«Красная зона» для губернаторов, кто следующий?

Поделиться:

Обнародована «дорожная карта» отставок глав регионов

Новый доклад «Минченко Консалтинг»: почему федералы становятся ключевыми игроками в субъектах РФ

Сегодня известный политолог Евгений Минченко представит доклад «Госсовет 2.0», посвященный злободневной теме рейтинга губернаторов и их способности к выживанию в новом «технократическом» мире, который выстраивает Путин. В этом исследовании, оказавшемся в распоряжении «БИЗНЕС Online», все губернаторы распределены по зонам, из которых красная — самая рискованная. О том, насколько близок к ней Хамитов, а также о позициях Минниханова и соседях Собянина и Кадырова на вершине рейтинга — в нашем материале.

Евгений Минченко представит доклад «Госсовет 2.0», посвященный злободневной теме рейтинга губернаторов и их способности к выживанию в новом «технократическом» мире, который выстраивает Путин

Их позвали в «даль светлую»: еще 10 губернаторам пора паковать чемоданы

Глава «Минченко Консалтинг» Евгений Минченко сегодня презентует новый аналитический доклад, в котором оценивает устойчивость глав регионов по модели «Госсовет 2.0» и показывает актуальный расклад в губернаторском корпусе. В свете последних отставок руководителей субъектов и многочисленных прогнозов о грядущих увольнениях очередная работа автора концепции «Политбюро 2.0» представляет особый интерес. Тем более что ушедшие на этой неделе губернаторы стопроцентно вписывались в первый десант на вылет, т. к. находились, согласно методике Минченко, в так называемой красной зоне. В эту категорию — с высоким риском отставки — попадают главы регионов, чей персональный рейтинг не превышает 8 баллов. Если губернатор набирает от 9 до 13 баллов, то он входит в желтую зону (существенный риск отставки). В следующей, зеленой, зоне (от 14 до 27 баллов) отставка маловероятна.

За время, прошедшее с момента формирования аналитической модели «Госсовет 2.0», губернаторских постов лишились пока трое. В понедельник в отставку ушел Николай Меркушкин (у него было всего 4 балла), во вторник — Валерий Шанцев (7 баллов), а в среду заявление об увольнении поспешили написать еще двое — губернатор Красноярского края Виктор Толоконский (5 балов) и глава Дагестана Рамазан Абдулатипов (4 балла), объяснивший свое решение «озеленением кадров». Очевидно, Толоконский и Абдулатипов хотели сыграть на опережение, не дожидаясь вызова на ковер к президенту РФ Владимиру Путину. Однако на официальном сайте президента сообщений об их отставке до сих пор нет. И хотя вопрос с главами Красноярского края и Дагестана решится, скорее всего, в ближайшие дни, в Кремле, очевидно, решили продемонстрировать, кто устанавливает правила игры, и, переждав денек, отправили в отставку 43-летнего Игоря Кошина из Ненецкого автономного округа. По рейтингу Минченко он также находился в самой опасной зоне с 6 баллами. При этом он считается человеком главы «Лукойла» Вагита Алекперова и, по слухам, женат на племяннице Валентины Матвиенко. Назначенный главой округа Александр Цыбульский моложе своего предшественника на целую «пятилетку». Ему всего 38 лет. Одно время он был помощником Дмитрия Козака в министерстве регионального развития и до сих пор считается его креатурой. И якобы именно Козак пролоббировал эту кандидатуру, хотя до недавнего времени новый губернатор НАО числился в заместителях у министра экономики РФ Максима Орешкина. В дальнейшем же Цыбульскому придется плотно работать и с Игорем Сечиным, т. к. «Роснефть» замещает «Лукойл» в НАО.

Тем временем, согласно докладу Минченко, паковать чемоданы надо еще десятерым региональным начальникам, которые также находятся в красной зоне. Это Светлана Орлова (Владимирская область), Павел Коньков (Ивановская область), Алексей Орлов (Республика Калмыкия), Вячеслав Битаров (Северная Осетия), Александр Бердников (Республика Алтай) Александр Карлин (Алтайский край), Виктор Назаров (Омская область), Владимир Городецкий (Новосибирская область), Владимир Миклушевский (Приморский край) и Марина Ковтун (Мурманская область ). Хотя та же Марина Васильевна на волне слухов о собственной отставке заявила, что никуда уходить не собирается. «Я, возможно, огорчу тех, кто обрадовался, или обрадую тех, кто огорчился, но я работаю, полна планов, команда работает в штатном режиме, об отставке в отношении себя я не слышала, все это досужие домыслы… Я хочу и буду работать, у меня есть очень большие планы». Впрочем, это мы уже проходили. Например, Шанцев тоже уверял, что все у него в порядке и дни расписаны по минутам. Но в итоге произошло то, что произошло: из гоночного автомобиля, который 70-летний Валерий Павлинович освоил незадолго перед отставкой, бывший нижегородский губернатор аккурат переместился в статус пенсионера с неясной перспективой доживать свой политический век в Совете Федерации.

