Будущие создатели атомной бомбы обезопасили корабли от угрозы из-под воды

4487
0
44870
Источник: Версия

С момента создания морские мины показали себя эффективным оружием. В Первую мировую войну всеми странами было выставлено 310 000 морских мин, от которых затонуло около 400 кораблей, в том числе 9 линейных кораблей – дредноутов и эскадренных броненосцев. Тогда основными минами были контактные якорные, и флоты всех стран научились бороться с этой угрозой. Но инженерная мысль всегда движется вперед. О поединке советской академической науки и немецких конструкторов морского оружия мы расскажем в этой статье.

Начало

Якорная контактная мина была простым и надежным оружием. Мало кто знает, что для приведения мины в состояние боевой готовности использовался…сахар! Кусок рафинированного сахара помещался между деталями пружинного контакта, и блокировал ударник мины. После сброса мины с корабля, проводящего минную постановку, в воду, сахар растворяется, и мина взводится на боевой режим. Вот такими были первые морские мины – примитивные и надежные. Средства борьбы против них придумали быстро. Появился новый класс кораблей – тральщики. С помощью специальных тралов, они подсекали минреп – трос, который соединял якорь и саму мину. Мина всплывала, где её расстреливали из корабельных пушек, или посылали на шлюпке специальную команду минеров, которая подрывала мину зарядом.

Как мы уже говорили, инженерная мысль всегда движется вперед. Конструкторам морского оружия пришла в голову мысль использовать магнитное поле корабля, сделанного из стали. Получилась донная неконтактная мина. Сама мина находится после установки на дне, а её чувствительный элемент фиксирует изменение магнитного поля на определенном расстоянии от мины. После того, как изменение магнитного поля из-за проходящего над миной корабля произошло, мина всплывает и подрывается под днищем корабля. Забегая вперед, скажем, что почти сразу после принятия магнитных мин на вооружение, на них стал устанавливаться прибор кратности. При подготовке мины к постановке, на ней вручную устанавливалось, сколько кораблей мина должна была пропустить, а под каким кораблем взорваться. Оснащенная прибором кратности мина могла пропустить над собой три корабля, а взорваться под четвертым, а могла пропустить 11 кораблей, а взорваться под двенадцатым.

Первый звоночек прозвенел во время Гражданской войны. В сентябре 1919 года на реке Северная Двина проходили жёсткие бои между речной флотилией англичан, в которую входили речные мониторы, и Северодвинской речной флотилией красных. Именно тогда англичане впервые использовали магнитные мины. Они были достаточно примитивны, и красные военморы быстро справились с этой угрозой. Об этом эпизоде забыли. Как показало дальнейшее, зря.

Ленинградский физико-технический институт

В середине 30-х годов, военно-морская разведка и другие источники стали сообщать, что на вооружение Кригсмарине принят новый вид оружия – магнитные мины. Необходимо было парировать эту угрозу. Для решения этой задачи было решено задействовать академическую науку. В середине 30-х годов велось проектирование самых крупных кораблей советского флота – линейных кораблей типа «Советский Союз» проект 23 и тяжелых крейсеров типа «Кронштадт» проект 69. В 1936 году ЦКБ-4 при Балтийском судостроительном заводе направило в Ленинградский физико-технический институт – ЛФТИ – запрос о выполнении работ по защите крупных кораблей флота от магнитных мин. Работа по теме «Исследование возможности размагничивания кораблей» в ЛФТИ началась. Сразу стало понятно, что для того, чтобы дать рекомендации, необходимо провести массу экспериментов. Руководителем работ стал Анатолий Петрович Александров, будущий академик и Борис Александрович Гаев, будущий заместитель директора ЛФТИ. Смысл работ был в уменьшении магнитного поля корабля. Этого можно было достичь с помощью специальных обмоток, закрепленных на корпусе корабля. Через них пропускался постоянный ток, который вызывал магнитное поле, компенсирующее поле корабля.

Такой способ не предусматривал полную компенсацию магнитного поля – это было сложно достигнуть – но обеспечивал снижения поля до нужного уровня. Поначалу эта идея была воспринята флотскими минерами, что называется, «в штыки». Многие считали, что если размагничивать корабль, то полностью. Но это было слишком сложно технологически. Были и сторонники прямо противоположного мнения. Они утверждали, что корабль не надо размагничивать. Наоборот, его надо был намагнитить до максимальных значений. В этом случае, по их мнению, увеличенное магнитное поле корабля вызовет взрыв магнитной мины на безопасном расстоянии. Это мнение возникло не просто так. Оказывается, в 1936 году англичане тоже озаботились решением этой проблемы. И первоначально, они склонялись именно к версии сильного намагничивания корабля. Как показала практика, к 1939 году ВМФ Великобритании оказались не готовы к отражению угрозы от магнитных мин. После начала Второй мировой, англичане начали размагничивать свои корабли, по методике, близкой к советской.

Группа Александрова начала с экспериментов. Был изготовлен деревянный макет корабля, обшитый листами железа. Когда по результатам экспериментов были найдены наиболее оптимальные виды обмоток, перешли к работам на реальных кораблях. В то время Ораниембаумский порт – ныне Ломоносов – был главной базой всех научных испытаний в интересах ВМФ. Работы продолжились на опытовом судне «Дозорный». Его оборудовали обмоткой размагничивания и пускали по Финскому заливу над разоруженными магнитными минами. При выключенных обмотках мины срабатывали, при включенных — «Дозорный» благополучно проходил над минами. Немного ранее, в 1937 году в одном из сухих доков Кронштадта были установлены обмотки размагничивания на лидере эсминцев «Ленинград», и на эсминцах «Яков Свердлов» и «Артем».

