытав финансовые трудности, ACB решил попробовать распространять свой контент платно: прямые эфиры турниров организации станут доступными только за деньги (сумма еще не определена), повторы будут показываться бесплатно на спортивных телеканалах и в интернете.

Президент старейшего российского промоушена М-1 Global Вадим Финкельштейн не ввязывался в гонки за уволенными из UFC бойцами и заявлял: «Никому я не хочу хребты ломать, я спокойно делаю свою дело». В 2018 году он договорился о сотрудничестве с UFC на особенных условиях. По словам Финкельштейна, теперь чемпионы М-1, которые хотя бы раз защитили свой пояс, будут автоматически получать контракт с UFC и при этом сохранят право выступать один-два раза в год на турнирах М-1 в России. Всем остальным бойцам UFC драться на стороне запрещено.

«Когда у нас была первая встреча, на которой в том числе присутствовал Ари Эмануэль (глава компании WME-IMG — Forbes), они спросили: «Если мы придем в Россию, каким вы видите наше сотрудничество?» Я сказал, что не вижу между нами никакой конкуренции, может быть только партнерство, потому что они и так забирают наших бойцов после окончания контракта. Я сказал, что готов отдавать чемпионов, но с условием, что они смогут выступать на моих турнирах. И Ари Эмануэль сказал, что это возможно», — рассказывает Финкельштейн.

В 2010 году UFC предпринимал попытку купить М-1 Global, но Сергей Матвиенко (бизнесмен, сын председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко – Forbes), который в тот момент финансировал западное направление развития М-1, продавать отказался и через год вышел из состава учредителей промоушена. Финкельштейн, оставшись без основного инвестора, свернул активность в дальнем зарубежье. «Я со временем понял, что бегать по всему миру и проводить турниры то в Японии, то в Бразилии, то в Америке — это глупость полная. Сейчас такие технологии, что ты хоть на одной арене делай эти бои каждый раз, — их будут смотреть. Главное, чтобы бои были интересные». Под «одной ареной» Финкельштейн, вероятно, имеет в виду «М-1 Арену», построенную им в Санкт-Петербурге. Строительство обошлось в 1,5 млрд рублей, в большей степени деньги были кредитными. За полгода там проведено уже пять турниров М-1. Финкельштейну также предлагали продать права на весь свой видеоконтент для UFC Fight Pass, но он отказался и стал развивать собственную видеоплатформу M-1 Global TV (в июле приложение для Android было скачано около 6000 раз, для iOS — около 5000).

«UFC Fight Pass дает определенный охват, но это достаточно кабальная сделка, — объясняет Камил Гаджиев, который в 2016-2017 годах сотрудничал с UFC Fight Pass. — Ты не можешь транслироваться за рубежом в большинстве стран, на видео, которое ты выставляешь в интернете, постоянно возникают геоблокировки. Существенных денег это тоже не приносило: порядка $10 000 за ивент. Всего от Fight Pass мы заработали порядка $150 000, это не соответствовало нашим амбициям».

Forbes

22.08.2018

Материалы по теме

Без Нурмагомедова. Почему UFC приходит в Москву без главной российской звезды