«Чистый садизм». Почему закон о вольерной охоте возмущает зоозащитников и радует некоторых депутатов

6069
0
60690
Источник: The Insider

В России вступил в силу закон, разрешающий вольерную охоту, против которого выступали биологи, зоозащитники и даже четверть депутатов Госдумы. Под петицией об отмене закона подписались около 500 тысяч человек. О том, кто пролоббировал сомнительный закон, как он даст возможность использовать охотничью землю под застройку и при чем здесь Сергей Ястржембский, — в материале The Insider.

«Охотой не имеет права называться»

Юрий Будаев охотится с 15 лет. Сначала отец брал его с собой в сибирскую тайгу, теперь он регулярно ездит сам. Называет себя охотником-любителем, не промысловиком. «Я «натаскал» охотиться на уток своего друга. После он сказал, что полностью переосмыслил свой взгляд. Раньше думал, что это просто бесчеловечное убийство и все. А потом понял, что зверь обладает вековыми навыками, опытом, он не глупый. Если не будешь изучать, узнавать, ты не добудешь никого. Поэтому охота — своеобразная игра, опыт, — говорит Юрий. — И на охоту ездишь, например, на такое расстояние, что на бензин и патроны уходит по 3–5 тысяч, но возвращаешься с довольным лицом, добыв трех рябчиков по 200 грамм каждый. Едешь с охотниками, у всех одинаковые ружья, патроны, возвращаетесь — ты добыл, скажем, десять, а они кто по два, кто по одному, кто ничего».

Юрий и его товарищи по увлечению считают, что вольерная охота не имеет ничего общего с настоящей: когда животное помещают в ограниченное пространство, теряется суть занятия. Это просто бизнес с одной стороны и «желание убить» — с другой, говорит он. «Я представляю, как такая „охота“ будет выглядеть. Платишь, абстрактно, 200 тысяч рублей, тебе все устраивают. Егерь какой-нибудь выводит на место и человек стреляет в этого, например, медведя. Его страхуют еще десять человек. А потом фото: нога на медведе, мол я добыл его. Такое охотой не имеет права называться», — рассуждает Юрий Будаев.

С охотниками солидарны и зоозащитники. Юрий Корецких из «Альянса защитников животных» считает закон в принятом виде «шагом назад в сфере гуманного отношения к животным в России», не охотой, а «чистым садизмом». Раньше животных разрешалось выращивать в полувольных условиях, но запрещалось убивать. Вольерная охота тоже существовала, но была незаконна.

Новая редакция закона «Об охоте» разрешает охоту в «искусственной среде обитания» — вольерах. Минимальный размер такого вольера пока не определен. В первых двух чтениях говорилось о площадях не менее 50 га, а зоозащитники настаивали на вольерах от 100 га и больше. К моменту подписания и публикации закона ограничения по площади вообще исчезли из документа. Но, как уверяет один из авторов закона, глава Комитета по природным ресурсам Николай Николаев, речь в нем идет не о тесных клетках и загонах, а о просторных огороженных территориях. Предприниматели и юрлица смогут брать эти территории в аренду на определенных условиях. Срок аренды и ограничения (например, число животных, которых можно добыть) будет устанавливать Министерство природы. В случае несоблюдения требований к вольерам и содержанию животных договор аренды будет расторгнут. Все животные внутри вольера, по закону, — собственность владельца. Добывать зверей в вольерах можно будет в любое время года и в любых количествах.

Виталий Милонов неожиданно стал единственным единороссом, не поддержавшим законопроект. «Я против охоты на животных в вольерах, конечно против. Охотники вообще ужасные люди для меня. Как можно охотиться на животных — тем более, как можно охотиться в вольерах? Если ты охотник, выходи один на один с медведем. Только я не вижу смысла в охоте вообще. Понимаю тех людей, которые в труднодоступных районах живут и охотятся, чтобы прокормить себя и свою семью. А все остальные — это просто мамкины убийцы, вот и всё».

Также поправки разрешают строить на территории вольеров «капитальные и некапитальные» объекты: питомники, вышки, охотничьи базы и «другие элементы охотничьей инфраструктуры». Входить на территорию вольера можно будет только с разрешения владельца угодий. По словам авторов закона, это нужно из соображений безопасности — животные, которых разводят в вольере, могут представлять для человека угрозу. При этом зоозащитники опасаются, что теперь на частные территории вольерных хозяйств не смогут попасть даже надзорные органы, а жители близлежащих территорий могут лишиться привычных для них мест прогулок.

«Согласно закону, собственник вольеров может не пускать никого на свою территорию, а вольеры у нас ставятся в охотугодьях и хозяйствах. Соответственно, любой желающий может огородить участок леса или любой другой территории и туда никого не пускать, будет там хозяином. Люди не смогут ходить туда, куда они привыкли: в лес, на реку. Это будет уже частная территория с входом по пропускам. В том числе непонятно, как будет осуществляться надзор», — объясняет Юрий Карецких из «Альянса защиты животных».

