Как аграрный олигарх Вадим Мошкович поймал тренд, но утратил политическое доверие в Кремле

2951
0
29510
Источник: Версия

Июньский Петербургский экономический форум — первый слет российских капиталистов после долгого ковидного карантина. Не всем удалось дожить до этого светлого дня в календаре. Тем более мрачным анонсом оказалось извещение о том, что на форуме не будет видного аграрного олигарха Вадима Мошковича. Анонс оказался ложным. Но осадочек, как говорится, остался.

В конце мая российское информационное поле наводнили слухи о том, что владелец «Русагро» Вадим Мошкович покинул Российскую Федерацию. Источником этой информации стал телеграм-канал «Незыгарь», читательская аудитория которого превышает 334 тысяч человек.

По данным неизвестных источников, на которые ссылался телеграм-канал, причиной эмиграции Вадима Мошковича стало прекращение контактов с ним на уровне федеральных органов власти. Этого, по мнению «источников», видимо, вполне достаточно, чтобы покончить с бизнесом Мошковича. Что там с кончиной бизнеса пока неясно, но на слухах об отъезде акции «Русагро» просели на 5%. После чего последовало опровержение. Гендиректор и миноритарный акционер «Русагро» Максим Басов назвал сообщение полной ерундой, а также информационным наездом.

В «Русагро» не назвали заказчика, а на рынке решили, что «дыма без огня не бывает». Видимо поэтому после короткой коррекции падение продолжалось еще несколько дней, и только с 24 мая началась коррекция. Тем не менее максимума 16 мая котировки «Русагро» так и не достигли.

Вадиму Мошковичу пришлось пойти на крайние меры: он решил отметиться на важном светском мероприятии — гала-вечере эндаумент-фонда Еврейского музея и центра толерантности. Этот визит оказался символическим.

На фоне новостей из музея сообщение с экономического форума о том, что наш герой подписал соглашение о сотрудничестве с саратовским губернатором Валерием Радаевым прозвучало уж совсем буднично.

Между тем есть основания предположить, что именно такие новости и стали реальным основанием как для распространения как враждебной по отношению к Вадиму Мошковичу информации, так и для волнения инвесторов. Речь идет о рисках превращения отдельно взятого (хоть и крупного) предпринимателя в настоящего монополиста, у которого есть проблемы в коммуникации с властью. Эти опасения проявились еще в марте, сразу после того как на совещании бизнес-сообщества с президентом Вадим Мошкович начал сетовать на попытки государства регулировать цены на сельхозпродукцию и в целом усомнился в правильности аграрной политики Кремля.

Худшего момента для такого демарша найти было трудно. Весной тема высоких цен на основные продукты питания вышла на политический уровень. Как раз когда в стране началась выборная кампания. И в отличие от темы коррупции, интересной разве что единицам процентов населения, тема цен способна снести любую власть одним махом. А решения по ограничению цен, принятые в декабре 2020 года, считать эффективными можно лишь условно. И в этом смысле комментарии Вадима Мошковича выглядят верными. Но в Минсельхозе такого удар в спину не ожидали, и, по некоторой информации, пришли в ярость.

Нет ничего удивительного в том, что после демарша Вадима Мошковича в офис «Русагро» пожаловали «врачи» с налоговой проверкой. Тем более по итогам 2020 года совет директоров «Русагро»» рекомендовал акционерам утвердить дивиденды в размере $139,9 млн, что составляет больше половины от чистой прибыли. Большая часть этой прибыли образовалась в результате роста отпускных цен на продукцию. Оптовые цены на сахар у компании выросли на 78%. А первый квартал 2021 года снова оказался рекордным — выручка выросла на 52% даже на высокой базе прошлых лет.

Но дело не только в отношении властей. Коллегам по бизнесу тоже есть о чем волноваться по той причине, что Вадим Мошкович ведет скрытую, но вполне очевидную экспансию на рынке. В 2019 году «Русагро» инициировало банкротство холдинга «Солнечные продукты» с целью создания на его обломках крупнейшей масложировой компании в России. А в последнее время рынок захватили слухи о том, что Вадим Мошкович нацелился и на «ЭФКО» — крупнейшего российского производителя спецжиров и маргарина.

Вся история бизнеса Мошковича — это агрессивная экспансия на всех направлениях. Этой стратегии соответствовали и дружеские связи аграрного олигарха. Вначале это были коллеги по импорту водки в страну, затем «банкиры» из группы Сергея Кириленко, с которым Мошкович подружился еще в 1990-е годы.

Вся эта команда выполняла функции финансового центра куда для более серьёзных людей. Тех самых, которых всегда интересовала только полная монополия на рынке. Недаром же во многих странах для их определения используют термины «картель» и «синдикат». Со всеми соответствующими последствиями.

08.06.2021

Материалы по теме

Как аграрный олигарх Вадим Мошкович поймал тренд, но утратил политическое доверие в Кремле