Как американцы помешали становлению украинско-российского кокаинового картеля

2227
0
22270
Источник: Версия

В прошлом номере мы рассказывали, как американские и бывшие советские транзитёры наркотиков поделили каналы поставок – американцам достался кокаиновый транзит из Латинской Америки через США в Европу и Африку, а, условно говоря, «русской мафии» – «героиновый путь» из Афганистана через бывшие советские республики Средней Азии. Но тут появились «нарушители конвенции» – то ли россияне, то ли украинцы…

(Продолжение. Начало в № 6)

До 2014 года министр внутренних дел Украины Арсен Аваков в скандалах, связанных с торговлей наркотиками, не фигурировал. Других скандалов с его участием было навалом: его бывший бизнес-партнёр Александр Мотылевский в своей предсмертной записке обвинял Авакова в доведении его до самоубийства, киевская пресса трубила о нетрадиционных сексуальных предпочтениях долларового миллионера из Харькова, а Интерпол задерживал будущего министра по представлению киевских правоохранителей за незаконную торговлю землёй. Но наркотики – ни-ни. Ими он, предположительно, начал интересоваться, находясь в вынужденной эмиграции в Италии в 2012–2013 годах. Со слов депутата Верховной рады от Блока Петра Порошенко Сергея Лещенко, на начальном этапе будущий министр ограничивался тем, что завязывал полезные знакомства с итальянскими торговцами и узнавал особенности ведения бизнеса. Знания пригодились ему уже в 2014-м, по возвращении на Украину. 22 февраля Рада отправила в отставку главу МВД Виталия Захарченко и утвердила исполняющим обязанности главы МВД Арсена Авакова. И буквально через два года Лещенко с удивлением признал, что Аваков контролирует всю торговлю наркотиками в стране. «Когда Хатия Деканоидзе уходила в отставку с поста главы Нацполиции, она откровенно признала, что система МВД работает с единственной целью – с целью обогащения людей, работающих на высоких постах в министерстве, – вспоминал депутат. – Фактически у нас в стране налицо сращивание мафии и правоохранительной системы. Уже и не понять, кто контролирует торговлю наркотиками – мафия или глава МВД?»

Наркокартель «МВД Украины»

«Если раньше преступники в каких-то случаях договаривались с правоохранительными органами, а в каких-то нет, то после того, как Аваков стал главой МВД Украины, преступники просто стали частью системы, – констатировал бывший депутат Рады Олег Царёв. – Игорный бизнес весь под Аваковым, весь теневой рынок платит только Авакову. Контрабанда, рейдерские захваты, рынок обналички и торговля наркотиками – всё под Аваковым. А те, кто раньше контролировал оборот наркотиков, теперь только приглядывают, чтобы все деньги шли в один карман – карман главы МВД Украины».

Первым делом Аваков на посту главы МВД принялся за «реформирование» управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (БНОН). Для начала он вдвое сократил его штат. Само собой, острый кадровый голод стал сказываться на производительности работы. Примерно год Аваков целенаправленно гнобил управление, увольняя лучших специалистов и раздавая взыскания тем, кто не хотел увольняться. В итоге управление разогнали совсем. А в октябре 2015-го в Нацполиции – с подачи Авакова – появился департамент противодействия наркопреступности (ДПН). Какими кадрами его укомплектовал министр, можно судить хотя бы по фигуре главы департамента – им стал Илья Кива. Тот самый боевик-майданщик, который в интервью киевскому изданию «Новое время» признавался на голубом глазу: «Конечно, я пробовал наркотики, и я могу рассказать про то, как влияет кокаин». А ещё Кива предлагал «декриминализацию хранения небольшого количества наркотических препаратов» и уверял в одном своём интервью, что «легализация наркотиков – следующий шаг, однако общество к нему не готово». Тем не менее, фактически благодаря Киве, наркотики легализовали в «зоне АТО»: «Пускай парни и девушки, желающие бесконтрольного кайфа, отправляются на передовую – главное, чтобы они выполнили свой долг перед родиной!» В общем, несложно представить, что творилось в департаменте противодействия наркопреступности. Но в итоге департамент упразднили вообще – в декабре 2016 года. «Должность рядового опера в районном отделе БНОН, а затем в ДПН стоила как новая иномарка, – вспоминал украинский гражданский активист Тарас Ратушный. – Но окупалась должность быстро и с лихвой».

