Дела против Меламеда и Абызова могут стать основой для новых уголовных процессов

6919
0
69190
Источник: Версия

На днях сторонники «коммерческой» версии уголовного преследования Михаила Абызова получили что-то вроде подтверждения своих догадок. Но в эту теорию по-прежнему не вписывается дело против Леонида Меламеда, которое очевидно связано с делом против экс-министра. Пора разобраться в том, как связаны энергетические предприятия в Сибири, ИФК «Алемар» и кипрская фирма Nylaz Trade.

РБК раскрыл суть миллиардных претензий к Михаилу Абызову со стороны «Альфа-банка» и «Т Плюс». Незадолго до ареста бывшего министра в марте этого года структуры Михаила Фридмана и Виктора Вексельберга подали против него три иска в Арбитражный суд Москвы. Они требуют привлечь Абызова, его бывшую жену Екатерину Сиротенко, а также экс-президента группы Е4 Андрея Малышева к субсидиарной ответственности. Вместе с Redeliaco Holdings (конкурсный кредитор Е4) они требуют взыскать с ответчиков 34 млрд рублей.

О претензиях «Альфа-банка» и «Т Плюск» к Михаилу Абызову было известно давно. Арест бывшего министра по делам «открытого правительства» многие восприняли как очередной виток этого спора хозяйствующих субъектов, который, как это часто у нас бывает, перешёл в уголовную плоскость. Но вряд ли стоит считать, что это дело не появилось бы без участия Вексельберга и Фридмана. Миллиардеры могли просто использовать претензии правоохранительных органов к Абызову и его энергетическим активам в Сибири, которые копились с конца 1990-х годов. Достаточно вспомнить дело против бывшего губернатора Виталия Мухи о возможных нарушениях при приватизации компании «Новосибирскэнерго», по которому Абызов проходил свидетелем.

Кроме того, нельзя рассматривать дело против экс-министра отдельно от уголовного дела против его близкого друга и бывшего коллеги из правления РАО ЕЭС Леонида Меламеда. Последнего обвиняют в том, что будучи руководителем «Роснанотеха» (компания-предшественница «Роснано») он присвоил более 220 млн рублей. Деньги были перечислены инвестиционной финансовой компании «Алемар» за оказание консультационных услуг. Леонид Меламед был основателем совладельцем этой компании вместе с бывшим финансовым директором РАО ЕЭС Дмитрием Журбой. Последний, к слову, скрылся за границей после того, как его вызвали на допрос в качестве свидетеля.

Маршрут «Новосибирск – Лимасол»

В конце 1990-х поднявшаяся на скупке ваучеров ИФК «Алемар» была ключевым звеном в приватизации ОАО «Новосибирскэнерго», крупнейшем акционером которого стал Михаил Абызов. В ходе реформы РАО ЕЭС из компании выделили генерацию (АО «СИБЭКО») и сети (АО «РЭС»), Абызов сохранил контроль над этими структурами. Манипуляции с акциями их дочерних предприятий через офшорную фирму Blacksiris (Кипр, Лимасол) и стали поводом для уголовного дела против экс-министра.

Подобное развитие событий выглядит предсказуемым. Ещё в 2015 году экономист Никита Кричевский предполагал, что следствие по делу о хищении 220 млн рублей в «Роснано» через инвестиционную компанию Меламеда приведёт силовиков к Абызову.

ИФК «Алемар» была ликвидирована в 2015 году. Одноимённый банк, который также контролировался Леонидом Меламедом и Дмитрием Журбой, присоединили к «Межтопэнергобанку» (лишён лицензии летом 2017 года). Одним из клиентов банка «Алемар» и «Межтопэнергобанка» была кипрская компания Nylaz Trade, являвшаяся до недавнего времени бенефициаром «СИБЭКО» (через московскую фирму «Депозитарные и корпоративные технологии»).

По всей видимости, кипрская фирма была одним из перевалочных пунктов, через которые подконтрольные Абызову предприятия перечисляли за границу деньги, полученные от российских потребителей. Новосибирские СМИ много рассказывали о том, как местным энергетикам удавалось успешно лоббировать повышение тарифов и не тратиться на обновление аварийной инфраструктуры.

Компания широкого профиля

Из открытых источников известно , что в 2006-2008 годах собственником и руководителем Nylaz Trade числился Дмитрий Журба. Он же возглавлял ещё одну её российскую дочку – фирму «Алемар девелопмент». Несколько лет назад Журба исчез из числа бенефициаров и сотрудников Nylaz Trade, с ноября 2017 года компания принадлежит зарегистрированной на Британских Виргинских островах Fabia International Investments. При этом NT, также как и Dermant Estate – ещё одна кипрская «дочка» Fabia International Investments – является кредитором лопнувшей микрофинансовой организации «Домашние деньги» и связанных с ней офшорных структур. Проще говоря, ситуация выглядит так, что деньги, собранные с российских потребителей электроэнергии, перекачивались за границу, а потом, по сути, выдавались россиянам в виде микрокредитов под бешенные проценты. Цинизм, да и только!

