Как из дела Караханова 46 млн руб. исчезли

Поделиться:
Караханов

Летом 2016 года следователь Следственного департамента МВД Антон Ходько в рамках расследуемого уголовного дела по хищениям в Спецстрое предъявил обвинение Кадыру Караханову, исполнительному директору ПАО «Промспецстрой Групп».

Далее по уже отработанной устрашающей схеме были проведены обыски у обвиняемого, по результатам проведения которых были изъяты даже денежные средства Караханова, находящиеся на тот момент на хранении в ячейке Райффайзенбанка, ни много ни мало, а целых 46 млн рублей, которые следователи, наверное, посчитали именно за те самые похищенные из Спецстроя, иначе как по-другому объяснить их изъятие.

И все вроде было хорошо – преступник установлен, часть денег нашли и изъяли, следователям и оперативным сотрудникам можно ждать от руководства благодарности за добросовестный труд, вот только, как говорится, одними благодарностями сыт не будешь, семью опять-таки на море не свозишь, машину с квартирой не купишь, ну куда эти многочисленные грамоты-фантики девать?

Вот и предложили следователи и оперативники адвокатам обвиняемых альтернативный вариант развития уголовного дела, заключавшийся в очень длительном расследовании преступлений Караханова, а именно мошенничества и дачи взяток бывшим заместителям руководителя Спецстроя Александру Бурякову и Александру Загорулько, которое естественно ни Караханова, ни кого-либо другого до скамьи подсудимых не доведет.

За эту «иллюзию обмана» оперативники и следователи попросили Караханова забыть об изъятых у него из ячейки 46 млн рублей, оценив именно в эту сумму свои труды, на том и договорились.

Протокол изъятия денег из уголовного дела был тут же «изъят», а деньги поделили между собой на три равные части следователь Ходько, в чьем непосредственном производстве и находилось уголовное дело, его начальник – заместитель начальника Управления Олег Болотов (ну а куда в таких делах без начальника) и оперативники ГУЭБиПК, взявшие свою часть за услуги медиаторства по данному вопросу, ну и дальнейшее «правильное» сопровождение уголовного дела.

И все было бы хорошо в этой истории у всех ее участников, если бы задержанный в ноябре 2016 года по этому же уголовному делу бывший замглавы Спецстроя Александр Загорулько внезапно не оказался генерал-полковником.

В этой связи уголовное дело из Следственного департамента МВД подлежало изъятию и передаче для расследования в Главное военное следственное управление СК. А это значило, что договоренности относительно расследования уголовного дела, достигнутые с прежним следователем, действовать больше не будут, ведь следователь ГВСУ СК в разделе 46 млн рублей ну никак не участвовал, а значит и не должен ничего Караханову. С оперативников тоже особо ничего не спросишь, не они же дело расследуют!

А вот Болотов и Ходько отнеслись с пониманием к предстоящему развитию событий в отношении распиленных 46 млн рублей, зная что после передачи уголовного дела в ГВСУ СК все возникшие вопросы будут адресованы исключительно им, а деньги уже потрачены, и вернуть их ну никак не получится.

Болотов, как начальник, забирает у Ходько уголовное дело, в связи с тем, что последний уходит в отпуск, правда, всего то на две недели, да и со стороны всем кажется это очень странным. Зачем забирать дело из-за отпуска, все же следователи уходят в отпуск, некоторые даже на месяц, и никто дел у них не забирает, просто расследование в отсутствие следователя продолжает следственная группа.

Но Болотов знает, что и зачем он делает, и отдает уголовное дело на расследование молодому следователю Владимиру Кобцу, который вопросов лишних задавать не будет.

Кобец, получив значительное количество томов и материалов уголовного дела, естественно даже не догадывается об истинной цели этого волевого решения своего руководителя Болотова. Ходько также не посвятил своего коллегу относительно небольшого такого скелета в шкафу, да и как он мог, он же находился в отпуске.

