Институт уральских полпредов стал трамплином для Собянина и провалом — для Холманских

4264
0
42640
Источник: Новая Газета
13 мая 2000 года по указу только что вступившего в должность президента Владимира Путина Россия была поделена на федеральные округа, в каждом из которых было создано полпредство. В числе прочих был создан и Уральский федеральный округ с центром в Екатеринбурге. За 20 лет уральское полпредство не только «взрастило» знаменитого «тагильского рабочего» Игоря Холманских и способствовало карьере будущего мэра Москвы Сергея Собянина, но и отметилось войнами с региональной элитой и активистами.

Канва

Институт полпредов был введен в России еще в 1991 году — указом президента РСФСР Бориса Ельцина. Однако при нем полномочные представители работали не в округах, а в каждом регионе. При Путине началось «укрупнение». 

Уральский федеральный округ образовали из Свердловской, Челябинской и Курганской областей, а также из регионов «тюменской матрешки»: Тюменской области, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов.

Интересно, что географически и культурно к Уралу из всего Уральского округа относятся только два региона: Свердловская и Челябинская области.

Курган — уже Зауралье. А «матрешка» — западная Сибирь. Почему было решено объединять именно эти регионы, так до конца неизвестно, но на момент образования УрФО его границы соответствовали границам Уральского военного округа. В ситуации борьбы с терроризмом это могло казаться целесообразным.

Полпреды были призваны контролировать исполнение в регионах решений федеральных властей, докладывать в Москву о положении дел, быть посредниками между центром и регионами.

Правда, когда губернаторов, как и самих полпредов, стал назначать президент, смысловая значимость полпредства несколько ослабла: сегодня полномочные представители воспринимаются скорее как синекура, декорация центральной власти. 

«Три курицы»

Первым полпредом президента в УрФО стал бывший заместитель министра внутренних дел Петр Латышев. Его появление в Свердловской области было «в штыки» воспринято губернатором Эдуардом Росселем, который к тому моменту руководил регионом уже пять лет и чувствовал себя здесь полноправным хозяином.

«Совершенно очевидна неумная демонстрация мускулов, — говорил Россель о назначении полпреда. — Присылают человека, которого ты вообще в первый раз видишь. Смотришь: он в жизни руководил только тремя курицами, а ставят на такую организацию серьезную, что просто поражаешься принципу подбора кадров…»

С самого начала Россель стал создавать для Латышева неудобные ситуации. Когда встал вопрос о резиденции полпредства, губернатор предложил выбор: либо Дом актера, либо Дома детского творчества (дореволюционная усадьба купцов Харитоновых — Расторгуевых). Латышев выбрал второй вариант. Региональные СМИ тут же начали писать, что полпред собирается выселить на улицу детские кружки. Следом начались акции протеста детей и их родителей. 

В итоге Латышев обосновался в скромном пятиэтажном недострое рядом с домом областного правительства.

Так элита Среднего Урала дала понять полпреду, что ему в регионе не рады.

Совсем не лучшим образом сложились у Петра Латышева и отношения с губернатором Курганской области Олегом Богомоловым, который на тот момент симпатизировал «левым».

Латышев попытался выдавить его с должности, делая ставку на губернаторских выборах 2000 года на его оппонента Николая Багрецова, тесно работавшего с партией «Единство» (будущая «Единая Россия»). Однако Багрецов выборы проиграл. В 2004 году полпред предпринял попытку сделать губернатором Зауралья своего заместителя Виктора Басаргина. Но и эта попытка провалилась. Кандидатуру не согласовал Кремль.

Трамплин для Собянина

Говоря о Петре Латышеве, нельзя не упомянуть и фигуру его первого заместителя в 2000–2001 годы — Сергея Собянина.

До 2000 года Собянин был председателем думы ХМАО и параллельно занимал в Совете Федерации пост председателя комитета по законодательству, продвигая нужные Кремлю законы о реформе госвласти.

Собянин одним из первых поддержал президентский законопроект о новых принципах формирования верхней палаты парламента. На тот момент губернаторы и спикеры региональных парламентов по должности являлись членами Совета Федерации, а значит, напрямую влияли на принимаемые законы.

Путин предложил заменить губернаторов и глав законодательной власти назначенными от регионов представителями. Это в перспективе делало Совет Федерации подконтрольным Кремлю: ранее сенаторы нередко выступали против решений центральной власти, например — в 1999 году вопреки желанию Кремля трижды отказались отправить в отставку генпрокурора Юрия Скуратова.

