Из-за навигационной ошибки на камнях оказались семь эсминцев ВМС США

4064
0
40640
Источник: Версия

Бывают морские катастрофы, причиной которых является самоуверенность командира. Самоуверенность, которая просто зашкаливает. Это очень опасно, особенно, если самоуверен не командир корабля, а командир соединения. В этой статье мы расскажем об уникальной морской катастрофе. Она произошла в далеком 1923 году. Результатом её стала гибель на скалах семи эскадренных миноносцев ВМФ США.

Гладкопалубные четырехтрубные

США последней включилась в гонку военно-морских вооружений, но сделала это с размахом будущей супердержавы. К началу ХХ века флот Североамериканских Соединенных Штатов – САСШ – так тогда назывались США, ничего особенного собой не представлял. Но к концу Первой мировой войны, в состав американского флота входили современные линейные корабли — дредноуты и супердредноуты, легкие крейсера и многочисленные эсминцы. Сначала была построена серия из 117 эсминцев типа USS «Wickes» DD-75 «Викс», а потом 150 эсминцев типа USS «Clemson» DD-186 «Клемсон», «Клемсоны» являлись дальнейшей модернизацией типа «Викс». Оба типа внешне очень похожи. Моряки стали называть их «гладкопалубные четырёхтрубные» «flush-seek and four striks», или просто «гладкопалубные» «flush-deckers». В Первую мировую САСШ воевали всего около года, с 1917 по 1918 год. После окончания войны встал вопрос, а что делать с 267 эсминцами? По своим техническим данным они ничем от своих европейских «одноклассников» не отличались. Английские, немецкие, русские эсминцы были не хуже, а подчас лучше «четырехтрубников». Потенциальных покупателей не было. Поэтому «Виксы» и «Клемсены» были выведены в резерв, несколько единиц было передано в Береговую охрану США. Они приняли активное участие во Второй мировой войне – часть как эсминцы, часть переделали в эскортные миноносцы, а часть в такие экзотические корабли, как плавбазы гидроавиации и быстроходные десантные транспорты. С ними связана очень интересная сделка, о которой сегодня забыли. Когда подводники Денница практически поставили на колени Великобританию, Черчилль обратился к Рузвельту с просьбой передать в состав ВМФ Великобритании американские эсминцы. Рузвельт согласился передать под английский флаг 50 «четырехтрубников», а взамен потребовал бесплатной 99-летней аренды семи территорий и военно-морских баз Британской колониальной империи по всему миру! Черчилль был в ярости, но сделать ничего не мог. Без этих эсминцев Германия побеждала в битве за Атлантику. Рузвельт в качестве бонуса передал Великобритании кроме эсминцев ещё 10 шлюпов (сторожевых кораблей) класса «Бэнфф». Благодаря этой сделке «четырехтрубники» вошли и в состав ВМФ СССР. Когда Италия вышла из Второй мировой войны, её флот был поделен между союзниками. Но получить итальянские корабли СССР, по понятным причинам, сразу не мог. Поэтому было принято решение, что соответствующие по классу корабли будут временно переданы ВМФ СССР США и Великобританией. Так в состав Северного флота вошли 9 «четырехтрубников» из числа пятидесяти, переданных США Великобритании. Они входили в состав советского ВМФ до тех пор, пока СССР не получил итальянские корабли.

Вот эти эсминцы и стали главными действующими героями драмы, разыгравшейся в 1923 году.

Учения

1923 год. Мир потихоньку отходит от ужасов Первой мировой войны. Справедливости ради, надо сказать, что потери американского флота за год войны были минимальны. Американцы лишились старого миноносца, эсминца и корабля береговой обороны. Может быть, этот фон – отсутствие потерь в войне и наступивший мир – расслабил американских моряков.

Летом 1923 года Тихоокеанский флот САСШ проводил большие маневры. Большие – это не преувеличение. Почти все боеготовые корабли Тихоокеанского флота США участвовали в этих маневрах. Манёвры проходили около побережья Калифорнии. После окончания маневров соединения кораблей начали движения по направлению к своим базам. 11 флотилия эскадренных миноносцев, состоящая из 14 кораблей – те самые «четырехтрубники» — взяла курс на Сан-Диего. Командиром флотилии был капитан 1 ранга Эдвард Хоу Уотсен.