Впрочем, с такими опасениями согласны не все. Владимир Кревер из WWF считает, что надзор за вольерами будет. Контролирующие органы смогут прописать конкретные нормы по содержанию животных, а в интересах владельцев вольеров будет соблюдать их. «Тут я особых опасений не вижу: выращивают зверей в коммерческих целях, поэтому заинтересованы в качестве содержания. Это будет похоже на скотоводство: содержать в загоне коров или оленей — ровно то же самое», — объясняет эксперт Фонда дикой природы.

Новые поправки могут дать волю владельцам вольерных угодий распоряжаться территорией в лесу по своему усмотрению, считает Михаил Крейндлин из «Гринпис Россия». Закон фактически ограничивает доступ на территорию, при этом разрешает капитальное строительство. Так, по мнению эколога, владелец сможет получить разрешение на разведение «охотничьих ресурсов», завести одного зверя, а дальше начать строить коттеджи в лесу.


Владелец вольера может завести одного зверя, а потом начать строить коттеджи в лесу


С другой стороны, считает Владимир Кревер, практика вольерной охоты не нова. Охота в полувольных условиях практикуется во многих странах. Схожий с российским вариант — в Африке. Там в специальных загонах выращивают животных, которые представляют наибольший интерес для трофейных охотников. В Европе подход иной. «У них тоже практикуется активно охота на животных, выращенных в условиях неволи, но это, как правило, не дичь, а те же самые утки. Также в Европе существуют охотничьи хозяйства, где выращивают зверей. Животных там больше, чем в лесу, потому что больше дополнительных кормушек, солонцев. Изгородь присутствует не всегда, но суть та же. Большое количество животных, которые по факту полуручные и непугливые, их отстреливают на тех же кормушках, куда они привыкли ходить», — говорит Кревер. 

Но помимо этических моментов, как считает специалист, у вольерной охоты есть плюсы, если подходить к вопросу с точки зрения сохранения биоразнообразия. Сейчас в России много желающих поохотиться, а законодательство в отношении приобретения оружия и получения права на охоту позволяет вступить в охотобщество и получить разрешение почти каждому.

«Появилось много людей, которые по классическому определению охотника, как у Чехова и Пришвина, не подходят абсолютно. Это просто люди, которым хочется покататься на крутых джипах, желательно там, где никого нет, подстрелить какую-нибудь дичь, привезти к себе в особняк или на дачу, накормить гостей оленем. Вот эти люди, шарахающиеся по тайге, не знают природу и повадок животных. Могут сутками мотаться на своих джипах, распугивая все в округе, стреляя не гарантированными, как у нас это называется, выстрелами, — появляется куча подранков», — объясняет Владимир Кревер. В случае с охотой в полувольных условиях — эти же люди могут заплатить деньги за гарантированную добычу искомого зверя, поэтому количество тех, кто бесконтрольно передвигается по тайге, может снизиться в разы. Это принесет пользу животным в природе, считает эксперт WWF. 

При этом такая модель востребована в России. «Охотнику в вольере можно гарантированно взять кабанчика на мясо. Как в магазине, но с хорошим чистым мясом, почему бы и нет? Кстати большинство охот в вольерах не трофейные, а мясные. Так и называется среди охотников: взять на мясо», — говорит охотовед Михаил Кречман. Поправки в закон давно назревали, считает он, так как вольерная охота существовала в России и раньше, но в серой зоне. Официально разрешены в стране были охотугодья, поэтому два вида охоты смешивались. «Регулировались на общих основаниях, что на самом деле несправедливо. Когда вы арендуете охотничье хозяйство, вы арендуете не землю, а довольно эфемерное право охотиться на зверьков и птичек на той территории. На них вам дают лимиты. В ситуации с вольером все по-другому: вы покупаете землю, огораживаете ее, покупаете зверя, на которого будете охотиться. Можно купить все, включая африканских буйволов или львов. Вы начинаете этих животных разводить в вольерах, как скот, поэтому у нас регулирование получается не как в охотничьих угодьях, а что-то среднее, промежуточное. Вот для этого поправки и были внесены», — объясняет охотовед.


Вольерная охота существовала в России и раньше, но в серой зоне


Кроме того, как плюс вольерных хозяйств он называет возможность разводить в них те виды животных, которые иначе из-за нерентабельности разводить не стали. «Например, природоохранные программы в 50-е годы 20 века не предусматривали денег на разведение белого носорога в Африке. Это вид развели сугубо вольерные охотники. И если бы в Судане была вольерная охота, мы бы не потеряли северного белого носорога. Примеров таких много. Минусов в вольерной охоте я, признаться, не вижу», — резюмировал Михаил Кречман.

Чей трофей?

Поправки к закону «Об охоте» предложили в апреле 2019 года глава думского комитета по природным ресурсам Николай Николаев, зампред комитета по экологии Николай Валуев, а также Владимир Резник из комитета по бюджету и налогам (о связях Резника с «Тамбовской» ОПГ читайте здесь) и Максим Щаблыкин из комитета по природным ресурсам. Постепенно число авторов документа росло, в последней редакции их стало уже 30 человек. Зоозащитник Юрий Корецких уверяет: поправки предложили внести представители охотничьего лобби в Госдуме, а остальные депутаты подписались под текстом, чтобы придать ему вес.

