«Единый посредник» Сергей Чемезов

4998
0
49980
Источник: Руспрес

Сергей Чемезов. Фото «ТАСС»

Единая информационная система госзакупок  (ЕИС) и подсистема управления закупками «Электронный бюджет», на которые государство потратило 4,1 млрд рублей, были созданы с нарушениями, выяснила Счетная палата. К таким выводам аудиторы пришли в отчете о проверке законности и эффективности расходов бюджета на них в 2015–2018 гг. «Ведомости» ознакомились с его копией, подлинность документа подтвердил представитель Счетной палаты.

ЕИС – одна из крупнейших государственных IT-cистем, была запущена в январе 2016 г. на базе портала zakupki.gov.ru. С ней обязаны работать госзаказчики и госкомпании – размещать планы, объявления о закупке, в ней ведутся реестры договоров и жалоб. С ее помощью государство рассчитывает бороться с нарушениями, поддерживать конкуренцию среди поставщиков и добиваться снижения цен. Но само же государство почти треть денег на систему – 1,3 млрд рублей – потратило, минуя конкурентные процедуры: в результате в контракт встроилась структура «Ростеха» – «РТ – проектные технологии» (РТПТ).

Сначала Федеральное казначейство проводило конкурсы на разработку и обслуживание ЕИС. В 2015–2016 гг. и первые полгода 2017 г. все эти контракты на 2 млрд рублей достались группе компаний «Ланит» или аффилированным с ней организациям. Однако осенью 2016 г. появился новый претендент на эти деньги – гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов предложил передать ЕИС госкорпорации в концессию. Для этого, впрочем, требовались бы поправки в законодательство, поэтому пока их нет, нужно просто назначить «дочку» «Ростеха» единственным поставщиком, писал он Игорю Шувалову,  работавшему тогда первым вице-премьером. Идею поддержал Минфин. Смена разработчика такой важной для государства системы на конкурсе повышает риски потери информации, говорилось в письме первого замминистра финансов Татьяны Нестеренко в аппарат правительства. В итоге в начале 2017 г. президент Владимир Путин поручил назначить РТПТ единственным исполнителем.

В переписке речь шла о контракте с «Ростехом» на 350 млн рублей в год, но в действительности в 2017–2018 гг. с РТПТ было заключено четыре госконтракта на общую сумму 1,3 млрд рублей, пишет Счетная палата. Их цена была недостаточно обоснована, считает аудитор, не была рассчитана стоимость развития системы и недостаточно точно просчитана стоимость эксплуатации. За два года 93% всех работ были переданы субподрядчикам – в первую очередь все той же группе «Ланит». РТПТ лишь занималась координацией, контролем и подготовкой техзаданий, пишет аудитор, и за такие «посреднические услуги» получила 45,5 млн рублей – 3,5% от цены госконтрактов.

РТПТ обеспечивает разработку техзадания, рабочей и проектной документации, организацию и контроль за предварительными испытаниями, опытную эксплуатацию и приемочные испытания, указывает представитель «Ростеха». А работы по кодировке, испытаниям и опытной эксплуатации передаются победителю конкурса, признает он, в 2018 г. на субподряд было передано 88% работ и услуг. «Ланит» выполняет часть работ по разработке и сопровождению ПО, но все больше генподрядчик делает сам, отмечает представитель «Ланита»: в 2018 г. – половину из этих работ.

Сейчас нет отдельной процедуры назначения единственного поставщика по решению президента или правительства, что создает риски необоснованного выбора, пишет Счетная палата, а закон о госзакупках не требует, чтобы в такой ситуации готовились расчеты и обоснования цен – это создает риски их завышения. Необходимость обосновать цену контракта с единственным поставщиком предусмотрена законом, не согласен представитель Минфина. Но правила обоснования определяет президент, говорится в законе: до сих пор такой указ не был принят.

В прошлом году государство отдало единственным поставщикам 14% от стоимости заказов – это почти 1,2 трлн рублей, из них 400 млрд – по решению президента или правительства. Крупные контракты достаются без конкурса – и через закупки, и через концессии – в том числе на создание систем, повышающих финансовую нагрузку на бизнес. Например, изначально ожидалось проведение конкурса на создание системы взимания платы за проезд грузовиков тяжелее 12 т по федеральным трассам. Но после вмешательства того же Чемезова концессия без конкурса досталась компании РТИТС, которая сейчас на 50% принадлежит «РТ-Инвест» (где у «Ростеха» 25,01%), а на 23,5% – сыну Аркадия Ротенберга Игорю. В течение 13 лет РТИТС гарантировано около 13 млрд рублей из бюджета в год.

Без конкурса Центр развития перспективных технологий был назначен оператором цифровой маркировки товаров – 25% компании принадлежит все тому же «Ростеху», 50% – структуре USM Holdings Алишера Усманова, 25% – управляющему партнеру Almaz Capital Partners Александру Галицкому. Нельзя допустить формирование монополий на данные, призывал на апрельской конференции Высшей школы экономики вице-премьер Максим Акимов.

Уже через госзакупку без конкурса «Стройгазмонтаж» Аркадия Ротенберга получил контракт на строительство Керченского моста и железнодорожных подходов к нему за 242,9 млрд рублей Без конкурса же госхолдинг «Роснефтегаз», где оседает часть доходов бюджета, выдаст 120 млрд рублей «Стройгазмонтажу» на строительство четырех культурно-образовательных комплексов.

Госзаказ превращается в рынок монополий, писал в 2017 г. Центр стратегических разработок (ЦСР, тогда его возглавлял нынешний председатель Счетной палаты Алексей Кудрин) в докладе «Какой должна быть контрактная система?». Уже давно подавляющая часть госзаказа достается небольшому числу поставщиков, говорит руководитель проекта «Контрактная система» ЦСР Ольга Анчишкина, стали появляться и другие аномалии. «Сформировался особый сегмент, в котором и заказчиком, и поставщиком выступают государственные организации», – писал ЦСР уже в 2018 г.: государство само у себя заказывает и само себе поставляет. Это 10–13% госзаказа, 80% таких контрактов заключаются с единственным поставщиком или по итогам несостоявшихся торгов, «при этом и заказчик, и поставщик имитируют предоставление лучших условий госконтрактов».

По данным архива агентства «Руспрес», копмани «Ланит» принадлежала недавно умершему Георгию Генсу,  участнику так называемого «молдавского ландромата»,  через который в 2011-2014 годах было отмыто и вывезено из России $22 млрд. По мнению эксперта Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP), около $27 млн, полученных Генсом от завышения расходов и ухода от налогов были выведены на принадлежащую Генсу компанию Comptek International Overseas, зарегистрированную на Британских Виргинских островах.

 

29.04.2019

Материалы по теме

«Единый посредник» Сергей Чемезов