Все эсминцы 11-й флотилии были кораблями типа «Клемсон», т.е. новейшими эсминцами флота. Уотсон держал свой флаг на эсминце USS «Delphy» DD-261 «Дельфи». За флагманом тремя колоннами шли эсминцы флотилии. Первая колонна состояла из 31 дивизиона – эсминцы USS «Farragut» DD-300 «Фаррагут», USS «Fuller» DD-297 «Фуллер», USS «Percival» DD-298 «Персиваль», USS «Somers» DD-301 «Сомерс» и USS «Chauncey» DD-296 «Чонси». Вторая колонна состояла из эсминцев 32 дивизиона — USS «Kennedy» DD-306 «Кеннеди», USS «Paul Hamilton» DD-307 «Пол Гамильтон», USS «Stoddert» DD-302 «Стоддарт» и USS «Thompson» DD-305 «Томпсон». Третья колонна состояла из эсминцев 33 дивизиона — USS «S. P. Lee» DD-310 «С. П. Ли», USS «Young» DD-312 «Янг», USS «Woodbury» DD-309 «Вудбери» и USS «Nicholas» DD-311 «Николас».

Катастрофа

Первым фактом, приведшим к катастрофе, стало разрешение контр-адмирала Самнера Кителя 11-й флотилии идти в Сан-Диего 20-узловым ходом. В американском флоте тех лет было принято, что эсминцы на переходах должны были идти со скоростью не более 15 узлов. Такая практика применялась в мирное время для экономии топлива. Однако иногда это правило отменялось. Необходимо было тестировать машины эсминцев на максимальных режимах. С учетом того, что до конца года крупных маневров не планировалось, адмирал решил проверить состояние машин эсминцев флотилии. В его приказе не было ничего опасного для кораблей, но в дальнейших событиях это распоряжение сыграло свою роль. Уотсон это разрешение, не приказ, а именно разрешение, воспринял как обязательное. К тому же оно позволяло быстрее вернуться в Сан-Диего. Маневры велись на расстоянии около 900 километров от базы, и разрешение командования позволяло сократить переход с 36 до 24 часов.

Тихий океан был действительно тихим. Все эсминцы были оснащены современным, по тем временам, радиооборудованием. Не надо забывать, что рассказ идет о 1923 годе. Тогда существовал примитивный, но надёжный способ навигации. На Тихоокеанском побережье САСШ было установлено много радиопеленгаторных станций — РПС. Они работали круглосуточно. Чтобы определить своё место в море, достаточно было взять пеленг на два радиомаяка.

Проблема заключалась в том, что ни командир флотилии Уотсон, ни флагманский штурман Хантер, не доверяли этой системе. Более того, Уотсон запретил штурманам эсминцев пользоваться этим способом определения своего места! В 20-е годы ХХ века при запросе конкретного корабля, радиомаяк работал только с ним, и был недоступен какое-то время для запросов других судов. Уотсон мотивировал свой запрет тем, что эсминцы флотилии не должны перегружать своими запросами радиомаяки. Это предубеждение к современным способам навигации стало второй причиной будущей катастрофы. В 11-30 сделали последнее визуальное определение своего места по видимым пока береговым ориентирам.

А дальше, как говорится, понеслось. Хорошая погода закончилась, на море лёг плотный туман. На флагманском «Дельфи» вышел из строя гирокмпас. Уотсон приказал идти по магнитному компасу и подтвердил свой приказ радиомаяком не пользоваться. Флотилия продолжала идти с 20-ти узловой скоростью. Туман усиливался. Уотсон принял правильное решение: произвести перестроение в одну колонну. Это было сделано для того, чтобы в густом тумане корабли в трех параллельных колоннах не столкнулись друг с другом.

Как потом выяснилось на суде, было ещё одно обстоятельство, которое сделало катастрофу неизбежной. Уотсон запретил штурманам на эсминцах самим определять свое место в море. Они могли получить его только с флагманского «Дельфи». Вот этот приказ капитана 1 ранга не объясним.

