Камо Егиазаров подтвердил статус «отрицалы»

Поделиться:

Семейные династии присущи любым профессиям, включая профессионалов-воров. Чаще всего грешат этим артисты. Впрочем, в некоторых случаях семейственность или родственные связи получили другое название ─ кумовство. В случае с Камо Егиазаровым трудно определить, что привело его в воровскую семью. Тесть Колик Солдат (Геворкян) был уважаемый в криминальных кругах Советского Союза фигурой. Он умер в самом начале нового века в Нальчике. Его сын Степа Тбилисский пережил отца на 10 лет и сгинул под арестом в следственном изоляторе Нижнего Новгорода ─ подвело износившееся сердце.

Камо женился на сестре Степы Ларисе, но к тому времени он уже получил титул «вора в законе». В 1982 году девятнадцатилетнего уроженца Тбилиси признали достойным имени Отвертка (Шелегия), Котик (Каляшян) и Цицка (Цицишвили). Крестные отцы у Камо исключительно достойные люди. Отвертку первым приметил эталон воровского мира Вася Бриллиант (Бабушкин). В 1975 году он дал ему путевку в жизнь, причем Отвертка стал первым крестником Бриллианта. В 1989 году грузин трагически погибнет в ДТП в родном Тбилиси.

Слева воры в законе: Камо Егиазаров (Камо Московский) и Реваз Цицишвили (Цицка)

Цицка получил известность среди обывателей фактом неожиданной смерти, скончавшись в самолете, следовавшим рейсом из Москвы в Хабаровск. «Вор в законе» спешил в Комсомольск на Амуре на похороны главного вора Дальнего Востока Джема (Васин). Он настолько расстроился от потери собрата, что не рассчитал с дозой успокоительного. Тяжелый «отходняк» застал Цицку в воздухе. Сердце не выдержало нагрузки от абсистентного синдрома и российской братве пришлось сразу после Джема прощаться еще с одним авторитетом. Котик ненадолго пережил Цицку и тихо скончался от цирроза печени в Москве.

Камо Московский

Ареол таинственности все же окружает первые годы жизни Камо Егиазарова. Он родился в Тбилиси и рос в многочисленной армянской общине столицы Грузии. Высокий титул он получил по тем временам чрезвычайно рано. Поступки, которые обеспечили ему столь высокое признание неизвестны, но все же в советские времена подобного звания было добиться очень непросто. Еще ведь был жив эталон воровской этики Васька Бриллиант, хотя начинали развиваться внутри сообщества криминальных «генералов» негативные тенденции, породившие затем внушительную прослойку «лаврушников» и «мандариновых» воров.

Слева воры в законе: Камо Егиазаров (Камо Московский), Степан Фурман (Степа Мурманский) и Вадим Сабреков (Чебурашка)

Для Егиазарова характерно, что его полное имя звучит Камо Московский. Обычно вторая часть воровского имени образуется от места рождения. Его сверстник Эдик Тбилисский (Асатрян) ─ армянин, также родившийся в Тбилиси, но потом насовсем переехавший в Москву, тому подтверждение. У Камо все вышло наоборот, хотя в Грузии по свидетельствам его знакомых он был 6 раз судим за разбой, грабеж, незаконное хранение оружия и наркотиков, но, видимо, Москва ему пришлась больше по нраву и он там по настоящему «поднялся». Родной брат Егиазаряна Гаго также взял приставку Тбилисский, но сейчас он считается «отошедшим», то есть порвавшим с прошлым и живущим жизнью обычного, законопослушного гражданина.

Российские судимости

Долгое время в России у Камо Московского конфликтов с законом не возникало. Сферой его деятельности были автосервисы, принадлежащие грузинам или армянам. Только в 2004 году Камо «прокололся». Считая, что ему недоплатили за «крышу» он конфисковал у владельца салона в счет неустойки Audi А8. Хозяин авто решил искать правды у милиции и в итоге легко добился своего. Автомобиль был возвращен, а коронованный рэкетир отправился на 4 года в удаленные от столицы места.

Следующее посещение зала суда было вызвано укоренившейся страстью искусственно расцвечивать неприглядное бытие в «розовый» цвет. У Камо в результате профилактической облавы нашли 8 грамм героина, что оценивается, как особо крупный размер хранения наркотиков. В 2011 году Московский суд приговорил Камо к 6-ти годам заключения и судьба направила его в колонии Кирова и Верхнеуральска. С наркотиками уроженцу Тбилиси следовало бы быть по-осторожнее. Его законная супруга скончалась от овердозы, оставив на попечение отца сына и дочь. Приключения с белым порошком продолжились. Молва приписывала ему организацию наркотраффика в Московскую область.

