Бюджет тратится на горнолыжные курорты вопреки климату

5906
0
59060
Источник: Версия

Закрытие границ побудило любителей зимнего туризма обратить внимание на российские горнолыжные курорты. Об их достоинствах и недостатках можно спорить долго. Однако один вопрос об этих курортах может быть интересен даже тем, кто никогда туда не поедет. Во сколько государству обходятся строительство подъёмников и прокладка лыжных трасс? Как выясняется, на это ежегодно уходят миллиарды. Причём без особого толку.

Вопрос об эффективности госвложений в лыжню уже поднимался и на вполне официальном уровне. Год назад вышел доклад Счётной палаты о деятельности государственного акционерного общества «Курорты Северного Кавказа» (КСК). Именно оно курирует развитие нескольких горнолыжных точек, в числе которых Архыз в Карачаево-Черкесии, Ведучи в Чечне, а также Эльбрус в Кабардино-Балкарии. Предполагалось, что за бюджетные деньги там будут построены трассы и подъёмники. Это привлечёт туристов, они привезут на Кавказ деньги, а на этих деньгах поднимется местный бизнес и население выберется из нищеты. Но что-то пошло не так: туристов оказалось втрое меньше от намеченного, а рабочих мест – меньше почти в 20 раз.

Кавказ: кто найдёт, кто потеряет?

Арифметика существования КСК выглядит так: во время создания в 2010 году структура получила из бюджета 31,4 млрд рублей, затем ещё 26,4 миллиарда. На себя АО потратило 8,5 млрд, а на строительство горнолыжных трасс и прочей инфраструктуры – 20 миллиардов. При этом ежегодные убытки превышали миллиард. Затраты на содержание трасс и канатных дорог оказались куда выше, чем доход от продажи ски-пассов (билеты на подъёмники).

Эксперты из туриндустрии не раз указывали на непрофессионализм работников госкорпорации: они создавали инфраструктуру для новых курортов без оглядки на уже существующие комплексы, успешно работающие без всякой господдержки. Основной поток денег из госкорпорации уходил подрядчикам, которые строили и обслуживали трассы. То есть корпорация, по сути, превратилась в механизм по успешному «освоению» денег. В итоге руководителя КСК Ахмеда Билалова распорядился уволить лично Владимир Путин. Сейчас место председателя совета директоров компании занимает Одес Байсултанов. О крупных финансовых скандалах пока что не слышно, но и результатов работы тоже не видать.

В конце прошлого года появилась новость о том, что АО «КСК» будет реорганизовано за компанию с другими «институтами развития». Теперь уже есть некоторые подробности грядущих преобразований. Во-первых, АО будет укрупнено – в него вольётся Корпорация развития Северного Кавказа. Во-вторых, КСК получат земли горнолыжных курортов, которые для этого перейдут из республиканской в федеральную собственность. А вместе с ними – несколько подъёмников и пансионатов. Говорят, что таким образом Москва пытается вывести турбизнес в горах Кавказа из-под контроля местных кланов, которые завернули поток денег на себя.

Но понятно, что денежные потоки останутся. Кто же сядет на них? Среди возможных новых подрядчиков горнолыжных курортов называют структуры олигарха Дмитрия Пумпянского (№ 54 в российском рейтинге бизнесменов Forbes с состоянием 1,8 млрд долларов). Кроме того, ещё в 2011 году появилось сообщение, что Пумпянский якобы пообещал на комплексное развитие туристической деревни Романтик в Архызе 6,2 миллиарда. Однако подконтрольная ему группа «Синара» в качестве собственного инвестпроекта построила только две гостиницы. А убыточную горнолыжную инфраструктуру возвели по контракту с КСК и передали на баланс госпредприятия.

Другой аппетитный лот прямо сейчас разыгрывается на Эльбрусе – там КСК выложат 1,3 млрд за строительство двух канатных дорог. Всего в этом году по госпрограмме развития туризма в СКФО планируется потратить 4,8 миллиарда. Для сравнения: на программу социально-экономического развития Ставропольского края выделено лишь 0,5 миллиарда.

Глобальное потепление ставит под угрозу развитие горнолыжного туризма в Европе. За последние полвека сезон катания в Альпах сократился на месяц. Климатические изменения затронули и российские курорты. Уже второй год во время новогодних праздников на Красной Поляне мало снега.

Настоящие энтузиасты этой зимой нацелились на северные склоны Кавказских гор – в Домбай, Архыз и Приэльбрусье. Но и здесь без проблем не обошлось. В начале января трассы Архыза и Эльбруса были закрыты из-за дождей. Затем в Домбае лавина накрыла несколько человек на учебном склоне. После этого другие курорты Северного Кавказа стали объявлять о закрытии трасс или опасности схода лавин. Прогнозируемое на конец января потепление может сделать обстановку в горах ещё более опасной.

Сахалин: лыжня или детский сад

«Горный воздух» – самый известный горнолыжный курорт на Дальнем Востоке, который отличается транспортной доступностью. Он находится в черте города Южно-Сахалинска. Курорт принадлежит областному правительству и постоянно выкачивает из бюджета деньги. Только с 2017 по 2019 год он получил из бюджета 6 млрд рублей, подсчитала местная Контрольно-счётная палата. Кроме того, ещё 184 млн подкинула Корпорация развития Дальнего Востока. Собственный же заработок курорта за этот период составил лишь 206 млн рублей.

Огромные расходы списывают на строительство новых подъёмников. Насколько они важны по сравнению с городской и социальной инфраструктурой? На этот вопрос каждый раз приходилось отвечать депутатам, которые принимают бюджет. Несколько лет они послушно утверждали предлагаемые правительством региона расходы, но в этот раз даже лояльные к власти единороссы пошли наперекор. В декабре облдума уполовинила расходы на «Горный воздух», направив выкроенные 250 млн на покупку здания для детского сада. Изначально эти деньги хотели потратить на прокладку газопровода на вершину горы. При этом местные жители говорят, что там работает только небольшое кафе, которое вполне справляется и без газа. Для сравнения: на программу газификации Южно-Сахалинска в этом году областной и муниципальный бюджеты вместе потратят всего 152 миллиона.

Однако местных жителей возмущают не только непомерные затраты на курорт. Ради строительства горнолыжных трасс вырубается лес на склонах. Теперь люди боятся лавин и оползней, которые могут обрушиться на их дома.

Лоббистом строительства горнолыжных курортов смело можно назвать вице-премьера Юрия Трутнева. В феврале 2020 года Трутнев посетил «Горный воздух» и поторапливал местных начальников со строительством. А в марте он уже давал разнос первым лицам Бурятии. Там появился инвестор, который заявил о намерении построить горнолыжный курорт на горе Мамай, что на берегу Байкала. Гора находится в особо охраняемой зоне, рубить лес и строить там нельзя. Но недалеко есть особая экономическая зона «Байкальская гавань», ограничения в которой смягчены. Трутнев критикует власти Бурятии за то, что те не включают Мамай в эту зону.

В качестве инвестора строительства курорта на Мамае выступает иркутская фирма OOO «Хрустальный». Она занимается строительством коттеджей, имеет уставной капитал 10 тыс. рублей и годовой доход около 40 миллионов. В прессе разошлась информация, что компания обещает инвестиции в размере 2,5 млрд рублей. Впрочем, в своих интервью учредители компании конкретизируют: деньги не их. Чьи? Не говорят.

27.01.2021

Материалы по теме

Бюджет тратится на горнолыжные курорты вопреки климату