Что стоит за требованием Валерия Блохина денег с руководства АО «Шереметьево-Карго»?

4746
0
47460
Источник: Версия

Необычное судебное разбирательство началось в Люберецком городском суде Московской области. Ответчик – АО «Шереметьево-Карго», оператор по обработке груза в аэропорту Шереметьево. Истец – бывший правоохранитель, экс-работник той же компании Валерий Блохин. Последний требует у компании вернуть 10 млн рублей, якобы данных им в долг. Каковы шансы экс-милиционера стать миллионером? Попробуем разобраться.

Валерий Блохин может считать себя завсегдатаем в суде. С начала нулевых он появлялся тут регулярно. Как на работу, сначала ходил в Долгопрудненский горсуд, где его обвиняли в превышении служебных полномочий, фальсификации улик и нанесении побоев задержанным. Это было одно из самых громких дел конца 90-х годов. Валерий Блохин тогда регулярно конфликтовал с представителями бывших советских кавказских республик.

Из милиции Блохина попросили. А уголовное дело «не замяли» – оно дошло до суда. Но вот само судебное разбирательство превратили в спектакль общественные организации, называющие себя православными, которые регулярно устраивали пикеты, молебны и даже крестные ходы в защиту милиционеров. Общественники разыграли «национальную карту» – по их версии, подсудимые вступили в неравный бой с представителями «азербайджанской наркомафии», а не занимались банальным рэкетом, пытаясь запугать торговцев, которые отказывались платить.

Такая трактовка упала на благодатную почву (напомню, дело было в начале нулевых), и в защиту милиционеров вышли целые демонстрации. Популярность бывшего милиционера была настолько высока, что он даже принимал участие в муниципальных выборах.

После очередного несанкционированного митинга судья Жанна Радченко оштрафовала членов РНЕ, а чуть позже под днищем её иномарки оказалась бомба. Взрывное устройство не сработало, но после этого случая судью взяли под охрану.

Несчастливый 2013-й

«Громкие» дела – конёк Валерия Блохина. Судья Наталья Урлина, под председательством которой рассматривалось его дело, была убита 9 августа 2004 года по дороге на работу. Ей выстрелили в затылок.

Через два дня Блохина арестовали. Но официально подозревали его в причастности к истории с обстрелом окон квартиры прокурора Долгопрудного Евгения Яцентюка (обошлось тогда без пострадавших – ни прокурора, ни членов его семьи дома не было). ЧП произошло 20 июня 2004 года. Экс-милиционеру инкриминировали «совершение угрозы убийством в адрес прокурора города Долгопрудного Евгения Яцентюка в связи с исполнением им своих служебных обязанностей, сопряжённой с обстрелом из огнестрельного оружия квартиры прокурора».

Представители упомянутых организаций восприняли новые обвинения в адрес своего «героя» как вызов. Митинги не затихали. Под их шум бывший милиционер оказался на свободе, даже несмотря на многочисленные апелляции прокуратуры по его делам.

Вышедший на свободу Блохин устраивается на работу в АО «Шереметьево-Карго». Он проработал здесь недолго, но по невероятному совпадению в это время жизнь многих сотрудников компании-грузо­оператора превратилась в кошмар.

С февраля 2013 года по ночам или под утро начали гореть автомобили сотрудников АО «Шереметьево-Карго», а также служебные машины компании. В Химках и в Москве.

Потом преступники стали поджигать двери квартир специалистов грузооператора. Это были одни из самых страшных недель в жизни работников АО «Шереметьево-Карго». Многие из них заняли оборону в буквальном смысле этого слова и с оружием в руках.

Таким образом людей пытались вынудить продать акции предприятия. «Шереметьево-Карго» было (да и есть) успешной и эффективно работающей компанией. Задолго до того, как на уровне правительства России заговорили о необходимости построения цифровой экономики, в «Шереметьево-Карго» стали внедрять цифровизацию производственных процессов, систематизировать видеоконтроль на всём технологическом цикле обработки грузов, переходить на электронный документооборот, максимально упрощать взаимодействие между грузооператором и клиентом. Поэтому грузооборот АО «Шереметьево-Карго» показал значительный рост в отличие от других грузовых терминалов, осуществляющих свою деятельность в аэропорту Шереметьево, а количество авиакомпаний, выбирающих в качестве грузового агента по наземному обслуживанию это предприятие, увеличивается с каждым днём. На сегодня более 76% авиаперевозчиков, летающих в Шереметьеве, выбирают АО «Шереметьево-Карго».

Но у такой популярности есть и обратная сторона. Успешно работающие предприятия привлекают нечистоплотных дельцов.

Очередная попытка захвата грузооператора и была предпринята в 2013 году. Рейдеры решили действовать проверенными в 90-е годы методами. Во всех поджогах применялись бутылки с зажигательной смесью, а очевидцы видели убегающих молодых людей в чёрных куртках.

Вскоре удалось найти и транспорт, на котором передвигались поджигатели, – представительский внедорожник Range Rover. В 2013 году камеры видеонаблюдения стали привычным уличным атрибутом. «Геростраты» данный факт не учли. Маршрут их передвижения, а также данные геолокации через отслеживание мобильных телефонов позволили правоохранителям установить личности преступников. В деле снова всплыла фамилия Блохина. Позже его процессуальный статус установили как «свидетель». А вот двое других возможных поджигателей – бывший коллега Блохина по службе в милиции по фамилии Коноваленко и их общий знакомый некий Чижов – оказались в тюрьме.

Кто куёт «милицейские миллионы»?

