Первого российского отмывателя денег могут лишить родительских прав

3916
0
39160
Источник: Версия
Пресненский районный суд все-таки лишил родительских прав родителей девочки, которая около шести лет находилась в перинатальном медицинском центре «Мать и дитя». Эту девочку мало кто видел в лицо, а в публикациях ее именуют литерой «С».

Формально об «С» и о том, что с ней произошло, не имеют права говорить те, кто принимал участие в появлении на свет «литерного ребенка». То есть — и сотрудники, и создатель сети клиник «Мать и дитя» Марк Курцер, участвовавшие сразу в нескольких судебных тяжбах, где решалась судьба «С». С момента рождения девочка находится в клинике и не может покидать «Мать и дитя». Стоимость содержания «С» в палате — около миллиона рублей в месяц (с питанием и медицинским сопровождением), оплачивают биологические родители. Те самые, которых суд лишил родительских прав.

Четвертый ребенок

«С» — четвертый ребенок в семье, у нее есть три брата, родившихся, соответственно, в 2003-м, 2008-м и в 2011-м. Все они живут с матерью Татьяной Максимовой и обучаются на дому. По слухам, их не выпускают на улицу, опасаясь аллергической реакции. Но такие ограничения, конечно, не могут сравниться с теми, под которые попала девочка Максимовой. Эти ограничения наложила сама мать, которая решила, что ее дочь, скажем так, не является полноценным человеком. Как поясняла в 2019 году адвокат Максимовой Ольга Лукмановова: «По личным подсчетам мамы, роды произошли на 23-й неделе, однако по документам, которые есть в ПМЦ (перинатальном медицинском центре), девочка родилась на 25–26-й неделе».

Для родов потребовалась целая операция, в результате которой в конце марта 2014-го года на свет появилась девочка весом чуть больше килограмма. Тем не менее после специальных процедур, в начале июня, врачи отпустили ее (вместе с мамой) домой. Но отпуск продлился очень недолго, спустя несколько дней Максимова вернула дочку в клинику.

Причиной такого отношения к новорожденной за глаза называют религиозные настроения мамы, которая якобы напирала на то, что судьба С. «в руках промысла Божьего», называла ребенка «ангелом божьим» и подобрала ей место на кладбище. Достоверность этих разговоров подтвердить крайне сложно. Реальностью является тот факт, что на протяжении без малого пяти лет перинатальный медицинский центр «Мать и дитя» вполне устраивало статус-кво. По данным Департамента труда и социальной защиты населения, впервые центр «Мать и дитя» обратился к властям в январе 2019 года, сообщив, что девочка может быть выписана домой, но родители опасаются за ее здоровье и боятся забирать ее.

Это обращение оказалось вступлением для судебной драмы. В марте 2019 года ПМЦ подал иск к родителям с требованием забрать ребенка из учреждения. Родители же настаивали на оказании медицинской помощи дочери, и были готовы платить за это миллионы.

Странный папа

Собственно, платить за все был готов именно папа новорожденной — Юрий Зинкин. Выдающийся, в некотором смысле, человек. Зинкин стал легендой российской финансовой системы, оказавшись первым известным широкой общественности человеком, осужденным за отмывание преступных доходов. Соответствующий приговор прозвучал в последние дни 2005 года.

Юрий Зинкин был признан виновным в создании фирм-однодневок и выведении денег по липовым договорам на счета латвийского банка ABLV. В условиях, когда подобные операции являлись «не багом, а фичей» российской банковской системы, подобное обвинение выглядело весьма странным. И даже, в каком-то смысле, подозрительным. Тем более странным выглядела сумма, за которую был посажен за решетку Юрий Зинкин. Сначала следствие оценило масштаб теневого оборота, организованного эти героем финансового фронта, в пару миллиардов долларов (смешная сумма для реальных операторов этого рынка в те времена). Но суд в итоге признал легализацию… 18 миллионов долларов. Эта сумма звучит как каое-то форменное издевательство над профессионалом своего дела. Если не принять во внимание одно весьма примечательное обстоятельство.

Пироговские гектары

За отмытую «мелочь» Зинкин получил семь лет заключения. Но это не помешало его полному тезке стать в апреле 2008 года владельцем 66% «Агрофирмы Пирогово». Владел этим пакетом Зинкин недолго — с июля 2008 года по апрель 2009 года. Но это особое время — бушевал финансовый кризис, потрясший основы капитализма — как во всем мире, так и в конкретной Московской области. Банкротство федерального государственного унитарного предприятия (ФГУП) «Совхоз имени Тимирязева» должно было просто потеряться на этом мощном геополитическом фоне.

Тем более умирать сельскохозяйственное производство ГУП начало еще в начале 2000-х, а в 2006 году уже началась процедура банкротства. Главным активом предприятия являлись не сомнительные компетенции в области сельского хозяйства, а полноценные 2231 гектаров подмосковной земли. Эти земли были поставлены на кадастровый учет еще 2003 году, но без указания границ.

Точную площадь удалось выяснить спустя три года. Она (сюрприз?) уменьшилась до 1500 га в Мытищинском районе и до еще одного небольшого участка на территории соседнего Пушкинского района. Куда делись остальные сотни гектаров, так и не выяснилось. На участок в Мытищах был оформлен кадастровый паспорт, после чего началось банкротство ГУП, затянувшееся на пару лет. Главный акт всего действия состоялся 24 ноября 2008 года — в самый разгар кризиса. Конкурсный управляющий продал все тысячи гектаров ООО «Дэймос» по цене, которая оказалась на порядок ниже рыночной. Но понятие «рыночная стоимость земли» в ноябре 2008 года было очень и очень условным, и не только для Московской области. Удивительным совпадением стало присутствие эпицентре этой истории зека Юрия Зинкина.

Впоследствии, когда началось серьезное разбирательство, каким образом имущество государственного предприятия вообще оказалось в частных руках, не говоря уже о таком крупном земельном наделе. Но к этому времени все были уже хорошо готовы: «Деймос» превратился в «Агрофирму Пирогово», а сам Юрий Зинкин покинул оба учреждения — и колонию, и фирму.

А пироговская агрофирма начала чудесную трансформацию в объекты с названиями типа «Пироговская ривьера». Но это уже другая история. Судя по всему, она может оказаться еще более скандальной, чем сам факт приватизации земли.

Тем более, по некоторым данным, Юрий Зинкин снова в игре, и играет он в команде Сергея Лалакина. Официального подтверждения этой информации нет, приходится доверять анонимным источникам. Но любое давление на Юрия Зинкина сейчас может оказаться очень важным аргументом в самых различных разбирательствах. В подобной ситуации лишение отцовства — удар серьезней любого осуждения или заключения.

02.02.2022

Материалы по теме

Первого российского отмывателя денег могут лишить родительских прав