Заокеанские спецслужбы «топят» российских конкурентов в битве за монопольное право сбывать самый дорогой наркотик

Всё под одним контролем – и незаконные поставки наркотиков, и законный сбыт

А чтобы дело спорилось ещё шибче, в помощь правоохранительной системе подключили «патриотические организации», в частности, «Национальный корпус» земляка Авакова, харьковчанина Андрея Билецкого, которого глава МВД Украины, можно сказать, выкармливал с руки. «Как-то Аваков выступил с довольно странным заявлением, – писал украинский журналист Александр Орлов. – Пожаловался на то, что в течение года уровень фиксации и пресечения преступлений по сбыту наркотиков уменьшился в 6 раз. В свете разоблачений народного депутата Сергея Лещенко становится понятным: министр хвастался! Уровень наркотизации в стране – самый высокий в Европе. Ежегодно на Украине на наркотики тратят не менее 3 млрд долларов. «Национальный корпус» и прочие неонацистские птенцы гнезда Авакова ведут непримиримую борьбу с наркоторговлей. А схема проста, как пять копеек.

Местное отделение НК получает сигнал о том, что кто-то занимается сбытом наркотиков. Озабоченные здоровьем нации пат­риоты приходят в гости к нарушителю закона и делают тому предложение, от которого он не может отказаться, – или доля в доходах от продажи, или тюрьма. Выбор очевиден».

Таким образом, заключает Орлов, «Национальный корпус» и МВД Украины организовали собственный наркокартель. Товар поставлялся по всей стране, но до поры до времени о зарубежном транзите оставалось только мечтать.

Тем временем, установив контроль над наркотиками, которыми торговали нелегально, Аваков обратил внимание и на легальный рынок наркосодержащих медицинских препаратов, находящихся в ведении Минздрава Украины. Специалисты подсчитали, что ежегодно в украинских аптеках продаётся 150 млн кодеинсодержащих таблеток (кодтерпин и др.), которые должны отпускаться строго по рецепту. Примерный годовой оборот – 170 млн гривен. Для того чтобы у исполняющей обязанности министра Ульяны Супрун раз и навсегда отпало желание хоть как-то влиять на передел рынка лекарств, ей хватило одной беседы с Аваковым с глазу на глаз. Так что примерно с 2015 года всю украинскую наркосодержащую «аптечку» контролировал один человек – глава концерна «Интерхим» Анатолий Редер. Вот что писали о нём украинские издания: «Редер считается одним из крупнейших наркобаронов не только на Украине, но и во всей Восточной Европе. После смены власти в 2014 году он не только втрое увеличил своё состояние, но и заручился поддержкой мощного лобби. В интересах «Интерхима» правительство Арсения Яценюка создало Государственную службу по лекарственным средствам и наркотикам».

И ещё цитата: «Закрытие проблемных вопросов с правоохранительными органами и отсутствие интереса со стороны спецслужб к рынку кодеинсодержащих препаратов стало возможным благодаря содействию начальника Главного управления контрразведывательной защиты интересов государства в сфере экономической безопасности СБУ Сергея Сёмочко, «сотрудничавшего» с Редером ещё в бытность свою заместителем начальника УСБУ в Одесской области. Если ранее СБУ вместе с МВД Украины выступали за внесение изменений в законодательство для строгого ограничения нецелевого использования и введение количественного учёта кодеинсодержащих препаратов, то после повышения Сёмочко и его переезда в Киев об этом забыли. Спокойствие стоит Редеру 200 тыс. долларов в месяц». Как недавно выяснилось, помимо украинских паспортов у Сёмочко и его супруги, а также у их двух дочерей, проживающих в Крыму, имеются и российские паспорта. Но наличие российского гражданства не мешает Сёмочко занимать высокие должности в СБУ и Службе внешней разведки Украины. Вот вам, собственно, и пресловутый «российский след» в том, что можно назвать новообразованной мафиозной структурой, которая – в полной мере осознавая свою безнаказанность, – вознамерилась заново переделить мировые схемы поставок наркотиков.

