Если конфликт России с Европой и США обострится, как поведёт себя «братский» Китай?

4410
0
44100
Источник: Версия

Накануне февральского визита в Пекин госсекретаря США Энтони Блинкена в Financial Times вышла статья «План Си Цзиньпина – перезагрузить китайскую экономику и вернуть друзей». Подразумевается, что «друзья» – это США и Европа. Логично, что в таком случае к России китайским товарищам придётся повернуться тылом. Неужели правда?

Главный посыл статьи – официальный Пекин теряет доверие к российским партнёрам. Прямых подтверждений этому нет, газета, расписывая разочарование китайцев действиями России, ссылается на анонимные источники. И акценты, расставляемые респектабельным, казалось бы, изданием, лишь добавляют недоумения. О руководстве России газета пишет, что оно-де, по мнению китайцев, ведёт себя так, что «Пекин перестаёт понимать Россию». Заодно проводится мысль – партнёрство с Россией не слишком-то выгодно для китайцев. То ли дело Запад: Евросоюз остаётся крупнейшим торговым партнёром КНР, причём только две его страны, Голландия и Германия, закупают китайских товаров на сумму в 3,3 раза больше, чем вся Россия, – 245 млрд долларов против 73 миллиардов. А Россия даже не входит в первую десятку главных экспортных рынков для китайских компаний. Крыть это в общем-то нечем, если, конечно, мерить дружбу исключительно в долларах и евро.

Какое счастье! – ликует издание «Свободная пресса», публикуя статью под заголовком «Китайский автопром пришёл в Россию». Доля легковых автомобилей из Поднебесной на российском рынке в прошлом году выросла с 7,5 до 19,4%! Ну мы-то с вами отлично понимаем, за счёт чего эта доля выросла, – за счёт ухода с российского рынка производителей из Европы, США и Японии. Кстати, раз уж зашла речь об автомобилях, с 2015 года длилась эпопея со строительством в Липецке автомобильного завода китайской фирмы Lifan. Между прочим, в планах было производить порядка 60 тыс. автомобилей в год. И хотя незадолго до начала проект в Липецке как-то само собой свернулся на другой местный российско-китайский автопроект, с концерном Changan, партнёры из Lifan были преисполнены самых радужных ожиданий. Переговоры, согласования, уточнения и прочие сопутствующие процедуры продолжались рекордные для китайцев четыре года! Убедившись, что воз с места никак не сдвигается, китайцы объявили проект экономически нецелесообразным. Едва ли здесь дело в падении спроса, как это попытались выставить в руководстве Липецкой области, скорее кто-то кому-то чего-то недодал. Тем не менее два автомобильных фальстарта в Липецке существенно сузили интерес китайских партнёров к российским проектам. Теперь российско-китайское парт­нёрство в Липецке сводится к проектам чуть менее грандиозным. Заголовок «Первой интернет-газеты Липецка»: «Китайский «Сибу Индастриэл» зашёл в ОЭЗ «Липецк» с проектом в 3,7 млрд рублей». А далее уточнение: по данным «Коммерсантъ Картотека», ООО «Сибу Индастриэл» с уставным капиталом 300 тыс. рублей зарегистрировано в декабре 2021 года. Промышленный гигант, ни дать ни взять! Вот он, наглядный пример российско-китайского партнёрства как оно есть. Без прикрас.