Своей работой в полпредстве Собянин не запомнился. Ему была уготована другая роль: в 2001 году он с подачи Латышева стал кандидатом на выборах губернатора Тюменской области.

На новом посту Сергей Собянин, согласно задумке полпредства, должен был объединить тюменскую «матрешку». Ликвидация округов повышала контроль Кремля над нефтегазовыми богатствами страны. О планах по объединению было заявлено открыто, но им воспротивились губернаторы Югры и Ямала.

В результате длительных переговоров был найден компромисс — программа «Сотрудничество»: автономные округа взамен на административную независимость стали перечислять в областной бюджет налог на добычу полезных ископаемых и 29,5% доходов от налога — на прибыль.

В ноябре 2005 года Собянин был назначен руководителем администрации президента России, после чего началась его карьера в Москве.

«Букингемский дворец»

Следующим после Латышева полпредом стал глава ФССП Николай Винниченко. Он работал с 2008 по 2011 годы и ничем бы жителям уральского округа не запомнился, если бы именно при нем не был решен вопрос о строительстве резиденции полпреда.

В Екатеринбурге на берегу Исети воздвигли настоящий дворец: 12 500 квадратных метров с каминами, тяжелыми портьерами, канделябрами. Строительство обошлось государству почти в два миллиарда рублей.

Здание стало для екатеринбургской общественности красной тряпкой: зачем полпредству при его неясных функциях такая резиденция?

В апреле этого года, говоря о передаче екатеринбургского хосписа под инфекционный госпиталь для больных коронавирусом, бывший мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман заявил: «В Екатеринбурге есть и другие здания, которые можно использовать под инфекционные больницы. Возьмите полпредство: там работают 15–20 человек. Но это 12 000 квадратных метров. Сотрудников полпредства можно перевести на удаленку, а в здании — оборудовать госпиталь. Люди вам еще и спасибо скажут».

Идея была широко подхвачена общественностью и СМИ, но до реализации не дошла: в полпредстве назвали предложение Ройзмана «популизмом». И ради инфекционной больницы все-таки пожертвовали хосписом. 

«Человек труда»

После Николая Винниченко место полпреда президента в УрФО занял Евгений Куйвашев. В этой должности он проработал всего восемь месяцев: с сентября 2011 года по май 2012-го. Вновь избранный в мае президентом Владимир Путин предложил кандидатуру Куйвашева на пост губернатора Свердловской области. А на смену ему в полпредство пришел человек-феномен — начальник сборочного цеха № 130 «Уралвагонзавода» Игорь Холманских.

Холманских приглянулся президенту во время телемоста в декабре 2011 года. В Москве бушевали «белоленточные» протесты.

«Меня зовут Холманских Игорь. Я начальник сборочного цеха. Хотел спросить вас про американские ПРО, но есть вопрос, о котором душа болит. В трудные времена, Владимир Владимирович, вы приезжали к нам на предприятие и помогли нам. Спасибо вам за это. Сегодня наш многотысячный коллектив имеет заказы, имеет зарплату, имеет перспективу, и мы очень дорожим этой стабильностью. Мы не хотим возврата назад.

Я хочу сказать про эти митинги. Если наша милиция, или, как сейчас она называется, полиция, не умеет работать, не может справиться, то мы с мужиками готовы сами выйти и отстоять свою стабильность», — заявил он.

Этих слов оказалось достаточно, чтобы изменить судьбу Игоря Рюриковича.

В 2012 году он стал одним из организаторов заводского комитета в поддержку Владимира Путина и его доверенным лицом на президентских выборах. Затем вступил в оргкомитет движения «В защиту человека труда».

А 18 мая, через две недели после выборов, Путин предложил Холманских стать его полпредом в УрФО. В тот же день был подписан указ о назначении. 

Новый полпред старался не выходить к журналистам. Во властных коридорах шептались, что он мало понимает в региональной политике и экономике. Главным инфоповодом от полпредства за все время работы Холманских стал сплав по реке Чусовой, в котором принимали участие региональные политики, члены профсоюзов, промышленники и журналисты. Сплав совмещался с советом движения «В защиту человека труда».

В 2016 году музыкант Андрей Макаревич сообщил, что именно Холманских своим устным распоряжением запретил концерты «Машины времени» в столице Урала. В полпредстве это опровергали, но скандальный отпечаток остался. 

После отстранения от должности в 2018 году Холманских занял пост председателя совета директоров «Уралвагонзавода». Но в январе 2020 года покинул и эту должность, окончательно уйдя в тень.

