Бывший член Политбюро – о пути последнего генсека к власти

5006
0
50060
Источник: Версия

В марте 1985 года пост генерального секретаря ЦК КПСС занял Михаил Горбачёв. Именно благодаря ему в стране была запущена программа глобальных перемен, приведшая в итоге к крушению Советского Союза. Теперь имя Горбачёва одни произносят с благодарностью, другие – с ненавистью. Однако все сходятся в одном: бывший генсек является крайне противоречивой личностью, отчего оценивать его личность и его поступки весьма сложно.

О том, как Михаил Горбачёв шёл к власти, в интервью «Нашей Версии» рассказал бывший член Политбюро ЦК КПСС Иван Полозков.

— Иван Кузьмич, какие обстоятельства открыли Михаилу Горбачёву путь к высшему посту в государстве?

– Будучи в своё время инструктором зонального отдела ЦК КПСС, я в течение восьми лет курировал Ставропольский край, где Горбачёв рос и откуда он был переведён в Москву. Должен сказать, что и мои предшественники на этом посту, а затем и я сам с большой осторожностью относились к Михаилу Сергеевичу. Выручало его то, что главной фигурой в ЦК тогда был Михаил Андреевич Суслов, сам вышедший из ставропольской парторганизации. Кроме того, в состав Политбюро входил влиятельный Фёдор Давыдович Кулаков, некогда руководивший краем, а также уроженец Ставрополья всесильный глава КГБ Юрий Владимирович Андропов. Больше всех старался Кулаков, который хотел, чтобы о крае (и соответственно его прежних заслугах) по стране шла добрая молва. Так это предопределило узнаваемость Горбачёва.

Хотя, несмотря на всё мощное «лобби», в Москву Михаил Сергеевич пробился не сразу. Первый раз его кандидатуру на пост посла на Кубу «зарубил» Громыко, который изрёк: «Не по Сеньке шапка». Затем Горбачёва хотели направить на работу в Прокуратуру СССР. Но тут вмешался Андропов, заявив: «Оставьте его для себя». Что он имел в виду, остаётся тайной.

«Самыми перспективными на пост генсека считались Романов и Щербицкий»

– Тем не менее в ноябре 1978 года Горбачёв стал секретарём ЦК КПСС и переехал в Москву.

– После скоропостижной смерти Фёдора Кулакова в июле 1978 года встал вопрос, кто теперь займёт пост секретаря ЦК по селу. На этот пост рассматривалась кандидатура первого секретаря Краснодарского крайкома Медунова, но он отказался. Звучали предложения избрать секретарём первого секретаря Полтавского обкома Моргуна или секретаря Белгородского обкома Трунова. Они были гораздо более компетентными людьми, однако в итоге высокий пост достался всё же Горбачёву. Став секретарём по селу, он, что называется, из кожи вылез, чтобы втереться в доверие к Суслову, Устинову, Андропову и Черненко, игравшим решающую роль в кадровых делах. Так и пошла карьера.

– Каким же образом Горбачёв обыграл своих конкурентов при восхождении на пост генсека? Кстати, одно время ходили слухи, что существует якобы письменное завещание Ю.В. Андропова, где он определяет его своим преемником. Это так?

– Никакого завещания Андропова никогда не существовало. Эту утку запустил Аркадий Вольский в момент, когда в 1989 году на пленуме ЦК встал вопрос об освобождении Горбачёва от должности. А конкуренты у Горбачёва действительно были. Самыми перспективными для роли генсека считались первый секретарь Ленинградского обкома КПСС Григорий Романов и украинский лидер Владимир Щербицкий. Также хорошие позиции были у секретарей ЦК Владимира Долгих и Егора Лигачёва. Все другие претенденты были в очень почтенном возрасте и на фоне частых похорон верховных старцев шансов не имели.

Президент США Дональд Трамп призвал власти Мексики не позволить каравану мигрантов дойти до южной границы США, а страны, откуда мигранты приезжают, не допускать формирование подобных караванов.

– Как же Горбачёву удалось справиться с Романовым?

– Там была такая история. Сначала получила распространение публикация Франсуа Миттерана, который встречался с Романовым и дал высочайшую оценку его достоинствам. У нас ведь как: раз противник хвалит, значит, что-то не так. Потом стал усиленно распространяться слух, что Романов организовал своей дочери пышную свадьбу в Эрмитаже, где гости ели из царских сервизов. Всё это оказалось клеветой – свадебный вечер проходил в обычном кафе, со стороны жениха и невесты присутствовали 22 студента, их однокурсники, из взрослых было четыре пары: родители молодожёнов и их самые близкие родные. Но шум пошёл на всю вселенную. Вдобавок была запущена сплетня о связях Григория Васильевича с популярной тогда певицей Людмилой Сенчиной. Было видно, что авторитет Романова явно не даёт кому-то покоя.