Работу в АО «Шереметьево-Карго» он потерял. Да и сам потерялся из виду на семь лет. И вот сейчас экс-милиционер снова «в деле».

Господин Блохин намерен доказать в Люберецком городском суде Московской области свои претензии на 10 млн рублей. Якобы АО «Шереметьево-Карго» у него их заняло и не отдаёт.

В этой истории удивляет всё. Во-первых, все, кто знаком с АО «Шереметьево-Карго», эту новость комментируют коротко: «Бред!». Репутация у компании безупречная, на рынке она уже не первый десяток лет. На предприятии во главу угла поставлены порядок, дисциплина и уважение к людям. При этом много сил и средств отдаётся на благотворительные проекты, причём без афиширования своего участия. У меня нет сомнений в том, что если бы таких компаний, как АО «Шереметьево-Карго», было больше, то и национальная экономика шла бы устойчиво в рост.

Нетрудно догадаться, что мифические 10 млн, согласно данным бухгалтерии, предприятию так и не поступили, несмотря на все тщательно подготовленные истцом документы, точнее копии документов, которые по какому-то странному стечению обстоятельств согласился рассматривать суд.

Удивительно и многое другое. Откуда у экс-милиционера миллионы, которые он ссуживает с невероятной лёгкостью? Почему на документах, которые подал истец в доказательство имеющегося долга, явно подделанная подпись руководителя предприятия бросается в глаза сразу? От настоящей, нотариально заверенной, её отличит даже трёхлетний ребёнок. Наконец, зачем Блохину новое судебное разбирательство? Вопросов пока больше, чем ответов.

Первое заседание уже прошло. Поведение истца невольно заставляет воспринимать суд как постановку. Очевидцы рассказывают, что Валерий Блохин потолкался в коридоре, не снимая маску (без сомнения, пандемия – очень удобный повод, чтобы вполне легитимно попытаться остаться неопознанным), но, убедившись, что кроме юристов предприятия на заседание никто не пришёл, решил в зале суда не появляться. Странное бездействие, учитывая, что на кону 10 миллионов…

Но по-настоящему насторожил юристов АО «Шереметьево-Карго» другой факт. Судья Аксёнова потребовала личного присутствия генерального директора на следующем заседании.

«Хоть стоя, хоть лёжа, хоть сидя – но пусть придёт и распишется», – вспоминают свидетели её слова.

Заметим, что образец росписи гендиректора (оформленный как требует норма закона) уже есть в данном деле. Проводить экспертизу на предмет его подлинности – задача не судьи, а экспертов-почерковедов. Трудно предположить, что госпожа Аксёнова «запамятовала» и это, и другое обстоятельство. Статья 48 Гражданского процессуального кодекса РФ предусматривает право граждан вести свои дела в суде через представителей.

Кстати, после заседания были проведены две независимые, пока ещё внесудебные почерковедческие экспертизы в двух различных лицензированных компаниях. Пришлось в том числе и расписываться – и стоя, и сидя. Экспертизы подтвердили, что подписи на поданных Блохиным документах имеют признаки подделки. А это значит, что дело принимает совершенно иной оборот. История из абсурдной превращается в криминальную. У истца есть большие шансы поменять статус: подделка документов и фальсификация обвинений – уголовно наказуемое деяние. Даже для экс-милиционера, к которому до этого Фемида была необъяснимо лояльной.

Есть в этом деле и ещё одна любопытная особенность. По словам оппонентов Блохина, как уже говорилось, он представил в суд не оригиналы, а копии, причём даже незаверенные. В них содержалось указание принять к производству дело именно в Люберецком суде. И суд ему снова и явно благоволит!

При известных обстоятельствах

Почему Блохин, гражданин с ярким «бэкграундом», а с ним и судья Люберецкого суда так откровенно нетерпеливо ждут появления генерального директора АО «Шереметьево-Карго» на следующем заседании 6 ноября 2020 года?

Невольно вновь вспоминается убийство в Долгопрудном судьи Натальи Урлиной, которая шла оглашать приговор. Он был бы обвинительным – в этом мало кто сомневался. Для многих очевидным было и то, кто стоял за её устранением. Однако убийство судьи осталось нераскрытым.

Зачем же Блохину личная встреча с бывшим руководителем в назначенное время и в известном месте? Вопрос не кажется риторическим. Не хочется придавать вариантам ответа ненужную пронзительность, но похоже, что господину Блохину (а вернее – тем, кто стоит за ним) снова не даёт покоя не прибранные к рукам активы АО «Шереметьево-Карго». Руководителей компании снова хотят запугать? Однако за неполные три десятка лет шеркарговцы пережили несколько попыток рейдерских захватов, «маски-шоу». Были и тяжёлые судебные тяжбы, и «подножки» от конкурентов, пытавшихся «выжать» «Шереметьево-Карго» из главного аэропорта страны… И вот теперь нелепый иск с сомнительным инициатором. Хотя вполне вероятно, что буффонаду в суде организовали те же, кто и нанимал поджигателей для несговорчивых шеркарговцев. Напомню, заказчиков «огненного беспредела» 2013 года так и не нашли…

Правда, сломить сопротивление работников и акционеров народного грузового терминала (а в АО «Шереметьево-Карго» в отличие от многих мутных офшоров, работающих в отрасли, акции остаются в руках работников предприятия, в том числе бывших) не получалось ни в лихие 90-е, ни в последующие нулевые и десятые. С чего вы, господа, решили, что это получится в двадцатые? У меня есть стойкое убеждение – эта компания вашим трофеем не станет!

26.10.2020

Материалы по теме

Что стоит за требованием Валерия Блохина денег с руководства АО «Шереметьево-Карго»?