Что можно узнать о выборах-2019 по обновленным рейтингам губернаторов

6833
0
68330
Источник: Открытые медиа

Изменив методику оценки, ВЦИОМ сулит всем главам регионов победы в первом туре. Это не прогноз, а кремлевский сценарий выборов

Кампания по выборам глав регионов только начинается, а ФОМ и ВЦИОМ уже опубликовали электоральные рейтинги кандидатов от власти, которым в сентябре предстоит побороться за губернаторские кресла в своих регионах (некоторые из них формально даже не выдвинулись на выборы). Но главное здесь — даже не время публикации, а новая методика подсчета.

Если верить представленным данным, перспективы у всех кремлевских ставленников вполне радужные. А у некоторых цифры так и вовсе ошеломляющие. За главу Забайкалья Александра Осипова готовы проголосовать 84% избирателей, за Вадима Шумкова в Курганской области — 82%, за Романа Старовойтова в Курской области — 81%.

Есть среди кремлевских кандидатов крепкие середнячки. У Андрея Бочарова (Волгоград) — 58%, у Олега Хорохордина (республика Алтай) — 59%, у Дениса Паслера (Оренбург) — 62%. И есть явные отстающие. У врио губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова — 54%, у руководителя Вологодской области Олега Кувшинникова — и вовсе 51%.

Но по сравнению с весенними замерами все демонстрируют стабильный рост. Так, например, в марте — после затяжного зимнего скандала, когда администрация Санкт-Петербурга не справилась с уборкой снега, ВЦИОМ насчитал только 48% петербуржцев, готовых поддержать Беглова.

Конечно, сейчас у всех на слуху комическая история с подкорректированным рейтингом доверия президента Владимира Путина. ВЦИОМ обнаружил, что рейтинг упал до рекордно низких показателей и составляет чуть больше тридцати процентов. В Кремле выразили недоумение, социологи спохватились, поменяли методику опроса, и рейтинг скакнул вверх, превысив отметку в семьдесят процентов. Это породило массу шуток, а политологу Кириллу Рогову, например, позволило высказаться предельно резко: «Понятно, что данные ВЦИОМ нельзя комментировать и всерьез обсуждать никогда — ни когда они демонстрируют высокий рейтинг Путина, ни — когда низкий. Что нам и было продемонстрировано. ВЦИОМ — это подразделение администрации президента, актив, отобранный силой, со всеми вытекающими последствиями».

Но ведь и методика оценки электоральных рейтингов губернаторов тоже успела поменяться. Раньше процент поддержки высчитывали с учетом мнений всех, кто принял участие в опросе, теперь считают только тех, кто заявил, что пойдет на выборы. Отсюда и рост показателей. В апреле шесть кандидатов от власти — Бочаров, Беглов, Хорохордин, Кувшинников, Паслер и Владимиров, — пятидесяти процентов не набирали. Теперь все претендуют на победу в первом туре.

Кстати, еще весной, словно бы стараясь оправдать невысокие цифры Александра Беглова, глава ВЦИОМа Валерий Федоров пояснял: «Если пересчитывать от активной части электората, то там будет свыше 50%, и если бы выборы проходили в это воскресенье, то Беглов победил бы уже в первом туре».

Директор проектов ФОМа Лариса Паутова утверждает, что раньше учитывать только мнения тех, кто собирается пойти на выборы, было некорректно, потому что многие о выборах просто не знали. А теперь, получается, прозрели.

На самом деле некорректно, конечно, в мае ориентироваться на собирающихся голосовать. Понятно, что намерения граждан до сентября могут многократно измениться (а степень осведомленности о выборах, кстати, еще больше вырастет — на то и кампания). Манипуляции с президентским рейтингом нанесли по репутации социологов, явно, без всякого стеснения обслуживающих интересы власти, серьезный удар. Обсуждать уровень поддержки кремлевских кандидатов, ориентируясь на представленные цифры, теперь как-то даже и неловко.

