Дали 17 лет за участие в несуществующей банде судебных приставов 

Поделиться:

В 2015 году в Саратове был вынесен приговор по резонансному делу банды судебных приставов. Бывшие и действующие сотрудники регионального УФССП, по версии следствия, занимались незаконным взысканием долгов и обналичиванием денег. Несмотря на показания свидетелей, улики и алиби, наибольший срок заключения дали человеку, который до сих пор не признал своей вины и добивается оправдания.

Два года назад Кировский районный суд Саратова вынес приговор по резонансному делу банды судебных приставов. Бывшие и действующие сотрудники регионального УФССП, по версии следствия, занимались незаконным взысканием долгов и обналичиванием денег. Их жертвами оказывались телефонные компании, со счетов которых приставы списывали миллионы рублей.

По мнению суда, в преступное сообщество входили 19 человек. Из них 12 заключили досудебное соглашение и получили минимальные сроки. Четверых участников банды приговорили к серьезным реальным срокам — больше десяти лет.

Среди них оказался и судебный пристав-исполнитель Ленинского района Саратова Александр Климов, получивший 17 лет строгого режима. Судья Кировского районного суда Саратова Павел Пименов признал: с 2013 года Климов входил в преступное сообщество, использовал должностное положение и занимался мошенничеством.

Сейчас Александр Климов отбывает наказание в Нижегородской области. Однако уже второй год выступившие на процессе свидетели, и в том числе со стороны обвинения (на чьих показаниях строится обвинение), пытаются доказать, что их слова исказили. А адвокат Климова Олег Володичев указывает на нестыковки в судебном решении и считает само это решение по его подзащитному незаконным.

«За почти двадцать лет адвокатской практики я впервые сталкиваюсь с тем, чтобы человеку дали 17 лет за то, чего он не совершал. Я не знаю, как сломать нашу судебную систему, которая не обращает внимания на доказательства. Судья выносит приговор вопреки доказательствам, которые указаны в этом же приговоре. Остается искать правду в Европейском суде, но там дело рассмотрят не раньше 2020 года. Все это время мой подзащитный будет сидеть», — говорит адвокат Володичев.

Адвокат Володичев

Адвокат Олег Володичев

Телефонный бизнес

О существовании саратовской банды судебных приставов стало известно только в 2015 году — в момент рассмотрения дела в суде. Саратовские СМИ заметили: до этого расследование резонансного уголовного дела проходило на удивление тихо и незаметно.

В середине лета 2013-го со счета ЗАО «Русская телефонная компания» (розничная сеть МТС) исчезли 7,4 млн рублей. Затем еще 11,9 млн. И только в третий раз, когда пришел поддельный (как выяснилось позже) исполнительный лист на 15 млн рублей, потерпевшие обратились в правоохранительные органы. Забило тревогу и ЗАО «Связной-Логистика», получившее в феврале 2014 года исполнительный лист на 5 млн рублей.

Позже саратовские следователи и прокуроры будут рассказывать, что такую мошенническую схему разработали бывшие и действующие судебные приставы Саратова.

Наша
справка

Банда, как писали саратовские издания, состояла из двух подразделений. Одни участники занимались составлением фальшивых исполнительных листов, другие — поиском посредников, на чье имя «взыскивали» с частных компаний деньги. Происходило все таким образом, что якобы суды постановили взыскать средства с этих компаний в пользу истцов (подставных лиц). Участники банды действовали не только в Саратовской области, но и в других регионах.

Фигурантами этого дела стали 19 человек, из которых семерых называют основными участниками. Кировский районный суд Саратова пришел к выводу, что экс-приставы Александр Титов и Дмитрий Варягин были лидерами преступного сообщества и назначил им по 16,5 года строгого режима. Действующим приставам Алексею Ярусову дали 12 лет и Александру Климову — 17. Участникам, которые занимались организационными моментами и с которых началась история банды, отделались меньшими сроками: Заур Омаров получил условный срок, Минкаил Идразов 5,6 строгого режима, Сергей Шакин — 4,5 года колонии строгого режима. Всех участников банды судили по 210 статье УК — «Организация преступного сообщества».

