Италия без правительства: популистские партии ведут страну к досрочным выборам

207
0
2070

Президент Италии наложил вето на соглашение о коалиционном правительстве, республика вновь осталась без кабинета министров. На протяжении всей весны Италия предпринимает тщетные усилия переварить итоги парламентских выборов 4 марта. Находившаяся у власти левоцентристская Демократическая партия (PD) потерпела поражение. Политическую инициативу в стране захватили левые и правые популисты, которые шли на выборы разными колоннами, но в итоге чуть было не сформировали коалиционное правительство. Многие боялись, что это грозит выходом Италии из еврозоны (а то и из ЕС) и неизбежными политическими и экономическими катаклизмами не только для самой Италии (и так уже страдающей из-за непомерного внешнего долга), но и для всей Европы. C сегодняшним политическим раскладом в Итальянской республике разбирался Денис Билунов. 

Италия, как и некоторые другие страны первого мира, переживает глубокий кризис традиционного истеблишмента, не способного выйти на национальный политический рынок с хоть сколько-нибудь убедительным предложением. При этом одной только угрозы выхода Италии из еврозоны и тем более из ЕС достаточно для того, чтобы обрушить рынки и нанести существенный ущерб европейской интеграции. Особенность итальянской ситуации — в практически полном отсутствии квалифицированных медийных лидеров, олицетворяющих преемственность политического процесса. На авансцене доминируют популисты, которые успешно эксплуатируют типичные проблемы (нелегальная иммиграция, рост безработицы и бедности) и отвечают спросу на новые лица и новый стиль в политике. 

Этот новый популизм неоднороден, более того — речь идет о двух весьма различных политических силах, каждая из которых уже имеет свой миф и свою претензию на исключительность. Они называются «Северная Лига» (Lega Nord) и «Движение Пять Звезд» (Movimento Cinque Stelle, сокращенно — М5S).      

Формальным победителем выборов 4 марта стала правая коалиция (36%), в которой изначально первым лицом считался стареющий медиамагнат Сильвио Берлускони со своей партией Forza Italia («Вперед, Италия»). Однако Lega Nord принесла коалиции больше голосов, в основном — за счет активной кампании против нелегальной иммиграции. После выборов претензии Берлускони на ведущую роль провалились, и главным персонажем в правой коалиции стал 45-летний лидер Lega Nord Маттео Сальвини. 

Маттео Сальвини на Красной площади, 2016 год

Исторически Lega Nord была создана как квазисепаратистская группа, окормляющая недовольство зажиточных жителей Ломбардии и Венето, которые выступали против того, чтобы «кормить Юг». Она время от времени добивалась относительных успехов на региональных выборах и была непременным раздражителем и объектом презрения для многочисленных интеллектуалов университетских центров северной Италии, среди которых традиционно доминируют левые взгляды. Сальвини, возглавив Lega Nord в 2013 году, сумел вырастить из нее партию общенационального масштаба (даже на юге страны ему удалось запустить небольшое, но все же заметное движение «Мы с Сальвини»). Для российской аудитории уместно провести, со всеми оговорками, аналогию между Сальвини и молодым Жириновским. Существенно также, что лидер Lega Nord — открытый путинофил, и его комментарии в твиттере по вопросам глобальной политики порой трудно отличить от творчества Марии Захаровой. Один из примечательных эпизодов борьбы Сальвини — его выход на Красную площадь с плакатиком против референдума, организованного правящей в то время Демократической партией. Итальянский политик был ненадолго задержан московской полицией и с помпой вернулся на родину.  

Вторая популистская партия еще более экзотична. M5S создал итальянский комик и блогер Беппе Грилло. В 2000-х годах его бойкие и язвительные выступления против «паразитов» (так он обычно именует всех традиционных итальянских политиков) быстро собрали огромную аудиторию по всей стране, для которой Грилло придумал формат массовых уличных акций V-day – где V означает «Vaffa!», что можно примерно перевести как «Пошлинах!» Большой резонанс акций V-day вдохновил Грилло и его единомышленников создать в 2009 г. партию «Движение Пять Звезд». Новым антисистемщикам удалось довольно быстро добиться электоральных успехов: на выборах 2013 г. они заняли уверенное третье место и сформировали крупные фракции в обеих палатах итальянского парламента, а в 2016 г. их кандидаты стали мэрами Рима и Турина. Сам Грилло предпочитает не баллотироваться на официальные должности. Формально это связано с тем, что суд установил его вину в автомобильной аварии, в которой в 1981 г. погибла семья его друзей. Впрочем, Грилло утверждает, что ему в любом случае лучше оставаться в роли «отца-основателя», который следит за соблюдением партией базовых принципов. Любопытно, что одним из таких принципов в течение долго времени провозглашался отказ от коалиций и блоков с другими партиями. Как утверждал Грилло, именно коалиционный характер политической жизни Италии (это действительно типично для всей послевоенной истории страны) привел к тому, что все «паразиты» на одно лицо и, несмотря на цвета флагов, гораздо больше связаны друг с другом, чем со своими избирателями.     

