История ареста афганского «Боинга», которая ничему не научила бюрократов: указывать на бардак в Шереметьево они запрещают

3169
0
31690
Источник: Версия

Стали известны подробности шокирующей истории, которая произошла в международном аэропорту Шереметьево аккурат под Новый год. 29 декабря 2020 года глубокой ночью (в 02 часа 38 минут) здесь вылетел без разрешения на убытие (сразу оговоримся – по версии Шереметьевской таможни) «Боинг-737» Афганских авиалиний, выполнявший рейс Москва-Кабул. 23 февраля 2021 года (спустя 2 месяца!) он был задержан со стандартной формулировкой: «за нарушение международных авиационных правил». Лайнер оставался на земле аж до 30 апреля нынешнего года. Компания-перевозчик несла колоссальные убытки. Ее представители озвучили сумму в один миллион долларов.

Финал у этой истории оказался ошарашивающим. В распоряжении редакции есть материалы по делу об административном правонарушении №5-1817/2021 Химкинского городского суда Московской области. Они в полной мере дают представление о том, какой хаос и бардак царят в коридорах государственного учреждения, служащие которого принимают решения об открытии или закрытии границы для воздушных судов. Анекдотичная история получилась. Выяснилось, что и граница не на замке, и за державу очень обидно. Судите сами.

Между небом и землей

Один из первых очевидных вопросов: почему так неторопливо задерживали крылатого «правонарушителя»? Пожалуй, он – единственный, на который внятного ответа нет. Лайнер эти два месяца свободно передвигался по миру, и в том числе, по воздушному пространству России, но почему-то именно 23 февраля неторопливая Шереметьевская таможенная служба решила его притормозить.

А теперь – о главном. Каким же образом может незаконно и несанкционированно взлететь из Шереметьево самолет? Если кто-то наблюдал в боевиках, как лайнер лавировал на взлетной полосе и уходил от погони, поднимался в небо, а потом еще и уворачивался от ПВО, то его ждет разочарование: реальность тут приземленная, а в случае с афганским лайнером еще и – суровая. Разрешение на вылет получают от диспетчера после прохождения точно определенного количества процедур. При этом диспетчер запрашивает санкцию на вылет лайнера от государственных органов.

Как же афганский лайнер ушел от всех? Оказывается никак! 30 апреля 2021 года Химкинский суд огласил приговор по делу №5-1817/2021, согласно которому производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст. 16.1 КоАП РФ, в отношении авиакомпании «Ariana Afghan Airlines» было прекращено… в связи с отсутствием состава административного правонарушения. То есть никакого «покидания таможенной территории Евразии» не было. Так что же произошло? Яркое представление об этом дают материалы дела. Приведу несколько красноречивых цитат.

«Исходя из материалов дела, авиакомпания не совершала вменяемого правонарушения. Шереметьевская таможня вменяет убытие 29 декабря 2020 года воздушного судна Боинг 737-400… без разрешения таможенного органа. Вместе с тем, исходя из материалов дела, разрешение на убытие воздушного судна было получено перед вылетом».

Или снова о главном, но уже так: «В материалах дела отсутствует какое-либо решение Шереметьевской таможни, оформленное в письменном виде, о не пропуске через государственную границу самолета» (и далее приводится список действий экипажа, который подтверждает, что разрешение было получено). «Подъем трапа и буксировка воздушного судна осуществляется силами аэропорта, авиакомпания не может выполнить их самостоятельно, при этом подъем трапа и закрытие дверей возможно только после завершения всех форм государственного контроля, включая проверку наличия разрешения таможенных органов. При данных обстоятельствах имеются объективные и достаточные данные, подтверждающие наличие разрешения таможенного органа на убытие рейса FG708 29 декабря 2020 года, в противном случае не был бы произведен подъем трапа, а наоборот было оформлено разрешение о непропуске через границу. Доказательств обратного материалы дела не содержат.

Вот еще одно веское доказательство легитимности взлета афганского лайнера: «…командир воздушного судна, получив указание от диспетчерской службы, в 02:28 начал руление и в 02:38 на основании полученного дополнительного разрешения осуществил взлет. Перед началом буксировки и запуском двигателей командир воздушного судна также получил разрешение от сотрудника отряда пограничного контроля аэропорта Шереметьево».

Как разъясняется далее, в аэропорту Шереметьево действует специальный документ со сложным названием «Технологическая схема организации пропуска через государственную границу РФ лиц, транспортных средств, грузов, товаров и животных в воздушном грузопассажирском постоянном многостороннем пункте пропуска через государственную границу РФ». Он определяет последовательность осуществления основных контрольных действий, и там вполне понятно прописано, что перевозчик предоставляет таможне необходимые сведения еще до окончания контроля, а уже таможня проверяет достоверность сведений, сообщая об этом другим проверяющим. И только после этого дается разрешение закрыть люки, отогнать трапы, и начать движение самолета.

