«Донстрой» работает в три смены, у строителей нет никаких средств защиты

5964
0
59640
Источник: Open Media
Муниципальный депутат района Лефортово Александра Андреева обнародовала в своём блоге в Facebook петицию с требованием закрыть стройки Москвы в связи с пандемией коронавируса. Она призвала москвичей отправлять письма с аналогичным текстом во все федеральные органы власти. «Продолжение работы строек в Москве грозит экспоненциальным ростом заболеваемости коронавирусом, коллапсом медицинской сферы и массовыми смертями. На лечение строительных рабочих и тех, кто заразится от них, будут потрачены огромные бюджетные деньги. Эти деньги будут отняты у поддержки граждан в период эпидемии и восстановления экономики после её окончания», — говорится в тексте письма. 

О необходимости приостановить строительство на период режима повышенной готовности говорят и другие оппозиционные депутаты. Глава совета депутатов Гагаринского района Елена Русакова рассказала «Открытым медиа», что по всему городу продолжается строительство домов по программе реновации, продолжается и голосование за проекты, только теперь дистанционное. «Налицо работа строительного лобби, — считает Русакова. — Любой другой бизнес закрылся в период повышенной готовности, а уплотнительная застройка и так называемая реновация по всему городу как будто живёт по другим законам».

Накануне столичный мэр Сергей Собянин в очередной раз заявил о невозможности остановить стройки на период пандемии. «Стройка даёт самый большой мультипликативный эффект — через производство комплектующих и стройматериалов мы сохраняем миллионы рабочих мест в Москве и по всей России», — пояснил мэр. 

Работают в три смены

Активисты и муниципальные депутаты рассказали корреспонденту «Открытых медиа», что в районах, где идут стройки, вызвавшие протест местных жителей, строительный процесс пошёл даже интенсивнее, чем до эпидемии. 

«У нас „Донстрой“ работает в три смены, — рассказывает муниципальный депутат района Лефортово Александра Андреева. — Возводят 28-этажные апартаменты. Вижу этих строителей, которых никто не проверяет, у них нет никаких средств защиты, абсолютно не соблюдают режим самоизоляции — они же ходят в те же самые магазины и аптеки, что и остальные жители, представляете, как возрастают риски заразиться для местных жителей».

Строительство этого объекта муниципальные депутаты и местные жители неоднократно называли спорным из-за увеличивающейся нагрузки на инфраструктуру района. 

Аналогичная ситуация в Кунцево. Два квартала этого района стали площадкой для инвестпроекта группы ПИК, жителей должны расселить, микрорайон — снести, а на месте старых домов будет коммерческая застройка. Инвестпроект вызвал массовые протесты горожан, которые считают, что нарушены их конституционные права: большинство высказались против сноса и переезда, жители считают, что инвестпроект нарушает их право собственности.

Сейчас, по свидетельствам нескольких местных жителей и активистов, работы не приостановили. «6 апреля в соседнем со стройкой дворе начали вырубку 52 деревьев и 190 кустарников для прокладки теплотрассы к этому несуществующему пока дому, — рассказывает местная жительница Надежда Чижова. — Мы вызывали полицию, ссылались на то, что инфощит о вырубке не был установлен заранее, а также на то, что вырубка не относится к срочным ремонтным работам, и эти работы сейчас проводить нельзя. Полиция не стала ничего предпринимать, рабочие продолжили вырубать деревья». 

«Наши жители, которые раньше выходили на протесты, ложились под технику, сейчас вынуждены сидеть дома и наблюдать из окна за происходящим, — возмущается муниципальный депутат района Кунцево Денис Шендерович. — Из-за нарушения режима самоизоляции в Москве уже задерживают людей, а строители пользуются тем, что мы не можем препятствовать им».

Строить можно всё? 