Тем удивительнее, что M5S пошли на соглашение с Lega Nord, которое чуть было не привело к успеху и сорвалось лишь в самый последний момент. Более того, лидер «Звезд» Луиджи ди Майо стал чуть ли не главным плеймейкером в коалиционных раскладах. Его стремительная карьера, как и история M5S, не имеет ничего общего с канонами традиционной политики. 32-летний уроженец бедных пригородов Неаполя, не закончив университет, стал работать стюардом на San Paolo – домашнем стадионе «Наполи». Честолюбие и коммуникабельность открыли ему дорогу в руководство студенческих ассоциаций, а затем он примкнул к инициативам Беппе Грилло, в 2012 г. выиграл региональные праймериз M5S, был избран по списку партии депутатом парламента и в 26 лет стал самым молодым в истории Италии вице-спикером нижней палаты.  

Луиджи Ди Майо

4 марта партия Грилло и ди Майо набрала 32% голосов и стала, таким образом, самой популярной политической организацией в Италии. На фоне конфликта амбиций Сальвини и Берлускони у M5S возник отличный шанс стать ведущей силой в переговорах по формированию правительства, и ди Майо весьма умело воспользовался этим шансом, проведя переговоры со всеми основными игроками. Хотя таким образом партийный принцип неучастия в блоках, очевидно, был нарушен, Грилло не стал критиковать младшего коллегу и долгое время хранил молчание, — а в решающий момент и вовсе открыто выступил в его поддержку. В результате 94% членов партии M5S одобрили коалиционное соглашение с Lega Nord (18 мая этот вопрос был вынесен на онлайн-референдум, в котором приняли участие более 40 000 человек). 

Сальвини тоже пришлось идти на жертвы. Соглашение с M5S он заключил без партнеров по правой коалиции, которым не нашлось места в новом кабинете (Берлускони ранее публично назвал M5S «партией безработных», которым можно доверить разве что мытье унитазов). Личные амбиции Сальвини и ди Майо были уравновешены компромиссной фигурой на должность премьер-министра: им стал доктор права Джузеппе Конте, который ранее не имел политического опыта и для многих выглядит как несамостоятельная фигура. Узнать, насколько серьезными были намерения и амбиции Конте, правда, уже не удастся: он продержался у власти всего четыре дня и, возможно, вошел в историю как самый политически недолговечный лидер Италии. 

Поводом для кризиса стал портфель министра экономики. На эту позицию Lega Nord номинировала 84-летнего Паоло Савону, известного евроскептика, в свое время активно выступавшего против перехода от лиры к евро. У M5S не было категорических возражений, но несколько неожиданно назначение Савоны заблокировал президент Италии Серджо Маттарелла (президент в итальянской политической системе имеет, скорее, представительские функции, но его роль важна для обеспечения преемственности исполнительной власти, и он обладает правом вето при назначении министров). Резкий жест Маттареллы связывают с давлением Евросоюза, встревоженного успехами популистов в Италии.

Но были ли серьезные основания для волнений? Две недели назад ди Майо и Сальвини согласовали 48-страничный документ о политике нового кабинета, которому обе партии обязались оказать поддержку. В программу вошли ключевые предвыборные обещания M5S и Lega Nord, включая отмену недавно проведенной пенсионной реформы, значительное упрощение шкалы подоходного налога (три ставки в диапазоне от 15 до 20%), введение ежемесячного «дохода гражданина» в размере 780 евро для всех нуждающихся, депортацию нелегальных иммигрантов и т.д. Отметим, что риторика евроскептицизма, в которой обе партии охотно упражнялись во время избирательной кампании, была в значительной степени отыграна назад. Ни о каком возврате к лире и тем более о выходе из ЕС в документе нет и речи, хотя он весьма подробен и включает, например, такие меры, как отмена антироссийских санкций или развитие национальной сети доступного велопроката. Тем не менее, официальные лица других стран Европы отреагировали на новость о коалиционном соглашении в Италии более чем сдержанно. Считается, что реализация предвыборных обещаний итальянских популистов обойдется бюджету страны в суммы, которые усугубят и без того тяжелое финансовое положение Италии (ее госдолг составляет 2,3 трлн евро, более 130% ВВП — третье место в мире по этому показателю) и не позволят ей соблюдать нормы бюджетной политики, установленные ЕС. Потенциальная угроза банкротства Италии, несомненно, приведет к тяжелейшим последствиям для евро.

Оценить, в какой мере и каким образом действия президента Маттареллы связаны с недовольством Брюсселя, в данный момент не представляется возможным. Так или иначе, техническим премьером сразу после отставки Конте был назначен Карло Коттарелли — в прошлом высокопоставленный чиновник МВФ, проработавший 25 лет в Вашингтоне. Шансов получить мандат доверия в парламенте у него нет никаких, поэтому досрочные выборы неизбежны — в конце лета или в самом начале осени. Проблема, однако, в том, что на этих выборах популисты, скорее всего, укрепят свои позиции — поэтому Сальвини и был столь категоричен в конфликте по поводу назначения Паоло Савоны министром экономики. В сущности, жесткая позиция ЕС в отношении Италии только усугубит ситуацию.

Подробней об итальянской политике — в телеграм-канале Res Italica.

The Insider

29.05.2018

Материалы по теме

Италия без правительства: популистские партии ведут страну к досрочным выборам