Слева воры в законе: Сергей Акимов (Аким Волгоградский) и Камо Егиазаров (Камо Московский)

Следующий раз Камо Московскому присудили 2 года условно, но он принципиально пренебрег обязанностью регулярно отмечаться в отделении внутренних дел. В середине сентября этого года суд подмосковного Сергиева Посада признал недисциплинированность подопечного полиции достойным наказания и осудил на 2 года 4 месяца за нарушение правил административного надзора. Отрицание навязываемых «органами» порядков ─ одна из обязательных обязанностей настоящего «вора в законе».

Несмотря на порочное пристрастие к «дури» Камо Московский всегда считал себя продолжателем старых воровских традиций и видел свою главную роль в участии решения часто возникающих спорных вопросов между различными криминальными группировками. Во всяком случае, он честно об этом говорил при задержаниях, не стесняясь на видеокамеру подтвердить свой титул.

Конфликт в Пресне

С именем, впрочем, в 2011 году у него возникли проблемы. Будучи задержанным, он был помещен в столичное СИЗО №3, среди «людей» именуемое кратко «Пресня». Соседом у него оказался Осетрина-младший (Асатрян) ─ отпрыск Эдика Тбилисского. По статусу Камо держал в руках «общак» «Пресни». Молодой «вор в законе» произвел ревизию средств общей «кассы» и обнаружил в ней недостачу. Сумма между дебетом и кредитом составила 160 тыс рублей ─ просто мелочь по нынешним временам, но принципы дороже. Осетрина упрекнул старшего товарища в нецелевом расходовании средств, намекая на вредные привычки. Камо не смог достойно ответить на порочащие подозрения, но даже оказался не в состоянии пополнить общий счет.

Вор в законе Игорь Кокунов — Вася Бандит

Пользуясь правом «вора в законе» Осетрина «дал по ушам» Камо Московскому. Перед объявлением решения молодой ревизор долго советовался по телефону с Витей Тбилисским (Авдиян) и Сулико Тбилисским (Шарикадзе), а также дожидавшимся приговора на «Пресне» Васей Бандитом (Кокунов). С той поры утекло много воды. Камо не пытался, как сейчас стало модным, восстановить статус. Тем более, что решение юного собрата многие из его знакомых старшего поколения просто не признали, включая и Эдика Тбилисского.

Камо отправился отбывать срок под Киров, где уже находился Вася Бандит, но дискуссий между ними больше не случилось. Особых неприятностей или изменений в привычном образе жизни конфликты с Осетриной и Бандитом не вызвали. Камо проигнорировал брошенные вызовы. Сейчас сам Осетрина-младший оказался в аналогичном положении. Его статус поставлен под сомнение и неизвестно, как он сможет пережить невзгоды.

Друзья воры

Природная общительность Камо Московского обеспечила ему знакомства и уважение среди многих представителей воровской элиты. В числе его закадычных друзей числятся воры Циркач (Пирогов), Квежоевич (Чихладзе), Степа Мурманский (Фурман), Чебурашка (Сабреков) и авторитет Ботинок (Ботинкин), образуя вместе очень влиятельное лобби. В большой «политике» Камо Московский сблизился с представителями «кутаисского» клана и одним из его лидеров Бадри Кутаисским (Когуашвили), что видимо послужило одним из поводов для земляков Вити и Сулико Тбилисских при вынесении решения в отношении собрата.

Слева: Камо Егиазаров (Камо Московский), Николай Ботинкин (Ботинок), Махо Тбилисский

Возможно, психологическую устойчивость Камо перенял еще от одного своего друга ─ Саши Севера (Северов), также находящегося ныне «под вопросом». Север известен, как друг и меценат земляка шансонье Михаила Круга. Камо Московскому больше пришлась по нраву не музыка, а эпистолярный жанр.

Слева воры в законе: Александр Северов (Север) и Камо Егиазаров (Камо Московский)

Он гордится своим знакомством с писателем Андреем Ростовским, пытающимся в своих романах передать быт и романтизм воровской жизни. Как то, решив поздравить друга-литератора с юбилеем, Камо оказался в «обезьяннике» отделения милиции вместе с полусотней других авторитетных почитателей литературного таланта. В тот раз у него в карманах не обнаружилось пакетиков с порошком и вскоре его выпустили.

Источник

Компромат в Телеграмме

Loading...
Loading...

Оставьте комментарий

7 + 3 =