Из машины подполковника ФСБ Лежебокова воры унесли $700 тыс взятки, а взяткодатель умер

4752
0
47520

Оксана Федорова и Андрей Бородин. Фото woman.ru

5 и 10 лет соответственно просит обвинение для подполковника ФСБ Сергея Лежебокова и отставного полковника Владимира Заречнева  — посредников в передаче взятки за отстранение главы УФСБ Игоря Стручкова от расследования злоупотреблений экс-губернатора Сахалина Александра Хорошавина. Сумма взятки составляла $2 млн, из них $700 тыс, переданные владельцем «Тихоокеанского Внешэкономбанка» Николаем Краном, были похищены неизвестными из автомобиля Лежебокова

Процесс о взятке шел в Московском гарнизонном военном суде почти два года. По словам его участников, связано это было с тем, что судья детально изучал все доказательства, содержащиеся более чем в 40 томах, собранных следователями СКР. При этом первоначальный список свидетелей, в котором числилось около 40 человек, значительно увеличился. В него, в частности, попали четыре генерала ФСБ, включая командира легендарной спецгруппы «Альфа», сотрудник администрации президента и муж бывшей «мисс Вселенная» Оксаны Федоровой Андрей Бородин, а также работники полпредства президента в Дальневосточном федеральном округе. Не вызвали только генерала Стручкова, возглавляющего  сейчас УФСБ Приморского края.

На скамье подсудимых оказались восемь человек. Среди них действующий подполковник ФСБ Сергей Лежебоков и бывший полковник спецслужбы Владимир Заречнев, прослуживший в органах около 40 лет и возглавлявший затем международный общественный фонд «Правопорядок-центр». Остальные шестеро — это коммерсанты с Дальнего Востока и из Москвы: сын высокопоставленного офицера спецслужб Валерий Михеев, «приморцы» Юрий Некраш, Сергей Орлов, Владимир Гостев, а также водитель последнего Владимир Сулименко и столичный бизнесмен Сергей Морозов — близкий родственник сенатора от Рязанской области Игоря Морозова.

Отправной точкой для расследования стал визит в 2013 году на Сахалин президента Владимира Путина, который обратил внимание на проблемы и махинации при возведении четвертого энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ-1. Найти виновных поручили областному УФСБ, которое возглавлял Игорь Стручков. Контрразведчики заподозрили в махинациях главу фирмы-подрядчика ООО «Сахалинская компания «Энергострой»» Николая Крана

По версии следствия, господин Кран и его подельники решили предупредить неблагоприятное развитие ситуации. Передав влиятельным чиновникам в Москву $1,3 млн, они рассчитывали, заручившись их покровительством, добиться отставки или перевода генерала Стручкова в другой регион, а заодно и сохранения лицензии у подконтрольного Крану ОАО «Тихоокеанский Внешторгбанк». Одним из решальщиков, по версии следствия, выступил полковник Заречнев.

Затем, считают в СКР, в Москву поступил еще один «транш» с Дальнего Востока. Дорожную сумку с $700 тыс получил Сергей Орлов. Деньги должны были гарантировать серьезность намерений Николая Крана. Их положили в машину Сергея Лежебокова, откуда они загадочным образом исчезли.

Как оказалось позже, разговоры и перемещения всех фигурантов тщательно отслеживались сотрудниками УСБ ФСБ, в поле зрения которых попал Валерий Михеев, являвшийся одним из первых «переговорщиков». В сентябре 2014 года на основании полученных с Сахалина данных старший следователь по особо важным делам при председателе СКР Сергей Чернышев возбудил уголовное дело, а девять фигурантов во главе с Николаем Краном были задержаны. Всех, кроме Сергея Морозова и Сергея Лежебокова, первоначально признавших свою вину, отправили в СИЗО, а последних двух поместили под домашние аресты. Между тем ни первой части денег, ни второй найти так и не удалось, а господа Морозов и Лежебоков отказались от признаний. Зато раскаялись господин Кран и его главный охранник Юрий Некраш. Более того, первый дал показания о получении взяток губернатором Сахалинской области Александром Хорошавиным. В марте 2015 года чиновника задержали, а позже приговорили к 13 годам заключения с полумиллиардным штрафом. Николай Кран, которого освободили из-под стражи, впоследствии скончался от сердечного приступа.

Уже отставному полковнику Заречневу инкриминировали покушение на особо крупное мошенничество (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ) и вымогательство (ст. 163 УК РФ), так как он помимо попытки обмануть «приморцев» якобы отнял автомашину Hyundai у другого фигуранта Валерия Михеева. Еще одним мошенником посчитали Сергея Лежебокова, а всех остальных — посредниками в передаче неустановленным чиновникам пропавших взяток (ст. 291.1 УК РФ).

В ходе прений сторон вину признавали только подсудимые Некраш и Михеев. Первый, кстати, во время процесса перенес сложнейшую операцию и стал инвалидом второй группы.

Прокуратура излагала свои требования два дня, а защита — три. Самый маленький срок, пять лет колонии общего режима, гособвинение запросило для Сергея Лежебокова, а максимальный, 12 лет,— для Владимира Гостева. Для полковника Заречнева потребовали десять лет колонии строгого режима, а для тяжелобольного Юрия Некраша — пять с половиной лет. При этом обвинители не стали настаивать на штрафах, предусмотренных ст. 291.1 УК РФ.

Адвокаты господ Некраша и Михеева просили суд лишь о снисхождении, а защитники остальных — о полном оправдании своих клиентов. «Покушение на мошенничество подразумевает совершение любых действий для получения денег, чего не было, как не было и вымогательства машины»,— заявил “Ъ” адвокат Владимира Заречнева Сергей Витебский.

Как сообщало агентство «Руспрес», в июне Следственный комитет предъявил экс-губернатору Сахалинской области Александру Хорошавину, осужденному на 13 лет заключения за коррупцию, новые обвинения во взяточничестве на десятки миллионов рублей.

 

Руспрес

12.09.2018

Материалы по теме

Из машины подполковника ФСБ Лежебокова воры унесли $700 тыс взятки, а взяткодатель умер