Игоря Сечина выставили с газопроводом в коридор

5081
0
50810
Источник: Компания
1 декабря исполнилось шесть лет с того дня, когда Владимир Путин объявил о провале проекта «Южный поток» с его амбициозными геополитическими целями, а в середине месяца в строй вошел проект конкурентов — Трансадриатический газопровод (TAP), доставивший на юг Италии газ из Азербайджана.

Система ТАР, пересекающая Грецию, Албанию и Адриатическое море, стала частью так называемого Южного газотранспортного коридора — инфраструктуры, которая в Евросоюзе заслужила включения в приоритетную категорию «проектов общего интереса» (projects of common interests, PCI). Это позволило организаторам проекта получать разрешительные документы в упрощенном порядке и претендовать на финансирование из фонда Программы соединения Европы (CEF).

Газпромовские проекты такой статус не получали по двум весомым причинам. Во-первых, диверсификация импорта, которую в Евросоюзе считают опорой энергетической безопасности, предполагает разнообразие поставщиков, а не замену одних маршрутов поставки на другие у одного поставщика. Во-вторых, европейцы исходят из печального опыта работы с «Газпромом», справедливо считая его ненадежным партнером. Компания не раз прекращала или сокращала доставку газа, причем на пике зимнего отопительного сезона, по политическим мотивам.

В «коридор» вошел Южно-Кавказский газопровод Баку — Тбилиси — Эрзурум из Азербайджана через Грузию в Турцию, который пришлось расширить для приема новых объемов каспийского газа, а также Трансанатолийский газопровод (TANAP) через всю Турцию в Грецию. На первом этапе поставки в Италию запланированы на уровне 10 млрд кубометров в год с возможностью удвоения объемов в будущем, с развитием добывающего проекта «Шах-Дениз» и разработкой других месторождений в Каспийском море.

Нельзя сказать, что «Газпром» не пытался помешать конкурентам. Москва не раз предлагала покупать в Азербайджане большие объемы газа по высокой цене, несмотря на то, что своего газа в России больше, чем требуется для покрытия внутренних и экспортных нужд, — не получилось.

Азербайджан в союзе с иностранными инвесторами в его добывающую и газотранспортную отрасль предпочел выход на европейский рынок. «Газпром» рассчитывал, что Турция станет покрывать свои растущие потребности в газе за счет опоры на импорт из России, — не получилось.

Турки с удовольствием приняли на своей земле TANAP и даже объявили, что могут теперь играть роль важного газораспределительного узла для Евросоюза. А внутренний спрос они предпочитают покрывать не только азербайджанскими и иранскими поставками, но и импортом сжиженного газа. Российскому же поставщику приходится выторговывать себе право на продажу и транзит в Турции, предлагая огромные скидки в цене. Замена Украины на капризную Турцию на южном направлении газпромовских поставок в Европу оказалась делом дорогостоящим и в целом провальным.

Убедившись в неудаче затеи с «Южным потоком», а по большому счету и с потоком турецким, московские газовые стратеги стали выдвигать совсем уже бредовые идеи ради срыва проекта «Южного коридора». Так, в сентябре 2016 года тогдашний министр энергетики Александр Новак предложил греческому коллеге Паносу Сукурлетису проложить от турецкой границы через Грецию «Южно-Европейский газопровод» в непонятный «ряд европейских стран по ряду маршрутов». Предполагалось участие в проекте Италии и Австрии, но инициатива эта продолжения на получила, хотя в Москве заявляли даже о наличии какой-то «дорожной карты» строительства такой трассы. Греки сослались на необходимость консультаций с Еврокомиссией, в которую в конечном итоге так никто и не обратился. Вместо этого был построен TAP.

Разумеется, в «Газпроме» не могла не появиться мысль о том, чтобы оседлать уже построенный «коридор» и использовать его для доставки российского газа в Италию, как предполагалось по первоначальной версии проекта «Южный поток», поскольку по европейским антимонопольным правилам место в магистральных трубопроводах можно получить и «третьим сторонам». Однако препятствием к такому решению стали итальянцы. Инициаторам TAP пришлось приложить огромные усилия, чтобы добиться согласия Рима на выход газопровода на юг Апеннинского полуострова: там столько газа не нужно, а гнать его оттуда на промышленно развитый север Италии накладно, да и не нужно, поскольку на севере есть надежные проверенные маршруты получения газа, в том числе и российского через Украину. Добавить в согласованный график ТАР еще и газпромовские объемы вряд ли получится.

Спонсированный Евросоюзом «коридор» стал препятствием и для «Турецкого потока» в его попытках продвижения через Болгарию на север.

Уже в будущем году болгары смогут получать миллиард кубометров азербайджанского газа в год, когда в эксплуатацию вступит ответвление от TAP из Греции, а это покрывает больше трети потребностей страны, которая раньше практически полностью зависела от «Газпрома».

Да и продолжение «Турецкого потока» через Болгарию в Сербию, Венгрию и Австрию не станет монополией российской компании, хотя она заранее забронировала для себя всю пропускную мощность входа этой магистрали на болгарскую территорию. Чтобы оправдать сотрудничество с «Газпромом» и избежать возможных санкций со стороны регулятора европейского энергорынка, болгарские власти объявили эту трассу якобы самостоятельным «Балканским потоком», который должен принять газ не только из России, но также из Азербайджана, а в будущем и из Греции, куда он приходит в сжиженном виде.

Да, российским инициаторам «Турецкого потока» удалось поставить болгар в чрезвычайно сложное положение. Для финансирования строительства болгарского участка газпромовской трассы компания «Булгартрансгаз» влезла в долги на 3 млрд долларов, которые не могут погасить скромные доходы этой фирмы. А компания «Булгаргаз» просто физически не в состоянии выполнить обязательства по закупке газа и у «Газпрома», и у азербайджанцев — и должна будет оплачивать недобор по принципу «бери или плати» (примерно 100 млн долларов азербайджанскому поставщику и вдвое больше — «Газпрому»), что теоретически тоже способно привести ее к разорению. А на горизонте — обещанные американцам закупки СПГ через Грецию. Интересно, что России этот внутриболгарский конфликт никак не поможет. Об этом позаботятся в Еврокомиссии, где строго следят за соблюдением антимонопольных норм.

В этой ситуации можно было бы признать, что вслед за «Южным потоком» провалился и «Турецкий поток». До Италии его газ не дойдет, на Балканах удастся продать микроскопические, в масштабах «Газпрома», объемы, да и маршрут до Австрии если и заработает, то незначительно.

Поглотившая десятки миллиардов долларов попытка использовать «Газпром» в качестве политического инструмента потерпела крах и на этом направлении.

18.12.2020

Материалы по теме

Игоря Сечина выставили с газопроводом в коридор