Nylaz Trade Limited зарегистрирована в кипрском реестре 29 октября 2004 года – примерно через 4 месяца после того, как Леонид Меламед ушел из РАО ЕЭС (чтобы снова возглавить ИФК «Алемар») и за несколько месяцев до ухода из РАО Михаила Абызова. Вполне вероятно, что изначально компания на Кипре предназначалась для вывода в неё денег, которые «Алемар» заработал на обслуживании свободных средств РАО ЕЭС. Тот факт, что энергетический монополист держит деньги в частной компании, аффилированной с его топ-менеджерами, вызывал вопросы ещё в конце 1990-х – начале 2000-х. Похоже, что ИФК «Алемар» была чем-то вроде подвесной системы, а Nylaz Trade – куполом огромного «золотого парашюта» для Абызова, Меламеда и Журбы.

Кому-то может показаться, что всё это – дела давно минувших дней. Но в 2019 году Nylaz Trade и родственные ей структуры «всплыли» не только в истории с банкротством «Домашних денег». По данным The Moscow Post эта кипрская контора оказалась замешана в скандале вокруг строительства легкого метро в Сирии. 20 лет назад создатели этой структуры из РАО ЕЭС сделали состояния на том, что подменяли государственные интересы личными. Похоже, что этим они занимаются и сейчас, и потому уголовные дела против её бенефициаров не вызывают удивления.

Невидимая сеть

Участниками офшорных схем, выстроенных через Nylaz Trade и связанные с ней структуры, могли быть не только бывшие топ-менеджеры РАО ЕЭС. В 2008 году ИФК «Алемар» стала одним из первых резидентов особой экономической зоны «Алтайская долина». Вместе с АФК «Система» они собирались вложить 17 млрд рублей в строительство курортных комплексов. При этом предполагалось, что государство вложит 2 млрд рублей в создание инфраструктуры ОЭЗ. Сегодня нам известно, чем всё это закончилось – деньги освоили, а курорты не появились. Иначе как «чёрной дырой» жители Алтая этот проект не называют.

Любопытно, что тогда, в 2008-м, президентом АФК «Система» был Леонид Адольфович Меламед – то ли тёзка, то ли родственник Леонида Борисовича Меламеда из ИФК «Алемар». Любопытным этот факт является не столько из-за совпадения имён и фамилий участников проекта, сколько потому что оба они уже взаимодействовали в довольно странной сделке. В 2004 году, когда Леонид Адольфович Меламед был гендиректором РОСНО, эта компания выкупила у РАО ЕЭС страховую компанию «Лидер». Штука в том, что тремя годами ранее РОСНО продала «Лидер» энергетической монополии с разницей в меньшую сторону в 4,5 млн долларов. Покупка РАО ЕЭС этого непрофильного актива, в которой, по всей видимости, участвовала ИФК «Алемар», сразу взывала много вопросов, также как и его последующий возврат под контроль РОСНО.

После реформы РАО ЕЭС выходцы из «новосибирского клана» Михаил Абызов, Леонид Меламед и Дмитрий Журба развернули бурную деятельность не только в энергетике, но и в ряде несвязанных с ней отраслей. Вполне возможно, что другие проекты ИФК «Алемар» также вызовут интерес правоохранительных органов. Скелеты в шкафу не могут храниться вечно.

КСТАТИ

Леонид Адольфович Меламед входит в попечительский совет благотворительного фонда «Созидание». Ранее в совете присутствовал и Дмитрий Журба, но после его бегства за границу сотрудники фонда, по-видимому, не хотят заострять на этом факте общественное внимание. Занимался благотворительностью и бывший министр Михаил Абызов. Правда, какую долю от выведенных в офшоры миллиардов эти люди потратили на помощь российским сиротам и малоимущим семьям, мы установить не можем. Знаем только, что отчисления в благотворительные фонды открывали им вход на пышные вечеринки с участием поп-звёзд и олимпийских чемпионов . Ну и, разумеется, известные люди, получавшие от них деньги, не откажутся сказать в суде «нужные слова», как мы это видели недавно при решении вопроса об аресте Михаила Абызова.

06.06.2019

Материалы по теме

Дела против Меламеда и Абызова могут стать основой для новых уголовных процессов