«Польский шпион»

Нынешний уральский полпред Николай Цуканов пришел на должность в июне 2018 года. До этого он шесть лет работал губернатором Калининградской области и полтора года — полпредом в Северо-Западном федеральном округе.

К моменту приезда Цуканова на Урал «вертикаль власти» в России давно была выстроена. Никакой необходимости влезать в скандалы не было. Но беда пришла, откуда не ждали. 

4 июля 2019 года в Москве сотрудники ФСБ задержали помощника Николая Цуканова Александра Воробьева. Его обвинили в крайне тяжком преступлении — госизмене. Основанием для возбуждения дела, сообщали СМИ, стала передача Воробьевым секретной информации с заседаний Совета безопасности РФ Польше.

Задержание Воробьева стало серьезным ударом по имиджу полпреда: вместе Цуканов и Воробьев работали и в правительстве Калининградской области, и в Северо-Западном федеральном округе. СМИ даже называли задержанного «семейным юристом» полпреда — за то, что он работал над переоформлением прав собственности на недвижимость семьи Цуканова.

Но на задержании история не закончилась. Екатеринбургский блогер Ярослав Ширшиков, известный своими эпатажными акциями и высказываниями, написал в фейсбуке шуточный пост, в котором назвал Цуканова «польским шпионом». 

Полпред пост не пропустил: Ширшикова вызвали в Следственный комитет и предъявили обвинение в том, что он «опорочил честь, достоинство и репутацию полпреда УрФО». К делу прицепили и еще одну публикацию блогера — в ней он призывал «дать <Роскомнадзор> казакам и омоновцам». 

В марте этого года суд приговорил блогера к полутора годам ограничения свободы. Теперь Ширшиков продолжает время от времени отпускать шутки по поводу «шпионажа в пользу Польши», упоминая некоего «Пана Цукана».

Сколько это стоит

Во сколько бюджету обходится содержание полпредства с точностью до копейки сказать невозможно: о своих доходах обязаны отчитываться только сами полномочные представители президента, члены их аппарата могут держать зарплаты в секрете.

Известно, что Николай Цуканов в 2018 году заработал 10,1 млн рублей. Его отчетность за 2019 год пока не опубликована. «Простой рабочий» Игорь Холманских со своими сплавами по Чусовой в должности полпреда зарабатывал от 4,3 до 7,6 млн рублей в год. 

В июле 2019 года Znak.com опубликовал сведения о том, сколько стоит уход за зданием полпредства (строительство самого здания, напомним, стоило 2 миллиарда рублей).

Так цена контракта на оказание услуг по уборке, содержанию служебных помещений и прилегающей территории на 2019 год составляла 3,7 млн рублей. 4,1 млн рублей стоила в прошлом году охрана комплекса зданий.

На подачу тепловой энергии полпредство затратило 3 млн рублей, на холодное водоснабжение и водоотведение — 249 тысяч. Годовое техническое обслуживание систем электроснабжения, водоснабжения, водоотведения, кондиционирования воздуха, охранной сигнализации и других коммуникаций обошлось более чем в 3,8 млн рублей. На лифты и связанные с ними системы ушло порядка 240 тысяч.

Таким образом, только обслуживание здания полномочного представительства президента в 2019 году обошлось федеральному бюджету в 15 млн рублей.

Но ведь есть еще ремонт отдельных частей резиденции. Например, в июне 2019 года был объявлен тендер на 7,7 млн рублей на ремонт кровли. В 2018 году управление эксплуатации зданий высших органов власти администрации президента направило еще 2,8 млн рублей на проектирование и ремонт здания полпредства.

Работа сотрудников аппарата полпредства также «влетает в копеечку»: контракт на транспортное обслуживание работников в 2019 году составил 713 тыс. рублей. На расходные материалы (ручки, бумагу и пр.) было потрачено 400 тыс. рублей. На услуги связи и передачи внутренних телеграмм — 1,2 млн рублей. 

Получается, что суммы всех контрактов, связанных с работой полпредства в 2019 году, составили 27,7 млн рублей. И это — без учета зарплат.

«Вертикаль власти» в России давно уже выстроена, но инструменты ее строительства остались, и щедро оплачиваются из бюджета. На вопрос «зачем?» ответить, видимо, может только президент.

13.05.2020

Материалы по теме

Институт уральских полпредов стал трамплином для Собянина и провалом — для Холманских