А других, между прочим, нет, то есть вообще непонятно, как его обсуждать.

Зато вполне можно отнестись к этим данным не как к исследованию настроений избирателей на старте кампании, а как к элементу кампании, которую Кремль уже начал. Говорят ли эти цифры что-нибудь о намерениях электората — теперь что-то вроде вопроса веры, но они точно позволяют увидеть, какой сценарий выборов желателен для администрации президента.

Итак, во-первых, они волнуются. Они помнят неприятные поражения прошлого года и не намерены их повторять. Изменение методики определения рейтингов — всего лишь одна из составляющих системной работы в этом направлении. Выборы больше не пустят на самотек, не отдадут на откуп местным специалистам, — во всех проблемных регионах будут «смотрящие» от администрации президента. Там, где победа в первом туре под вопросом даже при отсутствии реальных конкурентов, кампания по факту стартовала уже давно. Так, например, и местные СМИ, и даже федеральные телеканалы с начала года не устают рассказывать о разнообразных достижениях Александра Беглова.

Задача сформулирована прямым текстом, данные о «ключевых критериях эффективности» сотрудников администрации президентов и вице-губернаторов, на местах отвечающих за выборы, совсем не случайно утекли в прессу. Все выборы должны пройти в один тур. Все кандидаты от власти — набрать не менее 60% при минимальной явке в 25%.

И во-вторых, у социологии в этой пьесе своя понятная роль. Публику надо подготовить к правильным результатам. Нужные цифры должны плотно засесть у избирателя в голове. Для этого и меняется методика. Вопросы про второй тур даже на старте кампании недопустимы. Ни у кого из врио, идущих на выборы, не может быть меньше 50% голосов. Избиратель должен это твердо усвоить и заранее смириться с предсказуемым результатом. В конце концов, большинство даже из тех, кто политикой интересуется, смотрит только на цифры в табличках, и не особенно задумается о том, откуда эти цифры взялись, кто и как считал.

Инерционный сценарий, при котором кандидат-триумфатор побеждает без особого шума и видимых усилий ввиду отсутствия реального сопротивления, возможен только в регионах, где поддержка ставленников власти выглядит запредельной. Всем прочим — там, где у провластных кандидатов около шестидесяти процентов даже при новой методике подсчета, — стоит приготовиться к агрессивной кампании. И совсем тяжело придется жителям Петербурга и Вологодской области. Им и так уже навязчиво рассказывают об удивительной доблести и разнообразных талантах начальников, в течение лета поток этот будет только усиливаться, а к августу превратится в лавину. А показатели кандидатов — демонстрировать стабильный рост. Если новая методика перестанет работать — придумают еще что-нибудь. Терять-то уже нечего.

Ну, и, разумеется, активным критикам следует быть готовым ко всему. Вплоть до точечных репрессий. Собственно, Беглов, жестко разогнав согласованную первомайскую демонстрацию, уже успел максимально наглядно показать, чего ждать оппозиции в проблемном для Кремля регионе накануне выборов.

Власть на самом высоком уровне болезненно переживает потерю популярности. Отсюда — комические скачки вокруг путинского рейтинга доверия, отсюда же — и демонстрируемая готовность любыми средствами получить правильные результаты на губернаторских выборах. Это уже, скорее, психотерапия, чем политика, — им нужны простые доказательства народной поддержки, и не имеет никакого значения, как именно эти доказательства получены. И это, кстати, повод предположить, что при подсчете голосов в проблемных регионах тоже пойдут на все. Ключевые показатели эффективности должны быть достигнуты, — не зря же про них рассказали широкой публике.

Ну, а ответственному избирателю стоит, наверное, помнить, что протестное голосование никто пока не отменял. И это единственно возможный — а в проблемных регионах, может быть, даже эффективный — способ обозначить свое недовольство происходящим вокруг. Установочная социология — палка о двух концах, Кремль сам показал, где он ждет проблем. И не стоит разочаровывать Кремль.

05.06.2019

Материалы по теме