Как Сергей Недорослев добился монополии на машиностроение, и что будет с его компанией «Стан»

5810
0
58100
Источник: Версия

Стратегия импортозамещения, реализованная по программе Минпромторга, позволила корпорации Сергея Недорослева установить фактическую монополию на производство станков в России. «На рынке сформирован серьезный частный игрок — компания «Стан», консолидировавшая активы крупных отечественных предприятий, в том числе тяжелого станкостроения», — так министр промышленности и торговли Денис Мантуров охарактеризовал ситуацию, создавшуюся на российском рынке станкостроения. Настолько серьезный, что спустя пару лет с этим игроком разбираются серьезные люди: проверкой производителя станкостроительного оборудования «Стан» занялось ФСБ России.

Люди в погонах пришли к «Стану» Сергея Недорослева после того, как аудиторы Счетной палаты закончили анализ деятельности Фонда развития промышленности (ФРП) и передали материалы проверки в службу экономической безопасности ФСБ с просьбой принять меры.

Все дело в том, что формирование «серьезного частного игрока», упомянутого Денисом Мантуровым, происходило на деньги государственного Фонда развития промышленности (ФРП), которым управляли люди из Минпромторга. ФРП был создан в 2014 году, на пике санкционной атаки на Россию, для поддержки импортозамещения. И постоянно просил деньги на реализацию этой программы. В 2017 году Минпромторг ставил задачу нарастить до 2020 года долю отечественной станкостроительной продукции с 10% до 40%. Как выяснилось, еще одной целью фонда стало раскручивание «Стана».

Представители «Стана» четкой границы между государством и компанией, похоже, не видели: «цели компании совпадают с государственными». Но получилось наоборот — цели государства совпали с планами частного «Стана». Об этом говорит простая хронология событий.

«Стан» инсайдеров

Компания «Стан» была создана еще в 2012 году — до начала тотальной экономической войны России с Западом. И с самого начала была ориентирована на освоение бюджетных денег. Дело в том, что начале 2012 года принята Федеральная целевая программа «Развитие оборонно-промышленного комплекса российской Федерации до 2020 года», которая предусматривала вложение трех триллионов рублей на модернизацию оборонных предприятий. Суть этой модернизации состояла в закупке станков.

Не случайным было и создание «Стана». Организацией бизнеса занялся Сергей Недорослев, известный инсайдер в мире ВПК, которому еще в 1990-е разрешили скупить акции пары десятков компаний военно-промышленного комплекса. В их числе оказался и Улан-Удэнский авиационный завод, на котором трудился молодой и перспективный Денис Мантуров. В начале 2000-х государство выкупило у Недорослева все эти пакеты за 10 миллиардов рублей. Таким образом, формирование «Стана» стало уже вторым стратегическим партнерством Сергея Недорослева с государством.

В результате нового партнерства, по данным «Форбс», компания Недорослева сумела получить 65–70% всех средств из выделенных в целом на отрасль 2,2 млрд рублей долгосрочных субсидированных кредитов. Но это было только начало.

Фонд развития промышленности выдал заем на заводы «Стана» в объеме 2 млрд рублей под 5% годовых на семь лет, на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы компания получила из бюджета 230 млн рублей, субсидирование ставок по кредитам за 2015–2016 годы составило 30 млн рублей. В то же время многих конкурентов «Стана» удача в лице господдержки обходила стороной. У Сергея Недорослева оказались налажены хорошие связи не только с Денисом Мантуровым, но и с нынешним главой «Роскосмоса» Дмитрием Рогозиным. В наше время это серьезный залог успеха.

Монопольная рента

Государственная поддержка и стратегический характер всей операции позволил «Стану» не считаться с моральными издержками. В отличие от истории 1990-х представители «Стана» решили действовать более агрессивно, и скупать не просто небольшие пакеты акций компаний, но реальные промплощадки. «Стан» заходит на существующее предприятие и начинает развивать свое производство в отдельных цехах, за которым нередко происходило фактическое вытеснение старого владельца всего бизнеса. В настоящее время компании принадлежит семь производственных площадок, на которых производится более 50% металлообрабатывающих станков. В числе их заказчиков главную роль предсказуемо играют госкомпании «Ростех», «ОАК», Роскосмос, Росатом и другие.

Денежные средства, выделенные государством, редко покидают эту герметичную систему. Из 2,235 млрд рублей, полученных «Станом», более 1,15 млрд рублей были направлены на закупки станков и оборудования у собственных предприятий. Соответственно, цена этих закупок превратилась в управляемый инструмент перераспределения прибыли. В отчете Счетной палаты приводится пример, когда стоимость движимого имущества, приобретенного для проекта, была завышена более чем в 16 раз.

Вся финансовая система, созданная в станкостроении, также предсказуемо замыкается в недрах Новикомбанка (расчетного банка «Ростеха»), который стал основным кредитором группы «Стан». А для прикрытия этого потока была затеяна целая круговерть юридических лиц и переименований.

Закончится вся эта история, скорее всего, очередным выкупом активов у Сергея Недорослева. Госкорпорация «Ростех» уже выделила своему подразделению — компании «РТ-Капитал» — 4,4 млрд руб. на выкуп долгов «Стана». В обмен на это «РТ-Капитал» получает 33,4% в уставном капитале группы. Таким образом на следующем этапе монополия Сергея Недорослева просто рискует превратится в монополию (очередную) «Ростеха».

28.06.2019

Материалы по теме

    Как Сергей Недорослев добился монополии на машиностроение, и что будет с его компанией «Стан»