Банда, как писали саратовские издания, состояла из двух подразделений. Одни участники занимались составлением фальшивых исполнительных листов, другие — поиском посредников, на чье имя «взыскивали» с частных компаний деньги. Происходило все таким образом, что якобы суды постановили взыскать средства с этих компаний в пользу истцов (подставных лиц). Участники банды действовали не только в Саратовской области, но и в других регионах.

Фигурантами этого дела стали 19 человек, из которых семерых называют основными участниками. Кировский районный суд Саратова пришел к выводу, что экс-приставы Александр Титов и Дмитрий Варягин были лидерами преступного сообщества и назначил им по 16,5 года строгого режима. Действующим приставам Алексею Ярусову дали 12 лет и Александру Климову — 17. Участникам, которые занимались организационными моментами и с которых началась история банды, отделались меньшими сроками: Заур Омаров получил условный срок, Минкаил Идразов 5,6 строгого режима, Сергей Шакин — 4,5 года колонии строгого режима. Всех участников банды судили по 210 статье УК — «Организация преступного сообщества».

Незадолго до событий, описанных в материалах уголовного дела, интерес к телефонным компаниям уже проявляли два участника будущей так называемой банды судебных приставов — Сергей Шакин и Минкаил Идразов.

Сергей Шакин входил в общественный совет при Саратовском УВД и возглавлял организацию по защите прав потребителей. В 2010-м он создал областной общественный фонд защиты прав и благополучия потребителей. В 2011-м организация Шакина несколько раз выступала в интересах Минкаила Идразова, которому весь год катастрофически не везло с сотовыми телефонами. Подробности судебных разбирательств можно найти в открытом доступе. 

Сначала Идразов
взыскал более 20 тысяч рублей за некачественный телефон Nokia у ОАО «Связной НН». Затем потребовал от ЗАО «Связной Логистика»
вернуть 25 тысяч за некачественный iPhone 4 — и плюс еще 20 тысяч за моральный ущерб. Как утверждал потребитель, купленные им телефоны просто не включались.

Дела рассматривались во Фрунзенском районном суде. В этом районе судебным приставом работал Александр Титов — товарищ Сергея Шакина. За помощью к Титову защитник потребителей обратился и в 2013 году.

Как установило следствие, Шакин
отвечал за правдоподобность текста фальшивых исполнительных листов. За поиск людей, на чье имя взыскивали деньги у компаний, отвечали экс-приставы Титов и его коллега Дмитрий Варягин. С 2009 по 2011 год они работали судебными приставами во Фрунзенском районе Саратова.

Дмитрий Варягин помнит (с ним журналисту «Преступной России» удалось пообщаться по мессенджеру), что Титов с Шакиным дружили, а когда-то и работали в одном отделе.

«У Шакина была своя юридическая фирма, и по ней Титов помогал ему взыскивать по каким-то документам. У них был высокий кредит доверия, поэтому никто и не ожидал, что Шакин принесет левые исполнительные листы. Я работал в банке, и у меня были определенные люди, готовые отдать документы для перечисления каких-нибудь денег. И я помог Шакину. Нет, я не подумал, что это какая-то странная схема. Просто знал, как работала защита прав потребителей. У них были официальные обращения, но были и «леваки», — рассказал Дмитрий Варягин.  О каких именно «леваках» идет речь, Варягин не уточнил. Вероятно, имеются в виду те дела, по которым Идразов выступал потерпевшим потребителем, а организация Шакина защищала его интересы в суде. 

«Все украдено до меня»

Александра Климова неожиданно для него самого «ввели в работу» осенью 2013 года. К этому времени мошенники увели у телефонной компании деньги на счет подставного лица. Но миллионы зависли на счете — человек отказался снимать их.