В 14-15 РПС Пойнт-Аргуэльо передала на «Дельфи» азимут флотилии. Согласно полученным данным, эсминцы находились южнее маяка Аргуэльо, в то время по данным штурмана, они подходили к маяку с севера! Последовал радиообмен с РПС, после чего флагманский штурман флотилии принял решение о продолжении движения по счислению. Колонна продолжила движение в тумане со скоростью 20 узлов. При движении по счислению на точность курса влияет много факторов. Это направление и сила ветра, которые вызывают так называемый боковой снос, состояние моря, возможные ошибки штурмана, время, в течение которого корабли идут по счислению, т.е. «вслепую». В 20-00, когда флотилия двигалась уже 13 часов, с «Дельфи» на остальные эсминцы передали свои расчетные координаты. Сверить свои координаты с координатами, полученными штурманами с остальных эсминцев, флагманский штурман не захотел.

Через час, в 21-00, Уотсон приказал повернуть на восток, на новый курс, ведущий к проливу Санта-Барбара. Все эсминцы пошли за флагманом. Через 5 минут «Дельфи» на скорости в 20 узлов врезается в скалу Пойнт-Хонда. Днище эсминца пропорото скалами, в машинном отделении пожар, при столкновении погибли 3 человека. Следом на скалы наскочили «Сомерс» и «Фаррагут». Они оказались счастливчиками. «Сомерс» успел погасить скорость, а «Фаррагут» после удара отскочил от скалы и сел на мель, с которой ему удалось сойти самостоятельно! «С.П. Ли», шедший за «Дельфи» успел отвернуть, и не врезаться в флагмана, но от столкновения со скалой ему увернуться не удалось. К счастью, жертв на нем не было. На «Янге» не сделали никакой попытки сманеврировать, и корпус эсминца был разорван пополам. На нем погибло 20 моряков. «Вудбери» и «Николас» совершили похожие маневры – они отвернули вправо от «Дельфи» — и врезались в скалы. На них было много раненых, но никто не погиб.

Но это было ещё не всё. «Фарагут», который сам сошёл с мели, во время этого манёвра налетел на следующий эсминец в строю – «Фуллер». «Фулер», пытаясь уклониться, добавил себя в список сидящих на скалах. У него было затоплено машинное отделение. Следовавший за ним «Чонси» успел остановиться. Он попытался оказать помощь сидящим на камнях эсминцам, но действовал не очень удачно, и то же оказался на скалах. Оставшиеся эсминцы флотилии — «Персиваль», «Кеннеди», «Пол Гамильтон», «Стоддарт» и «Томпсон» смогли избежать крушения.

На берегу была развернута спасательная операция, и все экипажи эсминцев были выведены на берег.

Суд

Эта катастрофа вызвала огромный общественный резонанс. Состоялся суд. На скамье подсудимых были Уотсон, Хантер, все командиры эсминцев и еще 9 офицеров. Суд вынес обвинительное заключение троим – командиру флотилии Уотсону, флагманскому штурману Хантеру и командиру эсминца «Николас» Решу. В чем был обвинен командир эсминца сегодня не ясно.

Самое поразительное в этом судебном процессе были приговоры. Никого не посадили, не выгнали с флота. Им всего лишь задержали присвоение очередного звания! Уотсона, правда, от командования кораблями отстранили, и назначили помощником коменданта 14-го военно-морского округа на Гавайских островах. В 1929 году он тихо ушёл в отставку.

Почему суд вынес такой приговор офицерам, которые своими действиями уничтожили семь новейших эсминцев – не ясно. На этот счёт есть разные версии, но это только версии.

Погибшие эсминцы по ценам 1923 года стоили 10 миллионов долларов. С них сняли ценное оборудование, а металл продали за … 1 035 доллара.

В череде морских катастроф эта катастрофа является воистину уникальной.

27.03.2020

Материалы по теме

Из-за навигационной ошибки на камнях оказались семь эсминцев ВМС США