К чему пришла система среднего образования с министром просвещения Ольгой Васильевой

5583
0
55830
Источник: Версия

Новостная лента событий, происходящих в российских средних учебных заведениях, все чаще напоминает сводку из района боевых действий. Жертвы – и ученики, и учителя. Но, похоже, министр просвещения Ольга Васильева к подобному положению дел привыкла и научилась не обращать на это внимания.

Пугающая обыденность

17 октября в Новосибирске в одной из школ города обнаружено безжизненное тело старшеклассницы. Одна из версий – суицид.

В этот же день на Сахалине в одной из местных школ ученики четвертого класса зверски избили одноклассницу. За то что она напомнила учительнице, что та забыла им дать домашнее задание.

Разумеется, немедленно найдется немало тех, кто скажет — это всего лишь два печальных факта. В этот же день по всей стране в школах происходило очень много хорошего — линейки, утренники, шахматные турниры и прочие пятиминутки. Надо разбираться с каждым конкретным случаем, и не следует обобщать. Все так. Но трудно спорить и с тем, что трагедии, подобные произошедшим в Новосибирске и на Сахалине, стали едва ли не обыденностью, пусть пока и пугающей. Что убедительно доказывается фактами.

Денег нет, тетрадей много

Не так давно фонд «Национальные ресурсы образования» Общероссийского народного фронта подвел итоги исследования о положении в средних школах, результатами которых поделился с «Российской газетой».

Здесь следует заметить, что и газета и ОНФ – структуры солидные, практически государственные, и огульно охаивать министерства и ведомства не в их обычае.

Результаты исследования выявили: 33% школьников считают, что им не хватает глубоких предметных знаний, 24% процента жалуются на то, что учителя к ним плохо относятся, 65% утверждают, им не хватает времени как следует подготовиться к урокам. Почти столько же считают, что учеба вредит их здоровью.

Не обошли вниманием исследователи и учителей. Не является новостью, что большинство педагогов живет трудно. Но результаты опроса впечатляют.

34% опрошенных учителей пожаловались на сложности даже с покупкой одежды. 10% вынуждены, чтобы свести концы с концами, работать на две и более ставки. 61% — более чем на одну ставку.

Между прочим одна ставка — это 18 уроков в неделю. Их мало просто вести, к ним надо еще и готовиться. Кроме того, проверять тетради, заниматься внеклассной работой, общаться с родителями. Удвоим ставку – мало не покажется. Не зря газета процитировала учительскую шутку — на одну ставку есть нечего, на две — некогда.

Учителям, разумеется, положены надбавки, разные выплаты, например, за экзамены. Но их добиться нелегко. 49% учителей признались что, например, никаких доплат за проведение экзаменов в 9-м и 11-м классах они не получали.

И еще один интересный факт. В этом году, по данным исследования глобальной образовательной конференции EdCrunch, около 100 тысяч российских школьников не пошли в школу. Их родители сделали выбор в пользу альтернативного образования.

— Произошел резкий скачок в сферу семейного образования, — прокомментировал эти результаты омбудсмен в сфере образования при уполномоченном по защите прав предпринимателей Амет Володарский. — Родители бегут от архаичных стандартов в пользу индивидуального подхода.

Опираясь на эти результаты, представляется правомерным делать вывод о серьезном кризисе отечественной средней школы. Конечно, во многом правы и те, кто в этой связи будет утверждать, что значительная доля вины за такое положение лежит на местных властях. Но главный спрос все равно остается с руководящего звена системы – федерального министерства просвещения и лично с министра Ольги Васильевой. Для нее публикация в правительственной газете – тревожный звонок.

Невыученные уроки

Впрочем, далеко не первый. Можно даже предположить, что к таким звонкам министр просвещения Ольга Васильева привыкла и научилась их не замечать.