И вот настает тот день, которого так боялись Болотов и Ходько — день передачи уголовного дела из Следственного департамента в ГВСУ СК. А тут и адвокат Караханова — Владимир Старинский, понимая, что прежние договоренности нарушены, указал следователю ГВСУ СК на то, что деньги-то были изъяты, о чем копия протокола, и как бы невзначай просит следователя ГВСУ СК деньги вернуть.

Следователь ГВСУ СК тщательно изучает все тома переданного уголовного дела, но нигде не находит и малейшего упоминания об изъятии денег. Но адвокат Старинский настаивает – «Было изъятие, вот же копия протокола, уважаемый следователь!».

Так как дело передавал Кобец, в ГВСУ СК вызывают именно его и вежливо напоминают, что он забыл передать им изъятые 46 млн рублей, даже без намека на претензию.

Сложно даже представить, каково же было удивление Кобца, когда ему сказали, что он якобы забыл передать 46 МИЛЛИОНОВ РУБЛЕЙ!!! Но ведь его старшие товарищи ни о каких изъятых миллионах и не предупреждали, а сам Кобец и догадаться не мог, ведь протокола-то в деле уже не было.

И завертелось…

Следственный комитет РФ по факту пропажи денежных средств в ноябре возбудил уголовное дело по ч. 4 ст. 158 УК (кража в особо крупном размере), поэтому пришлось все-таки вспомнить, что дело расследовал Ходько и деньги изымал он же. Но у Ходько с Болотовым и на этот случай уже был план. На допросе по поводу исчезновения изъятых денег Ходько рассказал следователю, что перед уходом в отпуск якобы передал все изъятые денежные средства одному из следователей следственной группы по данному делу для производства их осмотра, после чего планировал передать их на хранение в ФЭД МВД. Но так как за время отпуска дело у него забрали, дальнейшей судьбой денег он не интересовался, ведь это была уже головная боль следователя Кобца.

Однако начальником СД МВД Романовым А.В. на всякий случай было принято решение уволить Ходько из Следственного департамента МВД, чтобы ситуация скорее разрешилась, ведь скандалы не нужны никому.

Уволить Романов хотел и Болотова, но за него заступились его друзья и ангелы-хранители, работающие в администрации Президента РФ и органах госбезопасности. Которые и пролоббировали назначение его на руководящую должность в СД МВД, ведь Болотов давно и тесно связан с сотрудниками госбезопасности — он закончил Академию ФСБ России и является, так сказать, «кадровым офицером».

Поэтому Болотов отделался лишь дачей свидетельских показаний, в которых сообщил следователю СК РФ Улади Уладиеву, в чьем производстве сейчас находится уголовное дело по факту пропажи денежных средств, что не знает куда пропали изъятые Ходько 46 млн рублей.

В настоящее время Романов всячески пытается скрыть данный инцидент, чтобы не привлекать лишний раз внимания ни к себе, ни к своему ведомству, ведь в памяти еще свежо придание о снятии прежнего руководителя СД МВД.

А ведь таких переживании Романов мог бы и вовсе не испытать, если бы только его подчиненные оказались более предусмотрительными.

Все это свидетельствует о недопустимо высоком уровне разгильдяйства и бардака, который творится в СД. Вот раньше в подобных ситуациях следователи, чтобы даже исключить возможность предъявление к ним претензий, очень тщательно оформляли все документы о «возврате» денег и с любовью подшивали в материалы дел постановления о возврате и расписки, чтобы избежать подобных щекотливых ситуаций.

Данный пример говорит о том, что СД испытывает большую проблему с интеллектуальным уровнем своих сотрудников, хотя с другой стороны украсть 46 млн рублей и не понести никакой ответственности – это ли не верх профессионализма!

Источник: Компромат

Компромат в Телеграмме

Loading...
Loading...

Оставьте комментарий

8 + 6 =