Как может быть связано уголовное дело бизнесменов Евгения Новицкого и Сергея Васильева со «схемами» «Московского кольца»

4422
0
44220
Источник: Версия

Задержания предпринимателей Евгения Новицкого и Сергея Васильева стали одним из самых громких событий этого лета в бизнес-сообществе. В деле немало интересных подробностей. Одна из самых важных касается негосударственных пенсионных фондов. И это очень напоминает громкую историю крахов крупнейших частных российских банков.

Когда-то была популярна шутка: человек просит у золотой рыбки, чтобы у него все было. А та исполняет его желание со словами «у тебя все было». Кажется, и в нынешней истории с арестами известных предпринимателей стоит вспомнить, что история имеет свойство повторяться, причем с довольно неприятными последствиями для тех, кто в свое время работал по правилам, которые могли и не предусматривать наказание. Речь идет о вложении пенсионных средств граждан, которые хранили их в НПФ. Но сначала напомним о фабуле уголовного дела.

Недавно суд отправил под домашний арест сразу несколько известных бизнесменов. Самые громкие имена: Евгений Новицкий и Сергей Васильев, а также партнер последнего Константин Бейрит. Новицкий был известен тем, что управлял АФК «Система» Евгения Евтушенкова, а также трудился топ-менеджером в «ФосАгро» Андрея Гурьева (в 2022-м владелец компании покинул Совет директоров). Сергей Васильев известен, как банкир, основатель инвестгруппы «Русские фонды».

Следствие считает, что в довольно далеких уже 10-х годах, произошли махинации с деньгами нескольких негосударственных пенсионных фондов. Один из них Новицкому как раз продали «Русские фонды». После из шести НПФ были выведены крупные суммы, всего – около 9 миллиардов рублей путем покупок неликвидных бумаг. К слову, эти фонды уже обанкротились. А теперь фигуранты оказались под домашним арестом. Загадок здесь много, но хочется, с учетом деталей поговорить и о других «родственных» событиях.

Вспомним иную громкую эпопею, которая достойна стать большой главой в учебнике по истории нашей финансовой системы. Те, кто следят за происходящим в этой сфере, хорошо помнят, что такое «Московское кольцо». Оно в банковских кругах еще известно по аббревиатуре БОМП, что появилась по названиям крупнейших частных российских банков: Бинбанк, Открытие, МКБ, Промсвязьбанк. Суть заключалась в том, что все эти кредитные организации были связаны между собой. Но главное в том, что для операций использовались деньги негосударственных пенсионных фондов, которые входили в финансовые группы.

На первый взгляд схемы кажутся сложными, но если опустить подробности, то ничего в них особо загадочного и нет. Представьте, вы банкир. Хотите заработать деньги. Все нормально, цель любого бизнеса – извлечение прибыли. Вам нужны средства для инвестирования. Где их взять? Западные рынки с дешевым капиталом из-за санкций закрыты. Брать деньги вкладчиков – чревато. Клиенты всегда могут потребовать их вернуть, да и ЦБ не дремлет. Но ведь у вас есть НПФ, где лежат средства граждан, которые пока им не требуются. И когда еще эти граждане постареют, чтобы забрать свои пенсии… А задача НПФ как раз в том, чтобы инвестировать деньги будущих пенсионеров, зарабатывая им для жизни на пенсии.

Вот только инвестировать можно в разные активы. Можно в «голубые фишки» или, допустим, в государственные облигации, то есть в более или менее надежные инструменты. А можно вкладывать их, к примеру, в дорогостоящую московскую недвижимость, чем, в том числе, и занимались участники «Московского кольца». До какого-то времени государство смотрело на это сквозь пальцы. А потом решило ужесточить правила инвестирования пенсионных денег россиян, потребовав от финансовых организаций создавать под это дело дополнительные резервы. И выглядело это все вполне логично: нельзя рисковать пенсионными накоплениями граждан. Но деньги-то нужно откуда-то взять. Где? Если опять же по-простому: в кассе.