Почти год назад в Государственной думе проходил правительственный час, на котором законодатели слушали министра просвещения Ольгу Васильеву. Поначалу, как писал в своем отчете о мероприятии «Московский комсомолец», все шло чинно и благородно. Добродушной атмосферы не испортила даже просьба зампреда думского комитета по образованию Олега Смолина прокомментировать информацию о том, что российские учителя оказались первыми в мире в номинации «время, затраченное на бюрократические процедуры». Каждая школа, как оказалось, обязана представлять ежегодно в различные инстанции 300 отчетов по 12 тысяч показателей. Обещали разобраться.

Но благостность нарушил не кто-нибудь, а сам спикер нижней палаты Вячеслав Володин. Вряд ли он замышлял намеренно поставить Ольгу Васильеву в неловкое положение. Все-таки земляки, вместе работали в президентской администрации. Скорее всего спикеру было действительно интересно узнать, сколько же в наших школах учительских вакансий, и сколько преподавателей работает на нескольких ставках.

Было бы еще ничего, если бы министр Ольга Васильева просто не владела цифрами. Но она затеяла полемику, неожиданно заявив: ничего плохого в том, что один учитель преподает сразу несколько предметов, она не видит. Привела пример довоенных и послевоенных сельских школ, где один учитель преподавал и несколько языков и несколько предметов. И вообще, по словам Васильевой, «я не думаю, что если я физик, то я не могу преподавать биологию».

Слова министра повергли в оцепенение даже самых закаленных и многое повидавших депутатов. А Вячеслав Володин резонно заметил, что основной показатель работы министерства и региональных министерств как раз заключается в том, чтобы преподаватель, которого готовят в вузе, преподавал предмет, который он знает досконально. И невесело подвел итог мероприятия: «Самое печальное, что те инвестиции, которые идут в систему образования, реализуются на 8%, и это тревожный звоночек».

Да и то верно, как же реализовать бюджетные деньги, если министр даже не знает, сколько у него учительских вакансий.

Но, похоже, урок, преподанный ей в Государственной думе, министр Ольга Васильева не выучила. Кстати, «Московский комсомолец» решил узнать о реакции простых учителей на выступление их министра в парламенте. Положительных откликов не нашлось. Особенно впечатляет рассказ учителя Павла Волкова из школы забайкальского поселка Яблоново: «Сначала я специализировался лишь на физике и математике. Но потом уволился учитель истории, а нового нет. Меня попросили: возьми историю, ты начитанный, справишься. Потом так же информатику пришлось взять, черчение и даже музыку. А что делать? Специалистов нет, единственное жилье, которое мы можем предложить, — квартира в бараке».

Жизнь по учебникам

Впрочем, не исключено, что Ольга Васильева столь хладнокровно относится и к критике, и вообще ко всему, что происходит во вверенном ее попечению ведомстве потому, что, несмотря на свою любовь к рассуждениям о духовности, обладает достаточно прочной материальной базой.

К этой мысли невольно приводит совсем недавнее событие, происшедшее в сфере, весьма близкой к министерству просвещения. Российский издательский гигант «Эксмо-АСТ» заявил о желании продать концерн «Российский учебник». Еще в 2014 году «Эксмо-АСТ» приобрел издательства «Дрофа» и «Вентана-Граф». На их базе и был создан «Российский учебник». В концерн вошло и известное издательство «Астрель». Бизнес пошел великолепно, ведь половина учебной литературы – это госзаказ. А государство платит исправно.

В прошлом году доля «Российского учебника» на рынке учебной литературы достигла 30 процентов.. Выручка за тот же год — 6,25 млрд руб.

И вот, такое, казалось бы, процветающее предприятие покидает рынок. Почему? Причина проста. Дело в особенностях этого рынка. Школы имеют право покупать только те издания, которые включены в Федеральный перечень учебников ( ФПУ). И только на литературу, входящую в этот список, распространяется госзаказ. И вот в декабре прошлого года в ликовавшем от своих достижений «Русском учебнике» узнали, что более половины их учебников, запланированных на нынешний год, не были включены в ФПУ. По неизвестным широкой общественности причинам.

