Дело Калви бьет рекорды по нарушениям со стороны следствия

4375
0
43750
Источник: Компания
Вместе с иностранцами фигурантами уголовного дела стали еще пятеро граждан России — топ-менеджеры инвесткомпании и «Первого коллекторского бюро», на которое оформлялся заем.

Дело с вариациями

Уголовное преследование инициировал миноритарий «Восточного» Шерзод Юсупов, владеющий 4,82 %. Обвинение строится на том, что Майкл Калви взял у «Восточного» кредит на 2,5 млрд руб., но отдал не деньгами, а акциями люксембургской компании IFTG. Переданная доля в 59,9 % была оценена в 3 млрд руб. Эту оценку истцы считают завышенной в пять тысяч раз. Сначала следствие квалифицировало преступление как хищение, сейчас — как растрату.

Ответчики называют основной причиной преследования — акционерный спор по поводу опциона на 9,9 % акций «Восточного», в котором очень заинтересован акционер банка Артем Аветисян. Затянувшийся корпоративный конфликт превратился в «образцовый» во всех смыслах судебный процесс. Выйти из него без потери лица силовики смогут только через обвинительный приговор. 10 февраля иностранным бизнесменам продлен домашний арест до середины мая.

Дело Калви в цифрах:

75 томов — содержится в уголовном деле.

10 лет лишения свободы и штраф 1 млн руб. — максимальное наказание, предусмотренное ч. 4 ст. 160 УК РФ.

25 млн руб. — залог, который Калви и Дельпаль были готовы заплатить за возможность сменить домашний арест на подписку о невыезде.

Давление бизнес-партнеров в рамках коммерческих споров с привлечением правоохранительных органов, использование «резиновой» 159-й УК РФ и игнорирование 108-й УПК РФ, длительное ограничение свободы бизнесменов по недоказанным обвинениям — все это характерно не только для дела Baring Vostok. Впрочем, есть в деле Калви и уникальность.

«Это дело знаменательно не только резонансом и масштабом, но количеством нарушений со стороны следователей. По делу Калви можно написать методичку «Как нарушать УПК в отношении предпринимателей»», — говорит сразу после последнего заседания суда глава Ассоциации защиты бизнеса Александр Хуруджи.

По его мнению, уголовное дело заведено по «резиновой» ст. 159 УК РФ (мошенничество), под которую можно подвести почти все что угодно. Но даже она не «натянулась» на кейс Baring Vostok, и следователям не удалось найти хоть какие-то доказательства. В итоге статью изменили на 160-ю (растрата). Изменили и дату «совершения преступления» — с 2017 на 2015 год, что Александр Хуруджи считает абсолютно абсурдным: в 2015 году «потерпевший» вообще не имел отношения к банку и не мог «пострадать».

Отмечает юрист и еще одно системное нарушение: следствие и суд не признают это преступление совершенным в сфере предпринимательской деятельности. Трое из семи фигурантов этого дела год провели в СИЗО. Все это время суд, следователи и прокуроры игнорируют ст. 108 УПК РФ, которая прямо запрещает применять эту меру пресечения к обвиняемым по экономическим статьям, уверяя, что вменяемые действия к предпринимательству не относятся.

«Не похожими на другие предпринимательские дела стали судебные заседания. И Басманный суд, и Мосгорсуд устраивали прямо образцово-показательные заседания — допускали прессу, приобщали все ходатайства, разрешали выступать практически без ограничений, задавали острые вопросы следователю и прокурору. Только на итоговое решение судьи вся эта публичность и прозрачность не влияла, — подчеркивает Александр Хуруджи. — А вот отношение к арестованным — в самых худших традициях. Очень долго, в течение многих месяцев, следователи не давали арестованным свиданий с родными и не разрешали звонки. Каждый выезд в суд превращался в пытку: сборка в СИЗО, длительное ожидание, потом ледяные автозаки и пребывание в них часами, потом подвал суда — и снова несколько часов. Заседания, назначенные на 10 утра, зачастую начинались в 17-18 и позже. А потом еще и многочасовая доставка в СИЗО. Все это ЕСПЧ называет пытками, но, к сожалению, это распространенная практика у нас в правоохранительной системе».

Без угрозы инвестклимату

Недавно на экономической конференции во Франко-российской ТПП сообщалось, что приехать поддержать арестованных на ближайшем заседании собирается французский посол.

«Есть очень пристальное внимание со стороны государственных властей к этому делу, — рассказал «Ко» секретарь Административного совета Франко-российской ТПП Давид Ласфарг. — Сейчас заметно значительное улучшение франко-российских отношений: у стран есть очень существенные взаимные экономические интересы. Но дело Филиппа Дельпаля, которое длится уже год, имеет очень негативное влияние на французских инвесторов. Это уголовное преследование портит деловой климат, рождает страх и непонимание у многих французских бизнесменов».

Однако, по мнению экономиста Андрея Мовчана, вмешательство политиков, даже высокого уровня, ситуацию не изменит.

«Я боюсь, что у Франции и США (Майкл Калви — гражданин США. — Примеч. «Ко») нет монастырского подворья, на которое можно было бы обменять в России своих граждан, как это только что сделали израильтяне, — считает Андрей Мовчан. — Я думаю, что дело будет доведено до конца, тем более что наша правоохранительная система разжимать челюсти не умеет. Как минимум Калви и Дельпаля ждет длительный судебный процесс. Возможно, в итоге предпринимателей выпустят в зале суда как отбывших наказание, если они успеют до вынесения окончательного приговора отдать все, что у них есть».

Как подчеркивают все опрошенные «Ко» эксперты, ничего уникального в кейсе Baring Vostok нет: в стране десятки тысяч бизнесменов прошли через подобные посадки и подобные отъемы активов. Все прекрасно знали, что экономические интересы приближенных к власти удовлетворяются через систему уголовного права.

Именно поэтому, как полагает Андрей Мовчан, никакой угрозы инвестклимату от дела Калви не будет: объем капиталовложений из-за рубежа как был ничтожным, так таким и останется.

По его словам, в Россию приходят либо огромные корпорации, которые могут за себя постоять, либо абсолютные «ковбои», которые рассчитывают на быстрый заработок и уход или особый контакт с властью.

«Как это ни прискорбно звучит, факт посадки некоторого количества иностранных бизнесменов ничего не изменит», — резюмирует Андрей Мовчан.
 

18.02.2020

Материалы по теме

Дело Калви бьет рекорды по нарушениям со стороны следствия