Полученные результаты позволили перейти к работам над крупными кораблями. В 1938 году Балтийский флот выделил для этого линейный корабль «Марат». С помощью смонтированной временной обмотки удалось уменьшить магнитное поле линкора в десятки раз. Защиту назвали «система ЛФТИ». Эта система не давала защиты подводным лодкам. Для них в ЛФТИ был разработан безобмоточный метод защиты. Был создан новый тип вспомогательных судов – суда безобмоточного размагничивания – СБР. Первоначально, в них переоборудовали шхуны, баржи, даже дебаркадеры. Главным условием была возможность разместить на них аккумуляторные батареи.

Любопытная история. Узнав каким-то образом, о проводимых работах, в Кронштадт прибыло датское кабельное судно «Kabel», оборудованное системой размагничивания похожей на «систему ЛФТИ», но значительно менее совершенную. Датчане предлагали купить кабелеукладчик. Осенью 1940 года сотрудники ЛФТИ посетили судно, но не были впечатлены конструктивными решениями. Ответ на предложение о покупке был отрицательным. Хотя, по некоторым данным, судно всё-таки купили. Но не из-за обмотки, а как кабелеукладчик. В Балтийском флоте он служил под названием «Кабельный».

31 декабря 1940 года Главным военным советом ВМФ было принято решение по оборудованию кораблей основных классов обмотками размагничивания на все флотах. Подготовка к исполнению этого решения длилась полгода, а потом началась война. Только четыре боевых корабля и опытовое судно Балтийского флота имели защиту от магнитных мин. Обмотки были так же установлены на речном мониторе «Левачев» и бронекатере БК-232 Днепровской военной флотилии.

Война

Первое военное утро застало группу Александрова на борту линкора «Марат». После отражения первого налета немецкой авиации, группа получила задание – оборудовать обмотками размагничивания несколько базовых тральщиков типа «Трал». Группа использовала весь наличный кабель и 27 июня 1941 года тральщики ушли на боевое траление. То, о чём только говорили в середине 30-х, стало реальностью – Кригсмарине проводили массовые постановки в Балтийском море магнитных мин. Немцы уже с 18 июня стали ставить минные заграждения в Балтийском море. В ночь с 21 на 22 июня были установлены минные заграждения под Севастополем, Мурманском и Архангельском.

Группа Александрова работала днем и ночью. 28 июня 1941 года за одну ночь была поставлена временная обмотка на легкий крейсер «Киров». Это позволило вывести корабль из Рижского залива через минное поле у острова Даго – сейчас остров Саарема. На этом минном заграждении при попытке его форсировании подорвался однотипный крейсер «Максим Горький». Группа Александрова стала самой желанной гостьей на всех боевых кораблях Балтийского флота. В ходу была шутка – «Перед тем, как в бой идти, побывай в ЛФТИ». Людей катастрофически не хватало. Игорь Васильевич Курчатов, создатель советского ядерного оружия, предложил включить себя в группу Александрова. Курчатов взял на себя работы в Севастополе, на кораблях Черноморского флота. Первым его заданием было установка обмоток на четыре базовых тральщика – БТЩ «Гарпун», «Взрыватель», «Щит» и «Трал». С 27 июня в Кронштадте начала свою работу Балтийская группа размагничивания, с 1 июля в Севастополе – Черноморская, с 9 июля в Архангельске – Северная, а с 14 августа во Владивостоке – Тихоокеанская. Как временную меру использовали идею довоенных научных оппонентов – «трал-баржу». Она представляла собой металлическую баржу, в трюме которой была смонтированы приборы, генерирующие магнитное поле большой интенсивности для уничтожения магнитных мин, выставленных на судоходных фарватерах. Магнитное поле буксира было значительно слабее поля «трал-баржи». К концу августа, основные боевые корабли всех советских флотов получили защиту от магнитных мин.

Немецкие конструкторы поняли, что с их магнитными минами научились бороться. Поэтому с 1942 года, на магнитных минах стали ставить еще и гидроакустические взрыватели. Для борьбы с ними на тральщиках стали устанавливать специальные пневматические устройства, блокирующие гидроакустический взрыватель. На начальном этапе войны, советский флот понес ощутимые потери. Но, ни один корабль, оснащенный обмотками размагничивания, не подорвался на магнитных минах.

В 1941 году академическая наука передала всю технологию флотским минерам, и уже они проводили работы по разминированию кораблей.

Заключение

После того, как размагничиванием стали заниматься флотские минеры, Александров и Курчатов вновь занялись ядерной тематикой.

В 1979 году режиссером Владимиром Стрелковым был снят фильм «Аллегро с огнем». И хотя фильм посвящен борьбе с немецкими акустическими минами, в нём очень правдиво рассказано о поединке советской академической науки с конструкторами Кригсмарине.

Появилась у размагничивания и своя легенда. Речь идет о знаменитом «Филадельфийском эксперименте» в США.

07.05.2020

Материалы по теме

Будущие создатели атомной бомбы обезопасили корабли от угрозы из-под воды