Александр Климов

Александр Климов

В материалах уголовного дела об этом сказано так: в августе 2013 года в отдел судебных приставов по западному округу Краснодара поступил поддельный исполнительный лист. Судебный пристав Фисун, не осведомленный о совершении преступления, вынес постановление о взыскании денег с краснодарского счета ЗАО «РТК» — 11,8 млн рублей. Деньги перевели на счет жительницы Саратова Светланы Генераловой. Но в самый последний момент дама отказалась в этом участвовать. Тогда заказчикам пришлось сделать еще один фальшивый исполнительный лист. По нему у Генераловой взыскивали 11,8 млн в пользу ранее судимой Бахтеевой. За посреднические услуги женщине предложили 50 тысяч рублей. 

Судебный пристав-исполнитель Ленинского отделения Саратова Александр Климов 14 октября 2013 года вышел на работу после больничного. И ему сразу поручили заняться уже возбужденным исполнительным производством по Генераловой в пользу Бахтеевой. По этому документу Климов вынес постановление о взыскании средств со Светланы Генераловой, документ зарегистрировал в базе судебных приставов.

В тот же день документы в Банк ВТБ-24 отвезла помощница судебного пристава Наталья Кондрашова. Сейчас она работает судебным приставом Кировского районного отделения.

«Меня следователи допрашивали. Я им рассказала, что ехала в ту сторону (в сторону банка. — Авт.), и мне до кучи дали то постановление. Но адвокат Климова потом сказал, что мои показания не учли в суде. Большинство людей думают, что Климов ни при чем, в том числе и я», — заявляет Наталья Кондрашова.

Спустя два дня, 16 октября, к Климову подошел его бывший коллега и друг Заур Омаров (в 2010 году Климов возглавлял Волжское районное отделение судебных приставов Саратова, где под его руководством работали Алексей Ярусов и Омаров).

Омаров

Заур Омаров

«Мой друг, теперь уже бывший друг, Омаров 16 октября попросил ускорить процесс взыскания по Генераловой. Я позвонил в банк, узнал, как продвигается дело. Это нормальная практика в нашем деле. Но о том, что исполнительный лист оказался поддельным и что похитили средства у компании, я узнал во время следствия. Омаров заключил досудебное соглашение и получил три года условно, а мне дали 17 лет строгого режима. Вообще, у судьи Пименова на папке было написано, кому и сколько дать», — говорит Александр Климов (с ним также списались по мессенджеру).

По показаниям свидетелей, фальшивый исполнительный лист привез в Ленинский отдел именно Заур Омаров. Но в приговоре говорится другое: Климов получил исполнительный лист от Омарова, вступил с участниками в преступный сговор и все оформил сам до 14 октября.

Еще один факт: деньги у «Русской телефонной компании» похитили еще до «внедрения» Климова. А в судебном приговоре говорится: Климов участвовал в подготовке и реализации преступления.

«Омаров по просьбе Титова и Варягина подъезжал к различным приставам и просил ускорить процесс. Сначала он обратился к Алексею Ярусову, затем к Климову. Никто из них не подозревал, что исполнительные листы поддельные. В своих изначальных показаниях Омаров говорил: «Я и сам не знал об этом и им не мог сказать». Потом он поменял свои показания», — объясняет адвокат Олег Володичев.

Суд опечатался?

«В службе судебных приставов я отработала 13 лет и всю эту кухню знаю. В нашу службу всегда приходят с просьбой: «Ребята, сделайте побыстрей, пожалуйста, вот вам сведения по имуществу, вот вам сведения по доходам должника. Сделайте взыскание». Вовремя не сделал — имущество пропало у должника, либо деньги со счетов ушли. И это тоже уголовная ответственность», — говорит Наталья Маслова.

В 2013 году Маслова возглавляла Саратовский межрайонный городской отдел по особым исполнительным производствам УФССП по Саратовской области. Ее отдел также столкнулся с фальшивым исполнительным листом.