Хусейн Туркмен – харьковский подельник Арсена Авакова?

Сухогруз Eser, задержанный в Кабо-Верде с 9,5 тонны кокаина на борту, которые перевозились из Панамы в Марокко, несколько лет назад поменял хозяина. Старенькое судно приобрела турецкая компания «Гемичилер». А использует судно (выступает оператором сухогруза, если говорить официальным языком) панамская компания «Степ Шиппинг», заправляют которой некто Хусейн Турк­мен и Халук Бузлук. Не исключено, что это подставные и даже выдуманные персонажи, но панамское законодательство предоставляет возможность регистрироваться в госреестре под каким угодно именем.

Возможно, это совпадение. Но был в Харькове такой авторитетный бизнесмен, Эдик Аксельрод по прозвищу Лёпа. Подозревали его в том, что он якобы мог иметь отношение к заказному убийству скандально известного российского решалы Дениса Вороненкова. С незапамятных времён Эдик входил в ближний круг знакомств харьковчанина Авакова, и лет 10–15 назад они даже вдвоём «отжимали» один приметный рынок. Так вот у Эдика Аксельрода, убитого чуть более года назад, имелся турецкий паспорт на имя… Хусейна Туркмена – документ неоднократно, под неизменный ржач, демонстрировал братве сам Эдик. Свидетелей – уйма. Если предположить, что Аксельрод и Хусейн Туркмен на самом деле один и тот же человек, завеса тайны над личностью панамского арендатора турецкого судна немного приоткрывается.

Есть версия, что харьковские знакомые Авакова неоднократно фрахтовали сухогрузы для доставки «кокса» из Центральной Америки, но доселе эксцессов не возникало – не потому ли, что у Авакова имелась «высокая крыша» в Вашингтоне? Но в позапрошлом году эта крыша явно прохудилась – по Киеву поползли слухи о конфликте с Петром Порошенко и скорой отставке главы МВД. То ли это совпадение, то ли нет, но гибель Лёпы Аксельрода с появлением этих слухов совпала – или стала их следствием. Ну а следующием актом этой неприятной кокаиновой саги стали задержания судов с «коксом» в испанских портах, о которых мы сообщали в прошлом номере. С тем лишь отличием, что команды на суднах были не из России. Но вот поставщики, похоже, были украинскими – об этом испанская полиция по горячим следам уведомила Национальное антикоррупционное бюро Украины (НАБУ), справедливо рассудив, что раз у Авакова с НАБУ острый конфликт, то и уведомлять лучше их, а не МВД (согласитесь, что от такого «уведомления» действительно было бы немного толку).

Собственно, именно НАБУ сегодня и пытается раскрутить дело о кокаиновых караванах из-за границы, следы которых уходят к министру Авакову и его подельникам, Билецкому и Сёмочко. Даже странно, что на Украине, где со свободой слова, если верить Западу, всё тип-топ, не нашлось ни одного издания, готового об этом сообщить. Понятно, чего боится украинская пресса – авторитет Авакова в правящих кругах много выше, чем авторитет руководства НАБУ. Но мы-то не в Киеве – потому и решили поведать вам эту историю с непонятным пока финалом.

25.02.2019

Материалы по теме

Как американцы помешали становлению украинско-российского кокаинового картеля