В 1983 году Горбачёв выдвинул Романова на пост секретаря ЦК. Таким образом, Романов уезжал в Москву и терял поддержку ленинградцев. А через два года произошло вот что. Григорий Васильевич отдыхал в Сочи, на очередной пленум ЦК мы должны были с ним лететь в одном самолёте. При нашей встрече он на здоровье не жаловался, делился своими планами на ближайшее будущее. И вдруг ни с того ни с сего в конце пленума ЦК Горбачёв объявляет: мол, Романов обратился в Политбюро с заявлением об освобождении его от обязанностей в связи с плохим состоянием здоровья. Я задал вопрос: «Где сейчас Романов, почему его нет на пленуме и что нас торопит рассматривать вопрос без него?» Горбачёв в ответ набросился на меня. Дескать, ты лучше других знаешь, что он лечится на Кубани, вот его заявление! После этой тирады в зале зашумели, раздались предложения поставить вопрос о Романове на голосование. Против его снятия проголосовали с десяток членов ЦК. А сколько было за и воздержавшихся, не считали, поскольку Горбачёв спешно объявил: «Абсолютным большинством голосов Романов освобождается от должности секретаря и члена Политбюро ЦК».

Вернувшись в Краснодар, я спросил у тех, кто обязан был провожать Романова как члена Политбюро, почему же он не вылетел на пленум. Мне ответили: за Романовым летел спецборт, но его посадили в Ростове из-за поломки. А просьба Григория Васильевича отправить его рейсовым самолётом была категорически пресечена КГБ. Позднее мне подтвердил эту информацию первый заместитель председателя КГБ Агеев. Вот так.

«Представляли собой «болото»

– Часто звучат мнения, что Горбачёв с самого начала ставил своей целью уничтожение Советского Союза. Хотя это уж чересчур конспирологическая версия…

– Тут сложно о чём-то рассуждать. Не зря бытует поговорка «Чужая душа – потёмки». Но мне кажется, что здесь мы видим пример деградации личности, не имевшей прочной идейной основы. Сначала Горбачёв просто рвался «наверх». Проявлял для этого усердие и чуть ли не раболепие. Вспоминается такой случай. Ещё когда он работал секретарём сельского парткома, Кулаков, побывав в его районе, на краевом совещании заявил: «Миша, поступай в сельхозинститут, ты, я вижу, в районе лишний». Не раз мне доводилось слышать от его ближайших товарищей: «Чем больше он отсутствует в крае, тем лучше для края». Ведь, если не считать ЦК, Горбачёв больше двух лет нигде не работал, ни единого раза не руководил трудовым коллективом. Но быть во власти очень хотел. Когда её получил, оказался немощным. А прилипал рядом много, все советуют разное. Мне довелось часто видеть его беспомощные метания, слышать жалобы на невыносимость нагрузок.

– Тогда возникает вопрос: если все видели, что первое лицо явно ведёт страну не туда, почему ни в ЦК, ни в КГБ, ни в армии не нашлось сил, чтобы изменить ситуацию? Почему молчали заместители председателя правительства, министр обороны Соколов, председатель КГБ Чебриков, второе лицо в партии Егор Лигачёв и иже с ними?

– Вопрос очень многогранный, ответам на него исследователи посвятили большие книги. Я считаю так. Наше общество представляло собой слоёный пирог, если рассматривать не только его социальный, но и географический, этнический и религиозный состав. И все выборные органы в равной мере были его калькой. На первом Съезде из 1039 народных депутатов РСФСР только одна треть была откровенно за продолжение советского курса.

Столько же было «запад­ников»-перестройщиков. Остальные же представляли собой так называемое болото. То есть и нашим и вашим. Главное – жить хорошо, а с кем и каким способом, не важно. В руководящих звеньях всех эшелонов власти было точно такое же соотношение сил. Потому в ЦК, в Совмине, Минобороны, КГБ были руководящие деятели, которые сразу приняли перестройку как ликвидацию социализма. И мы получили то, что имеем.

СПРАВКА

Иван Полозков – советский государственный деятель. Родился в 1935 году, с 22 лет на комсомольской и партийной работе. С 1973 года – в аппарате ЦК КПСС, в 1985-м был избран первым секретарём Краснодарского крайкома КПСС. В ходе I съезда народных депутатов в 1990 году был основным кандидатом от консервативных сил на пост председателя Верховного Совета СССР, противостоял Борису Ельцину. В 1990–1993 годах – народный депутат РФ.

25.02.2019

Материалы по теме

Бывший член Политбюро – о пути последнего генсека к власти