Германа Грефа попросили не выкидывать на улицу работников «Мелькомбината» в Твери

496
0
4960
Сотрудники тверского предприятия «Мелькомбинат» обратились к Герману Грефу: из-за действия «дочки» Сбербанка «НРК Актив» 500 человек могут потерять работу. Процедура банкротства «Мелькомбината» начата три года назад, и сейчас введено внешнее управление, которое, по мнению собрания кредиторов, позволит восстановить платежеспособность и рассчитаться по долгам. «НРК Актив» и ВТБ настаивают на конкурсном производстве. К банкротству предприятия могли привести действия самих банков.

Сотрудники тверского «Мелькомбината» обратились к председателю правления Сбербанка Герману Грефу. В письме, датированном 18 июня (есть в распоряжении “Ъ”), господина Грефа просят взять под личный контроль конфликт между ОАО «Мелькомбинат» и дочерней компанией «Сбербанк Капитал» «НРК Актив». «Основная проблема сводится к тому, что ОАО «Мелькомбинат» искусственным образом банкротится ООО «НРК Актив» и в ближайшее время будет сделан выбор между внешним управлением и конкурсным производством»,— утверждается в письме.

По словам авторов, в случае введения конкурсного производства порядка 500 человек потеряют работу, что вызовет социальную напряженность в городе, «ведь профессия мукомолов редкая и в пределах Твери найти работу будет крайне сложно».

Германа Грефа просят обратиться к кредиторам с просьбой поддержать внешнее управление и посодействовать выкупу долгов у «НРК Актив» с рассрочкой на пять-семь лет.

Компания «НРК Актив» — 100-процентная «дочка» ООО «СБК Проект», в свою очередь полностью принадлежащего дочернему предприятию ОАО «Сбербанк России» «Сбербанк Капитал».

Иск о банкротстве «Мелькомбината» начали рассматривать в январе 2015 года. Наблюдение ввели 27 октября по иску «Форроса» на 1,4 млн руб. В настоящий момент, по словам члена совета директоров Сергея Потапова, общая кредиторская задолженность, включенная в конкурсную массу,— 3,1 млрд руб., из них порядка 1,2 млрд руб.— перед компаниями, настаивающими на конкурсном производстве. Прежде всего банковскими структурами — «НРК Актив», ВТБ.

Арбитражный суд Тверской области ввел внешнее управление в апреле на 18 месяцев по итогам обращения собрания кредиторов. Решение приняли на собрании в январе. В конце мая кредиторы проголосовали за план внешнего управления ОАО «Мелькомбинат». Согласно документу, одна из версий причин банкротства компании — действия банков. С сентября 2013 года по март 2015 года предприятие погасило кредитов на 1,1 млрд руб., что привело к сокращению оборотного капитала под давлением кредиторов и падению объемов производства. За этот период выручка упала на 36%, что вызвало утрату платежеспособности. Уже после принятия иска о банкротстве Сбербанк и ВТБ вынудили «Мелькомбинат» перечислить 272 млн руб. в счет досрочного погашения кредитной линии. Действия привели к убыточности в 2015 году и неизбежности начала процедуры банкротства.

В плюс «Мелькомбинат» вышел в третьем квартале 2016 года, за 2017 год прибыль составила 43 млн руб., за первый квартал 2018 года — 18 млн руб. Согласно плану, полностью погасить задолженность в 3,1 млрд руб. предприятие сможет к третьему кварталу 2021 года.

Основным источником гашения требований кредитора должна стать выручка от продажи нескольких работающих бизнесов должника.

Против внешнего управления выступают «НРК Актив» и ВТБ. Представители должника не ответили на запросы “Ъ”. Пресс-служба Сбербанка России также отказалась от комментариев. По словам Сергея Потапова, «Мелькомбинат» обращался в «НРК Актив» с предложениями о реструктуризации долга. В начале июня ЗАО ОПК, возглавляемое сыном господина Потапова, предлагало уступить им право требования перед «Мелькомбинатом» на сумму 589 млн руб. в рассрочку до 2023 года. Предложение до настоящего момента осталось без ответа.

ВТБ и «НРК Актив» пытались оспорить решения кредиторов, но 14-й арбитражный апелляционный суд встал на сторону собрания кредиторов. Кассационная жалоба на момент сдачи материала подана не была.

КоммерсантЪ

28.06.2018

Материалы по теме

Германа Грефа попросили не выкидывать на улицу работников «Мелькомбината» в Твери