Судя по всему, в «Эксмо-АСТ» быстро все поняли и приняли решение уйти с рынка учебников по причине бесперспективности дальнейшей на нем работы. А ведь этот рынок крайне привлекателен: в прошлом году эксперты оценивали его в 26 миллиардов рублей. При этом госзаказ (правда, как выясняется, не для всех) гарантирован, условия близкие к идеальным. Доминировало на этом рынке издательство «Просвещение» (42%), второе место держал «Российский учебник». Есть и еще несколько издательств меньшего калибра.

И вот на наших глазах второй по величине игрок простым росчерком пера выкидывается за канаты. На рынке остается «Просвещение», по сути на монопольном положении. Возникают вопросы — кому это выгодно? Ответ очевиден: кому, как не «Просвещению»? А благодаря кому происходит передел рынка? Ответ также понятен – тому, кто составляет и утверждает федеральный список учебников. И кто же это? Это министерство просвещения, которым руководит Ольга Васильева.

Возможно, порезать федеральный перечень ее побудило присущее ей чувство высокой духовности. Однако на этот счет существуют сомнения, и есть даже основания полагать, что без меркантильной составляющей тут не обошлось. По крайней мере такой точки зрения придерживается ряд СМИ, и эти точки зрения никем не опротестованы и не опровергнуты.

История с переделом рынка учебников заставила вспомнить о скандале, случившемся в начале нынешнего года. В его центре, как нетрудно догадаться, оказалось министерство просвещения и его руководитель Ольга Васильева.

В феврале многие СМИ сообщили, что генеральная прокуратура проявила пристальный интерес к тому, как формируются федеральные перечни учебников и проводится их экспертиза.

Прокуроры выявили серьезные нарушения и обнаружили коррупционные факторы. Например, до недавнего времени федеральный перечень учебников формировали эксперты Российской академии наук. И вдруг, после образования министерства просвещения с Ольгой Васильевой во главе, экспертизу передали Российской академии образования, аффилированной с… министерством просвещения. А эта академия в свою очередь теснейшим образом связана ни с чем иным как с издательством «Просвещение». Во всяком случае в попечительский совет Академии образования входят владельцы издательства «Просвещение» Владимир Узун и Олег Ткач.

Президентами же Российской академии образования одно время была автор учебников, издававшихся в издательстве «Просвещение», Людмила Вербицкая. То есть она рецензировала собственные учебники, решала включать ли их в заветный список или нет.

Кроме того в ряд СМИ просочились данные, что родная сестра министра Ольги Васильевой – Ирина Васильеваработает топ-менеджером в издательстве «Просвещение».

В свою очередь сайт «The Moscow Post» некоторое время назад рассказал читателям о проверках, которые проводили по «делу учебников» Следственный комитет РФ и ФСБ.

Проверялись экспертные заключения относительно включения учебников в федеральный перечень. Речь шла о семи тысячах шаблонных экспертных заключений, которые, как подозревали проверявшие, могли быть сфальсифицированы в пользу издательства «Просвещение».

Иными словами, эксперты крепко примкнувшей к министерству просвещения Российской академии образования выдали несколько тысяч сомнительных экспертных заключений насчет учебников тесно связанного с Российской академии образования издательства Просвещение». Цена вопроса, по информации «The Moscow Post», 56 миллионов рублей.

И последняя не лишенная пикантности деталь (Ольга Васильева позиционирует себя как глубокопатриотичного и высокодуховного руководителя), на которую обратили внимание журналисты. Владельцем совершенно бескорыстно привечаемого (пока не доказано иного) министром образования издательства «Просвещение» является компания Prosveshcheniye holdings limited. Она зарегистрирована на Кипре, оффшор, иными словами. Вот туда и перекачиваются деньги, которые российский бюджет выделяет на издание школьных учебников. Все так патриотично и духовно. И – у теплого моря.

До сего дня о результатах проверок министерства просвещения и связанных с ним структур правоохранительными органами официально не сообщается. Нам же остается ждать очередных сводок из российских школ.

22.10.2019

Материалы по теме

К чему пришла система среднего образования с министром просвещения Ольгой Васильевой