Вернёмся, однако, к публикации Financial Times. «Китайцы поняли, что оказались вынуждены противостоять слишком многим странам одновременно, в особенности развитым странам, которые остаются их главными экономическими партнёрами, – приводит издание мнение Жан-Пьера Кабестана, китаиста из Hong Kong Baptist University. – По­этому Пекин изо всех сил пытается сблизиться с Евросоюзом, а также с союзниками США в Азии, такими как Япония, Южная Корея и Вьетнам». Насчёт Вьетнама – тут или эксперт перестарался, выдавая желаемое за действительное, или издание, но в целом-то так и есть. Китайцы по сути своей торгаши. Дружить в первую очередь будут с теми, с кем выгодно. И тут вопрос: а не изменит ли Пекин своего внешнеполитического курса применительно к Москве, если его попытаются обаять Америка и Европа? Блинкен едет в Китай в феврале (визит начнётся 5-го числа и продлится несколько дней), а в марте в Москву прибудет председатель Си. Как знать, с чем пожалует к нам китайский партнёр? После съезда КПК замглавы МИД Китая Лэ Юйчэн, которого именовали главным российским лоббистом, переведён на работу в Гостелерадио Китая, и это явное понижение. А МИД возглавил бывший посол в США Цинь Ган – уж не звоночек ли это?

Многие западные издания пишут о раздражении, которое якобы отмечается у китайских партнёров в свете российской спецоперации на Украине. В определённых кругах КПК (в основном в региональном руководстве партии и в среднем звене центрального аппарата) растёт недовольство нерешительностью товарища Си в вопросе Тайваня. Вот, мол, даже российские «ревизионисты» решились на военную операцию, чтобы взять своё, и уже почти год не сворачивают с избранного пути, в то время как намного более могущественный Китай даёт слабину. Товарища Си такая постановка вопроса раздражает, ведь силовое решение тайваньского вопроса чревато санкциями, а значит, экономическими потерями, за которые китайский бизнес предъявит счёт ему лично. Признать, что он крайне зависим от бизнеса, Си не может – партийцы не поймут. Остаётся одно – давить на Москву, чтобы там поскорее свернули украинскую спецоперацию. Тогда у Си будет возможность ткнуть в нас пальцем – бери ношу по себе, чтоб не падать при ходьбе. А мы, мол, и сами с усами – не полезли в Тайвань, молодцы.

Кстати, о спецоперации. Друг, как известно, познаётся в беде. От иранских партнёров российские военные получили беспилотники, баллистические ракеты и множество прочего оборонного добра. Братская Белоруссия предоставила свои военные базы – если кто запамятовал, ещё несколько лет назад об этом и речь не шла. Как и о российском военном присутствии в Белоруссии вообще. А чем помогли нам китайцы? Пока только одними посулами. Даже с банковскими услугами как-то не задалось, не говоря о военных поставках или новых кредитах. Да что там, даже с финансированием строительства трубопроводов в Китай не всё гладко, партнёры предпочитают, чтобы Россия строила их по максимуму за свой кошт. Зато в китайских изданиях всё чаще публикуют статьи о том, как Россия вытесняет Поднебесную из Африки. Мол, как было замечательно договариваться с французами, пока центральную часть континента не прибрали к рукам русские!

Объяснение всем этим странностям российско-китайской дружбы простое. Для Пекина Москва – неравнозначный партнёр. То ли дело Вашингтон да Брюссель! Вот и в свежем докладе Rand Corporation на этом делают основной акцент – пока китайцам будет выгоднее дружить с Западом, они продолжат дружить с ним. Что же касается России, то она ни в коем случае не является равной США державой, тогда как Китай – равнозначный конкурент, «который хочет сформировать такой международный порядок, где он сможет стремиться к доминированию». Обратите внимание: не «доминировать», а только стремиться к этому!

Посмотрим, как пройдёт визит Блинкена в Поднебесную. Не случайно же западная пресса трезвонит о том, что госсекретарь США постарается донести до китайского руководства, что чем меньше будет поддержка, оказываемая Пекином Москве, тем менее острым будет американо-китайский конфликт. «Для Китая это аргумент, – приводит издание «Взгляд» мнение научного сотрудника американского Центра стратегических и международных исследований Чарльза Данста. – Пекин действительно боится конфликта с США. На словах КНР чётко поддерживает Россию, однако в военном и экономическом плане эта поддержка гораздо слабее».

30.01.2023

Материалы по теме