Его борьба

2309
0
23090
Источник: Руспрес

Игорь Сечин. Фото ТАСС

Сечин рвется наверх. Год назад, потерпев поражение в операции по занятию правительства, Сечин не успокоился. За размытой картиной информационных войн и коридорных интриг последних лет всё чётче проступает лик   руководителя нового типа, взявшего  цель поставить под контроль жизнь каждого подданного.

Госдума в первом чтении утвердила законопроект, позволяющий передать компании «Роснефть» Ропшинский дворец под Санкт-Петербургом, сообщили телеграмм-каналы. Дворец когда-то принадлежал семье Романовых, сейчас он — руины. На восстановление дворца, по оценке Минкульта, требуется на менее 5 млрд руб. Сообщают также, что  Сечин  якобы давно интересуется Ропшинским дворцом как одной из своих резиденций.

Зачем госкомпании тратить 5 млрд на очередной дворец? Вопрос не риторический. Для Сечина – это символ. В первую очередь, символ царской власти.

Зачем Сечин тратит больше 4 (четырех) миллиардов государственных рублей ежегодно (если верить сайту госзакупок) на информационные войны, публикуя заказные негативные материалы против «оппонентов» — «Газпром», «Лукойл», «Транснефть», «Новатэк» и др. — от имени нанятых «экспертов», и на блокировку негативных публикаций в других изданиях? Сечину совершенно ничего не угрожает. Даже если в СМИ его каждый день будут поливать биоотходами из выгребной ямы, это никак не скажется на прочности позиций хозяина крупнейшей нефтяной компании России.

Ответ на поверхности – борьба за высшую власть.

На гребне войны

Сечин всё ещё  на коне. Год назад хозяин «Роснефти» пытался кавалерийским наскоком сесть в кресло премьера, но не случилось. Операция должна была быть быстротечной. После инициированного им ареста братьев Магомедовых с помощью подконтрольных СМИ Сечин добился отставки Дворковича и дискредитировал Шувалова, подорвав тем самым позиции  Медведева. Но свалить самого премьера он не успел —  новое Правительство было уже утверждено быстрее реализации интриги. Для победы Сечину не хватило около  месяца.

В результате  даже в вице-премьеры Сечину попасть не удалось. Что не удивительно. У Сечина есть один принципиальный недостаток − его невозможно уравновесить, как Медведева и других сановников высшего эшелона.

Сам  Сечин демонстрирует только поверженных врагов на фоне многочисленных  «достижений»  в виде поглощения ТНК-ВР, «Башнефти» (против чего выступал сам Владимир Путин), проекты в Индии, Венесуэле, на Ближнем Востоке. Неудачные, но все-таки попытки поглотить «Транснефть» и «Лукойл». Менее на слуху поглощение первой российской сети платежных терминалов «Элекснет», петербургского дворца великого князя Михаила Романова, интерес к угольным проектам

Новый поход во власть он начал с пока неудачной  попытки войти в Совет безопасности, заняв пост спецпредставителя по Латинской Америке. Но как знать, события в Венесуэле только в начальной фазе своего развития. Как пишут СМИ, в связи с попытками Сечина подмять под себя все вокруг: «Такое ощущение, что внутри государственной компании живет огромный спрут с присосками».

Да, уравновесить Сечина внутренним врагом невозможно, поэтому, как предполагают некоторые телеграм-каналы, премьером он может стать «разве что в ситуации войны». А это не так уж и невозможно. О войне с Россией на Украине говорят, как о практически решенном деле. Вся политика Петра Порошенко – это подготовка к войне с Россией. Кстати, солярку для украинской армии поставляет  «Роснефть».

О близящейся войне США с Китаем и Россией открыто говорят представители американского истэблишмента. Швеция с Норвегией вообще чуть ли не считают себя в состоянии войны с «империей зла». А что внутри РФ? Война всех против всех − один из самых вероятных сценариев будущего, заявил Глеб Павловский ровно год назад, и добавил, что «речь идет о сохранении системы, а не о сохранении Путина».

Но кто тогда может сохранить систему? Если смотреть на многих госолигархов за последние 15 лет, то мало кто так сохранился. Кто-то умер, кто-то сидит, кто-то локализовался и не вылезает из рамок как Чубайс, Костин или Собянин, кто-то пропал на пенсии, и вечен только Сечин. А «Роснефть» расползлась далеко за пределы отрасли и превратилась в практически бесконтрольную ветвь власти.

Под луной, конечно, никто не вечен, но если поставить вопрос: «Кто может придти на смену Владимиру Путину?», то самый вероятный ответ очевиден. И пазл начинает приобретать осмысленные очертания. Во всяком случае, делается понятным, зачем тратить 4 млрд на зачистку информационного поля и сакральный царский дворец.