«Фальшивый от подлинных листов ничем не отличался. Он такой же зелененький, стоит подлинная печать суда. То, что это подделка, может всплыть только в процессе. К нам поступил документ, мы возбудили исполнительное производство. Постановление получил должник и отреагировал: «Ребята, у нас нет такого долга», — объясняет Маслова.

Случай, который она описывает, произошел в ноябре 2013 года. Тогда мошенники в третий раз пытались похитить деньги у «Русской телефонной компании» — на этот раз 15,4 млн рублей.

На суде в 2015 году по этому эпизоду допросили судебного пристава-исполнителя Сергея Самородова, работавшего в отделе Масловой. Самородов рассказал, что 28 ноября 2013 года к нему из канцелярии принесли исполнительный лист, затем пришел взыскатель Дмитрий Гук (получил 4 года строгого режима), который предоставил реквизиты должника и сразу забрал документ. 

«В приговоре же написали: Климов передал мне этот исполнительный лист, и он же его забрал. Еще и меня хотят подставить! В 2016 году я написал жалобу в апелляционную коллегию по уголовным делам Саратовского облсуда. В ней я сообщил об этой ошибке в приговоре. Но мне ответили, что я не правомочное лицо для подачи жалобы», — недоумевает Сергей Самородов. Свидетель планирует повторно подать жалобу.

В результате суд первой инстанции в своем приговоре разложил ситуацию так: 27 ноября 2013 года Шакин получил от Идразова реквизиты счета ЗАО «РТК» и передал их Климову. А Климов использовал служебное положение и контролировал судьбу фальшивого листа в межрайонном отделе.

«Меня на суде спрашивали: возможно ли каким-то образом, работая в одном отделе, повлиять на исполнение в другом. Я ответила, что нет, невозможно. Слышала, что наговорили некоторые люди (на Климова. — Авт.), чтобы избежать ответственности. Может быть, из этой компании кто-то справедливо сидит, но это точно не Александр», — считает сегодня Наталья Маслова.

Так как Климов отбывает наказание в Нижегородской области, он обратился с документами по своему делу к уполномоченной по правам человека в Нижегородской области Надежде Отделкиной. Изучив материалы дела, Отделкина также не согласилась с выводами суда: «Авторитет должности, то есть использование знакомства с сотрудниками, не подчиненными обвиняемому по службе, тем более работающими в другом отделе, не может считаться использованием должностного положения».

По словам Климова, на тот момент он был рядовым сотрудником и не мог повлиять на какие-то решения. С Идразовым виделся несколько раз, но никаких деловых переговоров у мужчин не происходило.

«В ходе следствия Идразов утверждал, что мы с ним виделись в кафе. Я попытался опровергнуть его показания в суде, но он отказался там выступить. На очной ставке Идразов зачитал свои слова по листочку. А мне потом сказал: он ранее судимый, и если бы не пошел на предложение и не дал показания против меня, то получил бы много-много лет», — рассказывает Климов. Адвокат Олег Володичев уверен в незаконности приговора, вынесенного Кировским районным судом в 2015 году.

«В приговор не вошли показания свидетелей. Со стороны моего подзащитного все подтверждается документально, аудиозаписи судебных процессов прошли экспертизу — нет монтажа. Но суд это не учел, а ложные показания Омарова, Шакина и Идразова, которые пошли на досудебное соглашение и сразу поменяли свои показания, вызвали у судьи большое доверие.

Саратовский областной суд дважды рассматривал это дело. Первый раз по апелляции, второй раз судьи выносили свое решение по многочисленным кассационным жалобам. Но и они не хотели замечать все эти нарушения», — возмущается адвокат Володичев.

В 2016 году Александр Климов направил в СУ СКР по Саратовской области заявление, в котором просит привлечь к уголовной ответственности судью Кировского района Павла Пименова и секретаря Юлию Фисенко.