«Закон о вольерной охоте лоббируют высокопоставленные чиновники и люди, которые занимаются охотой. Прежде всего — Сергей Ястржембский. Он был главным инициатором поправок, но вместо него их продвигали Валуев, Николаев и Резник — охотничье лобби в Госдуме, — говорит зоозащитник. — Депутаты понимали, что инициативу воспримут в штыки, поэтому собрали в соавторы проекта поправок 30 человек. Забавно, что 30 человек стали авторами такого небольшого текста». 

В 2018 году Владимир Резник предлагал разрешить трофейную охоту на краснокнижных животных. Двумя года ранее «Клуб горных охотников», в президиум которого входит депутат, просил пять разрешений на отстрел путоранского снежного козла, занесенного в Красную книгу. Росприроднадзор клубу отказал. В мае того же 2018 года группа депутатов, среди которых были Николаев, Резник и Валуев, предложила разрешить охоту с луками и арбалетами. Несмотря на протест зоозащитников, в августе 2019 года закон был принят. Эти же депутаты два года назад пытались помешать принятию закона о запрете контактной притравки охотничьих собак (когда собак натравливают на привязанное или закрытое в клетке животное). Закон все же был принят, и некоторые депутаты публично высказали подозрения, что Николаев, Валуев и Резник лоббировали интересы владельцев притравочных станций.

Владимир Резник

Зоозащитник Юрий Корецких полагает, что у многих высокопоставленных чиновников есть собственные охотничьи хозяйства, и они будут развивать услугу охоты в неволе как бизнес. Владимир Резник известен как заядлый охотник. Депутат не скрывает своего членства в «Клубе горных охотников», который объединяет любителей трофейной охоты на диких баранов, козлов, серн, козерогов и тар. В клубе работает соревновательная система по количеству добытых животных. Есть несколько призов: «Российский кубок горного охотника», «Снежные бараны России», «Большой кавказский приз» и другие. Чтобы получить награду, нужно добыть нескольких животных из списка: шесть снежных баранов, несколько серн, туров и козлов или 28 козерогов из разных мест мира. Один из главных призов клуба — «Горная пятерка» — вручается за добычу пяти животных: снежного барана, центральноазиатского козла, кавказской серны, кубанского и дагестанского тура. Владимир Резник один из 37 участников клуба, кто получил «Горную пятерку». 

Любит охоту и Николай Валуев. Его фото с убитыми животными не раз становились предметом дискуссии и даже поводом для проверок правоохранителей. В мае 2013 года депутат выложил в Twitter фото убитых на охоте медведя, бобра и уток. Весной на этих животных охотиться нельзя, поэтому добыча Валуева привлекла внимание Архангельской  прокуратуры. Оказалось, что на отстрел медведя и уток у охотника была лицензия, а добыча бобра, решил архангельский СК, крупного ущерба животному миру не нанесла. Еще в 2009 году Николай Валуев рассказывал об удачной охоте в загоне: «Очень удачная охота прошла в Тверской области на территории загона. Эта охота вообще удалась на славу! Давно уже так не охотился. На ней удалось взять кабана, лося и медведя. В Тверской области прекрасные условия для охоты, много зверья. Да и организация на высоком уровне».

Неизвестно, охотятся ли Николай Николаев и Максим Щаблыкин. Однако известно об увлечении охотой Сергея Ястржембского. В 2008 году он ушел со всех государственных постов и занялся хобби — добычей трофейных животных по всему миру. Сам он называет себя защитником дикой природы и адептом «природосберегающей охоты».

Несколько раз бывший чиновник становился участником скандалов. В октябре 2019-го на личной странице в Facebook Сергей Ястржембский выложил фото с убитым им белым медведем — животным из Красной книги. Возмущенным зоозащитникам охотник ответил, что добыл зверя в Канаде, где охота на него разрешена. Тогда же стало известно, что Минприроды сократило число ученых в комиссии по редактированию Красной книги: из 44 редакторов в новом составе оказалось лишь 20. Вошел в состав комиссии и Ястржембский. Сам он неоднократно заявлял, что Красную книгу создали охотники, чтобы защищать виды животных и выводить их из числа редких. Охотники же, по его мнению, придумали самые эффективные способы для этого, поэтому стране нужна коммерческая охота, чтобы направить деньги от нее на защиту зверей.

В ближайшее время в Госдуме после выступлений экологов и зоозащитников собираются обсудить вопрос регламентирования площади вольерных хозяйств. От этого решения зависит, чем станет вольерная охота: способом убивать некоторых животных, чтобы сохранить других, или надежным вариантом узаконить развлечение и бизнес отдельной категории людей.

Роман Чертовских, Елена Бронникова

09.04.2020

Материалы по теме

«Чистый садизм». Почему закон о вольерной охоте возмущает зоозащитников и радует некоторых депутатов