Муниципальный депутат останкинского района Сергей Цукасов пожаловался на непрекращающееся строительство крупнейшего в Европе колеса обозрения в 20 метров от ближайших жилых домов. «Колесо обозрения — это не больница, не какой-то стратегически объект в период пандемии, — сетует Цукасов. — строительство развлекательных объектов сейчас — это какой-то пир во время чумы». 

По мнению депутата Шендеровича, строительный бизнес ничем не отличается от любого другого, однако именно стройкам разрешили работать в период пандемии. «У нас все равны перед законом, но некоторые — равнее, всё по Оруэллу», — заключает депутат.

Действительно, строительный бизнес в связи с эпидемией получил ряд поблажек. Премьер Михаил Мишустин сообщил об отмене штрафов для строительных компаний, которые нарушат сроки сдачи жилья. Также правительство анонсировало поддержку строительной отрасли в числе наиболее пострадавших от кризиса отраслей и утвердило список из системообразующих предприятий, куда вошли в том числе Группа «ПИК», ГК «Самолёт», Группа «ЛСР» и другие коммерческие застройщики. Их финансовое состояние власти планируют мониторить и оказывать поддержку в случае необходимости, какую именно — не указано. А вице-премьер Марат Хуснуллин неоднократно заявлял о невозможности остановить стройки в том числе по технологическим причинам. 

Руководитель одной из субподрядных организаций, работающей по заказу крупного застройщика, поясняет, что, действительно, есть ряд процессов, которые нельзя останавливать, как например, заливка бетона. Однако, по его словам, это делается довольно быстро и не требует большого количества сотрудников. «Заморозка» строительства на месяц или полтора не нанесёт ущерб самому зданию. Заразная профессия

Заразная профессия 

Министерство строительства России ограничилось рекомендациями для строителей, которые очень похожи на те, что столичные бизнесмены получили больше месяца назад: измерять температуру сотрудников, сохранять дистанцию, не допускать на объекты тех, кто проживает с «уязвимыми лицами». 

«Я не представляю, как контролировать, кто с кем проживает и контактирует, — возмущается депутат Андреева. — Трудовые мигранты, как правило, живут в общежитиях в комнате по 8−10 человек, у них общая кухня, один санузел на этаж. Если кто-то один заразился, то заболеют все».

Жители Кунцево рассказывают корреспонденту издания, что в их районе строители живут даже не в общежитиях, а в рабочих вагончиках, дезинфекция строительной площадки не проводится, сами сотрудники не носят масок. 

«Мы были с инспекцией на одном из строительных объектов, к нашему приезду всем выдали маски, — говорит узбекский правозащитник Батыржон Шерматов. — Температуру никому не измеряют, да и живут люди как и раньше в общежитиях».

По словам Шерматова, мигранты сейчас не могут уехать на родину, потому что границы закрыты, если закроют и стройки — они останутся без средств к существованию в чужой стране. Многие боятся обратиться за медицинской помощью, так как не всегда находятся в России легально. 

По оценкам Андреевой, в Москве на строительстве задействовано несколько сотен тысяч мигрантов, многие на полулегальных основаниях, и состояние их здоровья никто не проверяет.

Корреспондент «Открытых медиа» обратился за комментарием к экспертам комитета по строительству «Опоры России», куда входят в том числе владельцы крупных строительных компаний, однако на момент публикации ответа не получил. Редакция направила запросы в компании «ПИК» и «Донстрой». 
Пресс-служба группы ПИК в ответ на запрос издания сообщила: «Все сотрудники обеспечены санитайзерами и защитными масками. Введена обязательная дезинфекция общих помещений и ручного инструмента. Ежедневно обрабатывается более 1000 помещений». В общежитиях, где проживают сотрудники, также проводится санобработка, рабочим измеряют температуру. Стройки останавливать не собираются: как говорится в ответе пресс-службы, «производство работает в две полных смены». 

10.04.2020

Материалы по теме

    «Донстрой» работает в три смены, у строителей нет никаких средств защиты