Понимаете, в чем загвоздка? Без разрешения таможенного органа аэропорт Шереметьево просто не мог дать самолету право выруливать со стоянки, не говоря уже про взлет и прочее. Вывод очевиден: либо разрешение было, либо… за этим просто никто не следит!

Письма в Афганистан

Однако без крутого пике не обошлось. «Вместе с тем, на поданных авиакомпанией экземплярах генеральной декларации Шереметьевская таможня никаких отметок не проставила…», – констатировал суд и тут же внес поправку: «Исходя из материалов дела, разрешение на убытие воздушного судна было получено перед вылетом». И даже так: «Шереметьевская таможня вменяет в вину авиакомпании бездействие и нарушение своих же собственных должностных лиц, выдавших разрешение на убытие рейса FG708, но не проставивших отметки в генеральной доверенности», – твердо и четко расставляются в ходе судебного разбирательства акценты.

Бездействие, ошибки должностных лиц, – служители Фемиды тщательно выбирали выражения. А если быть откровенными, то налицо головотяпство, халатность, некомпетентность, отсутствие контроля. Такое впечатление, что таможенный орган потерял ориентиры и всем правит паника. На автопилот перейти не получилось, поскольку, как опять-таки значится из материалов дела, «время подачи документов документально никак не фиксируется. В аэропорту Шереметьево электронного взаимодействия между таможенным органом и пограничной службой по состоянию на 29.12.2021 года не имелось». Остается только надеяться, что берестяные грамоты таможенники все же не используют. Доказательства этому, кстати, находим в материалах суда: электронный документооборот здесь в 2021 году появился (21 век ведь как-никак!).

Некоторые отрывки из судебного решения трудно читать без смеха (хотя сама ситуация наводит на грустные размышления). Вот наиболее курьезные моменты, из решения суда:

Старший инспектор отдела таможенного оформления и таможенного контроля транспортных средств Петров А.В. направил в адрес президента «Ариана Афган Эирлайнз» Alem Shah Ibragimi письмо от 25 января 2021 года, согласно которому законному представителю авиакомпании или защитнику надлежит явиться в Шереметьевскую таможню для дачи объяснений. Таможенник Петров выбрал электронную почту и адрес: «[email protected]». Несомненно, логика в этом есть: в Интернете найдется всё! А на каком языке апеллировал Петров к афганцам? На официально признанном английском? Нет, на чистейшем русском. Вот, наверное, удивились операторы, привыкшие обрабатывать вал писем от пассажиров, непонятным каракулям на чужом языке!

Тот же самый инспектор Петров, как гласит решение суда, самостоятельно составил определение о возбуждении дела об административном правонарушении. Ну, а чтобы соблюсти все бюрократические формальности, на последнем листе решил поставить отметку. Этот факт и текст самой отметки зафиксирован в материалах дела. Суд приводит ее «дословно, с сохранением синтаксиса»: «Определения на руки палучиль для передача законому передставителью», – старательно выводил под бдительным взором таможенника Петрова рожденный в Афганистане представитель авиакомпании, явно не до конца понимающий, что от него требует этот человек в погонах и зеленой форме.

«Анализ содержания текста… даже без участия эксперта-лингвиста дает достаточные основания полагать о недостаточном владении русским языком, требующемся при составлении сложных юридических процессуальных документов» – думаю, это – максимально корректная формулировка, которую только мог подобрать суд в данной ситуации. Ведь никакого защитника, и никакого переводчика, как нетрудно догадаться, приглашено не было.

Чисто формальная бюрократическая роспись, и не менее формальный русскоязычный «емейл» куда-то в Кабул, – все это будни таможни, которая так и не определилась в нашем случае дает она добро или нет… Вот только их сугубо частное видение ответа на вопрос – летим или стоим – может обернуться для России колоссальными убытками. Помните про один миллион долларов, которые афганцы потеряли от простоя лайнера? Так вот теперь у них есть все шансы начать за него судебную тяжбу. Начать и выиграть.

Режим турбулентности никто не отменял?

Ирония, впрочем, не спасает, если задуматься о том, что все приведенные цитаты – это не собрание мемов и приколов для стендаперов, а материалы дела об административном правонарушении в главном аэропорту страны. Вопросов возникает масса! Почему аэропорт дает разрешение, а таможня после этого арестовывает самолет на два месяца и пытается убедить всех, что разрешения не было? Кто ответит за это головотяпство и как избежать подобных ЧП в будущем? Наконец, самый главный и волнующий всех нас вопрос: кто же тут обеспечивает безопасность полетов? Самое время услышать мнение представителей контролирующих органов и их оценки. Уверена, они последуют: решение суда вступило в законную силу.

