Из-за нехватки льготных лекарств продолжают умирать люди

2538
0
25380

Жуткая история произошла в Саратове. 28-летняя Ольга Багаева, страдающая с детства от сахарного диабета, умерла из-за того, что с начала января не могла получить полагающиеся ей по льготной программе лекарства – чиновники не провели вовремя закупки. Случай уже получил широкий резонанс. Но эксперты констатируют: на самом деле подобных смертей по стране не так уж и мало.

Сегодня расследование смерти Ольги Багаевой находится на контроле чуть ли не у президента страны. «Эта тема (лекарственного обеспечения. – Ред.) фигурировала неоднократно и на прямых линиях, и в другом общении президента с людьми. Он знает, что эпизодически такая проблема случается, это недопустимо. Это повод для очень энергичных мер по предотвращению таких случаев», – заявил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

Впрочем, на самом деле проблемы 28-летней Ольги Багаевой начались ещё в январе этого года. На фоне диабета у девушки развилась почечная недостаточность, и для поддержания работы почек врачи назначили ей препарат эпоэтин. Сначала всё шло хорошо, и Ольга получала препарат бесплатно по льготным рецептам. «А в январе 2018-го сказали, что больше этот препарат бесплатно выдавать не будут, так как он не закуплен. Нам предложили либо ждать, либо покупать за свои деньги. Мы, естественно, выбрали второй вариант, покупали, но не в том количестве, в каком было необходимо», – рассказала мать Ольги Мария Багаева.

Летом этого года Ольга обратилась в аппарат уполномоченного по правам человека Саратовской области. Там её обращение перенаправили в региональный минздрав, где сообщили, что проблема решена. «Но спустя несколько дней Ольга пожаловалась нам: нужные лекарственные препараты ей так никто и не выдал. Мы вынуждены были обратиться в прокуратуру», – рассказала уполномоченный по правам человека Татьяна Журик.

Результаты прокурорской проверки сегодня висят в открытом доступе на официальном сайте ведомства. Там говорится о том, что региональный минздрав затянул с объявлением аукциона на закупку нужного препарата. А результаты проведённого с опозданием на несколько месяцев аукциона в итоге пришлось отменить. Контракт на поставки был заключён лишь в августе этого года, хотя препарата не было уже в январе. «До заключения контракта министерство здравоохранения области давало районным поликлиникам негласные указания о невыписке рецептов», – отмечается в сообщении прокуратуры Саратовской области.

В местном минздраве три должностных лица уже привлечены к дисциплинарной ответственности, кроме того, возбуждено уголовное дело, расследование которого находится на контроле прокуратуры. Только вот Ольге Багаевой это уже не поможет. Как не поможет и десяткам тысяч других больных, которые пока ещё живы, но не могут получить нужные лекарства.

«Создана система получения препаратов под кучей условий, которые нужно выполнить, чтобы лекарство дошло до пациента. У нас отменяется множество аукционов по самым разным причинам. 44-ФЗ (о госзакупках. – Ред.) – это реальный и серьёзный барьер. Кроме того, он снижает качество препаратов, потому что каждый раз на аукционах покупается всё более дешёвый препарат. Производители вынуждены уменьшать дозу действующего вещества, потому что у них нет денег. Не понимаю, о чём думали те, кто распространил действие 44-ФЗ на сферу лекарственных средств», – говорит президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. По его словам, ещё одна проблема заключается в том, что у лечебных учреждений сегодня просто нет денег на закупки лекарств. Причина – в попытке на местах исполнить майские указы президента и повысить медикам зарплату. «Поступает много сообщений о том, что лечебные учреждения оказались на грани банкротства. Банкротами их, конечно, не признают, но там речь идёт о долгах в сотни миллионов рублей. И это именно в основном лекарственные закупки, – отмечает эксперт, добавляя: – Нам нужен закон о лекарственном обеспечении. Это могло бы решить проблему. Сейчас у нас есть только закон об обращении лекарственных средств, но в нём не прописано право на лекарства. Получается странная ситуация: лекарства где-то обращаются, живут своей жизнью, регистрируются, есть даже контроль их доступа на рынок. На рынок, но не к пациенту. И получается разрыв шаблонов: лекарства обращаются отдельно, пациенты – отдельно».

СПРАВКА

ЧП в Саратове выглядит особенно ярко на фоне того, что в конце мая местный суд признал иностранным агентом региональную общественную организацию помощи больным сахарным диабетом. Причём проверка в отношении организации была инициирована по жалобе «общественного активиста», студента Саратовского государственного медицинского университета Никиты Смирнова. Он увидел в интернете, что общественная организация получала финансовую помощь из-за рубежа, и решил пресечь это, однако позже на своей странице в социальной сети сообщил, что отозвал жалобу. В итоге организация всё равно прекратила свою работу.

Версия

15.10.2018

Материалы по теме

Из-за нехватки льготных лекарств продолжают умирать люди