И началась эпичная история крахов крупнейших частных банков. Чего там только не было. Известные всей стране финансисты решили, что российский климат перестал подходить им для комфортной жизни и предпочли поменять место жительство на западные государства (самые громкие фамилии: Вадим Беляев, братья Ананьевы, Борис Минц). Было множество сообщений о многомиллиардных хищениях, уголовные дела, международные суды, переход банков под государственную опеку, смена владельцев, огромные госвливания в санации…

Есть ли связь той истории с нынешним уголовным делом Новицкого-Васильева? С юридической точки зрения, судя по открытым источникам, она не прослеживается. Связь, скорее, концептуальная. Действия, которые инкриминируют фигурантам, как раз относятся к тем же годам (середина 10-х), когда происходили события с БОМП. Это тоже операции с деньгами НПФ: кто-то вкладывал в недвижимость, а кто-то покупал на них неликвидные, по версии следствия, бумаги. Но в один момент потребовалось получить для облигаций рейтинг созданного тогда нашего агентства АКРА или же продать их. А сумма была колоссальная: четверть триллиона рублей. И здесь можно вспомнить, как Сергей Васильев комментировал для СМИ происходящее с «Московским кольцом». Приведем цитату:

«Это было некое предостережение ПФ: вы должны продать эти бумаги на рынке, получить денежные средства. Это означало, что нужно было банкирам найти где-то на рынке живых, «длинных», по сути неких инвестиций, на 250 млрд. Очевидно было, что это невозможно сделать. Нужно было либо пройти рейтинг АКРА и получить как-то, добиться рейтинга, либо умереть. В июле стало ясно, что АКРА не дает им этот рейтинг. Дальше уже чисто дело времени и техники».

Комментировать это заявление особо не хочется, но по нему явно видно, что Васильев был хорошо осведомлен о том, что происходило в те годы.

Причем, бизнесмен ранее не в чем особо подозрительном, опять же, судя по открытым источникам, замечен не был (хотя мы можем знать совсем далеко не все). Он меценат, один из основоположников инвестиционного бизнеса в России. Сам он как-то рассказывал, как проходил процесс инвестирования в интернет-бизнес, о том, как он узнал, что в России есть Rambler и Яндекс. И в итоге вложился в первого. В Яндекс, кстати, тогда инвестировал фонд Baring Vostok американца Майкла Калви. Он в свое время получил от этого вложения баснословную прибыль. Но тоже посидел под арестом и был признан виновным в растрате, что еще раз доказывает, что заниматься инвестбизнесом в России может быть очень выгодно, но и очень рискованно. Впрочем, это уже другая, хотя и чем-то похожая история…

Привлекает внимание и еще одно обстоятельство. После сообщений о задержании Васильева и его партнера Бейрита полиметаллическая компания «Селигдар» тут же поспешила заявить, что эти события никак не повлияют на ее работу. Дело в том, что Бейриту и «Русским фондам» принадлежит в общей сложности почти 13% «Селигдара», причем, Бейрит еще и ее президент. Это крупная компания с хорошим рейтингом, входящая в топ-10 золотодобытчиков России, ведущий производитель рудного олова, разрабатывающая месторождения в нескольких регионах страны. И с доходностью у нее, судя по отчетности по российской системе учета, все в порядке: чистая прибыль в прошлом году составила почти 14,5 миллиардов рублей, что в 6,5 раза больше, чем за предыдущий период.

Так вот компания сообщила, что она стабильно и прозрачно работает, а сотрудничают с ней государственные структуры, такие как «Росгеология» и «Росатом». Возможно, это было лишь дежурное заявление, вполне оправданное в нынешних обстоятельствах. Но что-то подсказывает, что это лакомое предприятие (особенно сейчас, когда в связи с энергопереходом цветной металлургии уделяют особое внимание) могло сыграть свою роль в уголовном деле. Впрочем, поживем – увидим.

На последнее предположение отчасти наталкивает тот факт, что инкриминируемые фигурантам деяния (мошенничество в особо крупном размере, до 10 лет тюрьмы, печально знаменитая для бизнеса ст. 159 УК РФ) происходили довольно давно. В 2016-2019 годах. У «Русских фондов» вообще иная хронология: группа утверждает, что продала один из пенсионных фондов Евгению Новицкому и вовсе в 2013-м году и не имеет отношения к тому, что происходило дальше.

В любом случае, это относительно тучные годы, когда российские инвестбанкиры беззастенчиво пользовались в своих целях пенсионными накоплениями граждан. И, вероятно, не подозревали, что спустя значительное количество лет к ним по каким-то скрытым от общественности причинам возникнут такие серьезные претензии. Возможно, не учли опыт коллег из БОМП. А, возможно, просто забыли, что «папочка» есть на каждого, память тех, кто имеет доступ к таким «папочкам» – весьма неплохая и они знают, какие скелеты хранятся в шкафах. И, наверное, каждому крупному инвестбизнесмену всегда могут в стиле рыбки из той самой шутки сказать: «Теперь у тебя все было».

28.06.2024

Материалы по теме

Как может быть связано уголовное дело бизнесменов Евгения Новицкого и Сергея Васильева со «схемами» «Московского кольца»