Самопожирающий спрут

С господином Павловским можно поспорить: и о внутренней войне, и о сохранении путинской системы. Опросы общественного мнения железобетоны: народ жаждет твердой руки. Лидера, которому никто не осмелится утром доложить, что министр экономики арестован без его ведома. Что крупнейший зарубежный инвестор в России отправлен в СИЗО по заказу не самого крупного чиновника с нарушением международных договоров, на что верховная власть беспомощно бормочет о необходимости создавать благоприятный «деловой климат». Все понимают, разумом или нутром, что так дальше не будет. «Проект „Сечин“ — это ширма для тех, кто продвигает сталинизм без коммунизма… Они хотели бы переформатировать власть под „сечинский стандарт“, то есть раз и навсегда подчинить законность целесообразности, а цели определять единолично», — заклинает Znak.com. Под обоснование  нового устройства нашелся модный англосаксонский теоретик Майкл Манн. А под формирование новой реальности философ Питер Майр. Основной тезис первого — «в полиэтническом обществе невозможно построить демократию».  Эти идеи и проповедует Сечин. Путинская демократия ему не нужна – только сильная рука, только подавлять и властвовать. В этом, по мнению Сечина «ожидания общества», этого «ждет народ».

Для продвижения и закрепления идей в массах, используются идеологические подходы второго. Главный посыл – современная реальность, особенно экономическая, такова, что требуется принимать решения на многие годы вперед, и эти решения не всегда позитивно воспринимаются ныне живущими, а посему оптимальной представляется передача права принятия решений «неизбираемым» институтам, формируемым экспертами. И Сечин пытается оправдать ожидания.

Отсюда мотивация всех его поступков. Сечин тесно связан с силовыми структурами. И как бы он не пытался слиться с образом верховных сил, даже форма генерал-полковника ФСБ не меняет его хищной животной сущности. Действуя в «черно-белых» традициях «против лома нет приема» (колбаски Улюкаева, поглощение бизнеса Евтушенкова, арест Магомедовых и др.), куда бы не дотянулись его «присоски спрута», пожирая всё, что движется на своем пути. Время не терпит. «Корзинки от Сечина» — пиратский мем-синоним «черной метки от Сильвера». Сегодня ее может получить любой. Но тогда, в истории с Улюкаевым многие спрашивали, когда еще у нас сажали действующих министров? Никогда. Впрочем, один раз было.  Берия ведь был действующий министр, которого арестовали и расстреляли. «Но вообще-то Берия – это как раз Сечин, который настолько силен и непобедим, что остальным так и хочется, наплевав на все другие противоречия, объединиться и разорвать его на мелкие кусочки, и тут уже не имеет значения, насколько ты сам по себе крут и силен – когда против тебя все, ты гарантированно обречен, и шансов у тебя почти нет», — писал Олег Кашин по тому памятному случаю.

Интересно, что пожирая все на своем пути, сделать нового из своих поглощений спрут-Сечин не может. Даже на растущей нефти  в 2018 году суммарный долг «Роснефти», как выяснилось, увеличился на 224 млрд рублей, а общий объем обязательств компании достиг 8,468 триллиона рублей. Не самые глупые люди восхищаются заявлением Сечина, что капитальные вложения компании за прошлый год составили 1 трлн рублей, «это примерно 7% всех инвестиций в стране». Специалисты же понимают, что это катастрофа − в капвложения записываются расходы на бурение новых скважин, которых надо строить все больше, так как дебит существующих резко падает. Такими темпами до нефтяного коллапса остались считанные пару лет. За это время либо Игорь Сечин станет, как минимум, премьером, либо госбюджета не хватит, чтобы спасти «Роснефть» от банкротства.

Это чувствует и сам герой, поэтому перекрытие информационного поля идет с нарастающей скоростью. Следую заветам Майра, Сечин затыкает все возможные дыры, не считаясь с издержками и затратами. Контракты на размещение и блоки заключаются со всеми подряд, однако. Кого не удалось купить, тех судили. После миллиардных исков к РБК, Ведомостям, Новой газете с маниакальным требованием уничтожить тиражи газет, после скандала с Форбсом в стране практически не осталось независимых от Игоря Ивановича изданий. На десятки миллионов были заключены договора с «Независимой газетой», «Известиями», «Аргументами недели», «Комсомольской правдой»,  «Московским комсомольцем», «Версиями», «Трудом» и др. Раздаются контракты со всеразличными фондами и институтами, псевдоэксперты которых начинают объяснять массам «кто в доме хозяин». Начинаются судебные претензии к изданиям второго эшелона.  И – апогей — помойные интернет-ресурсы, влачившие жалкое существование, обновляют сегодня на деньги «Роснефти» дизайн своих сайтов, и публикуют статьи о «выдающемся менеджере» и «лучшей компании России». Сейчас в СМИ легче найти шизофреническую критику Путина, чем объективный анализ деятельности Сечина.

Однако, в погоне за властью, Сечин плохо изучил работы самого Майкла Манна.  Этот неомарксист видит четыре составляющие власти – капитал, милитаризм, СМИ и …идеологию! У системы, построенной Сечиным нет  никакой идеи, ему нечего предложить людям – ведь «в гробу карманов нет». В этом смысле даже анархизм Навального может быть более успешным.

«Вырваться настолько вперед, настолько возвыситься – это равнозначно тому, чтобы завернуться в фантик с надписью «съешь меня»», — уверен Кашин. И единственный способ спастись Сечину только один – «самому разрушить всю систему, буквально взять дубину и рушить, рушить, рушить, пока камня на камне не останется. …самому стать революционером, сжигая в пламени революции все им же самим созданные угрозы… Таким ведь и должен быть идеальный революционер – с огромными деньгами, с собственным силовым и медийным ресурсом и с глубокой жаждой мести».

Михаил Леонов, обозреватель

01.03.2019

Материалы по теме

Его борьба