«При производстве велся протокол судебного заседания, в который почти после каждого судебного заседания вносились подложные сведения об оглашении документов», — говорится в заявлении.

В региональном СУ СКР заявление рассматривать не стали и вернули Климову.    

По 210 статье

В последнее время 210 статью УК («Организация преступного сообщества») все чаще стали инкриминировать не только лидерам ОПГ, преступным «авторитетам», но и чиновникам, мошенникам.

Выйти с 210-й по УДО можно только после отбытия трех четвертей назначенного судом срока. Такие ограничения распространяются на осужденных педофилов, наркоторговцев и террористов.

«Сделали из ребят банду, как в американских фильмах про гангстеров. В банде должна быть четкая иерархия и строгая подчиненность одних лиц другим. А преступное сообщество — это объединение преступных групп, и круче в преступном мире ничего нет. Но среди осужденных только Идразов был связан с криминальным миром, они его все боялись. Получается, лидеры группировки боялись рядового участника?» — удивляется адвокат Володичев.

С лидерами ОПС, которым он якобы подчинялся, Александр Климов, по его словам, познакомился постепенно: «Спустя пять месяцев в СИЗО впервые увидел Шакина. Кто такой Варягин, узнал лишь, когда отсидел восемь месяцев. Титова впервые увидел на первом судебном заседании. У нас вообще не было очных ставок».  

«ОПС из нас сделали для нужных показателей. Саратовская область занимает почетное место в России по количеству ОПГ и ОПС. Кто-то после этого дела пошел на повышение. Да, мы совершали какие-то манипуляции и признали свою вину, но 210-й статьи у нас нет. Мы не все знали друг друга, но нам всем расписали роли. К примеру, взяли и написали, что у меня дома был штаб ОПС. Это полная ерунда, мы там жили с женой и ребенком, какой штаб? Просто написали мой адрес и сделали так, что я как будто руководил какими-то неустановленными лицами», — говорит Дмитрий Варягин. По версии следствия, бандиты в его квартире встречались с мая 2012 года. Однако квартиру Варягин купил в ноябре 2013 года, в 2012 году дом только строился.

По мнению адвоката Олега Володичева, такой большой срок его подзащитный Климов как раз получил из-за статьи 210.

«Я сейчас пытаюсь добиться от суда и прокуратуры приведения приговора в соответствие с законом. Уже не знаю, а есть ли смысл что-то доказывать. Судебная практика такова — если приговор вступил в законную силу, значит, суд во всем разобрался, и все круто», — говорит Александр Климов. 

Компромат в Телеграмме

Loading...
Loading...

Несколько комментариев

  1. Екатерина 6 Октябрь, 2017 at 10:21 Reply

    Это конечно потрясающе! Дело шитое белыми нитками, всем видно, что это чистой воды подстава. Всем понятно, что такие судьи как этот не должны работать, а должны сами сидеть. Но тут видится только 2 варианта: либо судьи настолько сильно боятся истинного организатора всей этой истории, что пошли на открытое нарушение закона, либо истинный организатор им очень много заплатил. Неужели кто-то считает иначе, что судебный процесс вёлся по всей форме закона?

  2. Ангел 3 Декабрь, 2017 at 19:37 Reply

    Сел значит есть за что ,и теперь не надо ныть что ребёнок ,раньше надо думать об это. !а ребёнка жалко ,!вы ПАПа думайте поздно о семье !!?так что сел и пусть подумает обо всем !!

  3. Батька 10 Декабрь, 2017 at 18:09 Reply

    ОПС «ФССП» — эту уже банда по определению и 210 УК всем её членам на лбах красными буквами написана.

    Редкий случай, когда посадили именно тех гопников, кого пора просто изолировать от общества уже за вступление в ОПС «ФССП».

    А остальным рекомендация пойти честно работать, а не сограждан обворовывать.

Оставьте комментарий

2 + 1 =