Кстати, и в самом аэропорту есть назначенцы, в служебные обязанности которых включены функции контроля и обеспечения безопасности. Трудно представить, что, к примеру, заместитель генерального директора аэропорта по безопасности Виктор Ермаков (тот самый, при котором один пассажир как-то угнал микроавтобус прямо с аэродрома, а другой – пронес травматический пистолет) не в курсе, что диспетчеры его аэропорта дают разрешение на вылет без ведома таможенного органа, а последний потом еще и арестовывает самолет. Как получилась такая разбалансировка?

Первый заместитель генерального директора АО «МАШ» по производству Андрей Никулин (тоже господин с бэграундом – это его уволили из дочерней организации аэропорта – компании «Шереметьево-Хэндлинг» несколько лет назад после проверки прокуратуры) регулярно отчитывается о том, что в Шереметьево есть современный Центр управления, созданный десять (!) лет назад с учетом опыта ведущих аэропортов мира. «Основную роль в управлении производственными и технологическими процессами в аэропорту играет производственная база данных «Синхрон» — собственная инновационная разработка». Как убеждены ее создатели, она «позволяет вести контроль выполнения операций в полностью автоматическом режиме с точностью до 1 минуты» (здесь и ранее – цитата из официального релиза компании). Что же контролирует инновационный «Синхрон»? Как он-то просмотрел вылет якобы без разрешения!? Хотя чему удивляться – будет сбоить и искусственный интеллект, если заказчики не могут определиться с курсом и приоритетами.

Ну и в завершении темы еще один забавный факт. Вылет из Шереметьево хоть и считается таможенным органом «покиданием таможенной территории Евразийского союза», но с учетом того, что в перечне бенефициаров аэропорта – кипрский оффшор «TPS Avia», уже даже как-то и неудобно об этом говорить. Тут уже надо придумывать какой-нибудь новый термин, вроде «покидания совместно нажитых российско-кипрских земель». А к этому и дополнительные «условия» приложить: не проявлять «излишнюю доверчивость к технологическим документам аэропорта». Могли бы и сами догадаться, что одного разрешения диспетчера маловато будет, нужно было зайти в кабинет таможни, уважение проявить…

Крылья? Обрезать!

Но ведь вопросы возникают не только к Федеральной Таможенной Службе, в чьем ведении функционирует Шереметьевская таможня. Гражданская авиация – протеже Министерства Транспорта, и его роль в регулировании взаимодействия всех органов, контролирующих процесс полета, должна быть главенствующей. Но рулевые, видимо, и тут не в курсе, кто и куда катится.

В распоряжении редакции попал целый архив писем, анализ содержания которых заставляет задуматься о том, какие перспективы есть у российской авиации. Одна из работающих в Шереметьево компаний составила несколько обстоятельных отчетов, информируя правительство и профильные ведомства о реальной картине по использования современных систем контроля в главном аэропорту страны. Ведь случай с афганским «Боингом» – один из немногих, попавших в СМИ, и, как догадываются читатели, далеко не единственный. В письмах приводятся конкретные факты, как результат бесконтрольного управления аэропортом. Авторы апеллируют к реальным датам, цифрам, показателям, сопровождая их документальными подтверждениями.

Как отреагировало профильное министерство? Лаконично и бюрократично: директор Департамента государственной политики в области гражданской авиации Светлана Петрова (по некоторым данным, параллельно занимающей должность в стратегическом комитете при совете директоров «Аэрофлота») «рекомендует» аэропорту Шереметьево… «провести аудит» компании, указавшей на бардак!

Вы можете себе представить, как, к примеру, в Германии компания «BMW» проинформировала правительство о том, что «Mercedes-Benz» нарушает отраслевые нормы, а правительство бы в ответ предложило компании «Mercedes-Benz» провести аудит «BMW»?! «Дас ис фантастиш»?! Но не в нашем случае!

Такое впечатление, что чиновникам просто неинтересно глубоко погружаться в эту проблему: ведь копнешь и хлопот не оберешься! Куда проще идти проторенным не одним поколением бюрократов путем – наказать инициативных, чтобы сидели тихо. Ах, вы чем-то недовольны? Получите аудит! Причем, речь идет не о проверке, правила проведения которой регулируются нормами прокурорского надзора. Министерство настаивает на прямой проверке от конкурента. По сути, натравливает одну коммерческую организацию на другую. Где хоть одна норма закона, позволяющая это делать? Есть стойкое убеждение, что это – ноу-хау предприимчивых чиновников.

У компании остается право обратиться по данному факту в прокуратуру. Уверена, надзорное ведомство заинтересуют изложенные в обращении сведения о нарушениях федеральных требований к безопасности предполетных процедур. А, возможно, ее сотрудники захотят и разобраться, почему в аэропорту катаются по рулежным дорожкам самолеты, экипажам которых таможня сама предлагает найти ответ на вопрос – дано добро на вылет или нет…

06.07.2021

Материалы по теме

История ареста афганского «Боинга», которая ничему не научила бюрократов: указывать на бардак в Шереметьево они запрещают