Многие технократы заслужили доверие Путина, когда он был премьером и формально отошел от управления государством

Безусловно, лояльность к президенту является необходимым условием для назначения на пост главы региона. Однако даже наличие устойчивого личного контакта и истории отношений с Путиным, как считают авторы, не становится бессрочной индульгенцией. Как пример — глава Санкт-Петербурга 64-летний Георгий Полтавченко, выходец из структур КГБ, подвизавшийся в приграничном Выборге. Он также находится в группе риска, набирая всего 8 баллов. Видимо, только из милосердия составители доклада поместили его не в красную, а в желтую зону.

Отдельно (среди избранных губернаторов) докладчики выделяют группу выдвиженцев, пользующихся особым вниманием со стороны Путина. Это возглавивший Калининградскую область Антон Алиханов (у него 18 баллов), ярославский губернатор Дмитрий Миронов (15 баллов), глава Новгородской области Андрей Никитин (16 баллов), а также губернатор предыдущего призыва, поставленный на Тульскую область, Алексей Дюмин (19 баллов). Нетрудно заметить, что все они — обитатели комфортной зеленой зоны. «Многие представители „молодой поросли“ познакомились с Владимиром Путиным в непростой период его нахождения на посту председателя правительства РФ и существования так называемого властного тандема», — отмечают авторы, видимо, подразумевая, что тем самым эти люди заслужили особое доверие, т. к. были рядом, когда формально Путин отошел от руля управления государством.

С другой стороны, любопытно, что, например, глава Удмуртии Александр Бречалов, несмотря на то что он только что избавился от приставки врио, уже умудрился попасть в желтую зону, набрав всего 13 баллов. В эту же категорию (из-за пресловутых договорного, банковского и языкового вопросов) Минченко поместил и президента Татарстана Рустама Минниханова, а также главу Башкирии Рустэма Хамитова. Но если у первого 11 баллов и его позиции недалеки от зеленой зоны, то второй набирает всего лишь 9 баллов и находится буквально на краю красной черты. Хотя после двух первых отставок «красных губернаторов» в ПФО больше не осталось. Интересно также и то, что в Северо-Кавказском федеральном округе только один глава региона входит в респектабельную зеленую зону — это Рамзан Кадыров со своими 17 баллами, а в Дальневосточном округе таковых и вовсе нет.

По мнению авторов доклада, доминирующим фактором при принятии кадровых решений в России является элитная поддержка. При этом за последний год-полтора в региональных назначениях значительно выросла роль «Политбюро 2.0». Хотя массовые ротации в губернаторском корпусе традиционно являются составной частью перегруппировки элит накануне выборов президента, предстоящее обновление кадров на федеральном уровне мотивирует разные группы влияния выдвигать новые фигуры из своей среды для тестирования их в регионах и последующего карьерного роста, подчеркивают авторы исследования.

В этой связи жертвами отставок в прошлом и текущем году стали главы регионов, не имеющие поддержки внутри «Политбюро 2.0» или утратившие ее в силу тех или иных причин. Эта тенденция сохранится и в будущем. Исключение могут быть только в случае «отставки с повышением“ (путь, по которому в свое время прошли Сергей Собянин, Юрий Трутнев и Александр Хлопонин, переместившиеся из региональных начальников на работу в федеральное правительство).

По успешности рекомендованных назначенцев судят самих членов «Политбюро 2.0»

По итогам волны назначений и переназначений в 2016–2017 годах авторы делают вывод, что среди главных бенефициаров кадровых решений в регионах оказались следующие группы:

— коалиция Сергея Чемезова, Виктора Золотова, Юрия Чайки, Антона Вайно, Сергея Иванова;

— группа Дмитрия Медведева и его союзников;

— группа Сергея Собянина;

— группа Вячеслава Володина.

Преимущество этих групп, как отмечается в докладе, имеет объективные предпосылки. Каждая из них располагает обширными кадровыми полигонами, включающими федеральные государственные и общественные структуры, госкорпорации, региональные администрации. В то же время заметно снижение представительства в регионах выходцев из региональной элиты, не прошедших через этап федеральной карьеры. Исключением являются члены команд губернаторов-тяжеловесов, к которым помимо московского мэра Собянина можно отнести калужского губернатора Анатолия Артамонова, главу Белгородской области Евгения Савченко, а также двух представителей молодого поколения — губернаторов Подмосковья и Ямало-Ненецкого автономного округа Андрея Воробьева и Дмитрия Кобылкина.

Определенные бонусы при распределении губернаторских вакансий получили также Аркадий Ротенберг, Геннадий Тимченко, Николай Патрушев, Сергей Кириенко, Андрей Белоусов, Алишер Усманов, Алексей Миллер, Михаил Бабич, Евгений Зиничев.

Региональный ресурс первого замглавы АП Кириенко вырос по объективным причинам, т. к. именно он курировал процесс отбора и обучения кандидатов на должности глав регионов, а его союзниками выступили группы Патрушева, Юрия Ковальчука и Медведева. В сентябре 2017 года обнаружился определенный интерес к региональной политике и у группы Игоря Сечина. Как предполагают авторы, это может быть связано с ослаблением силового ресурса и репутационными рисками главы «Роснефти» в связи с делом Алексея Улюкаева и конфликтом с главой АФК «Система» Владимиром Евтушенковым.

В то же время для элитных групп наличие собственной кадровой скамейки становится одним из важнейших ресурсов. А успешность рекомендованных назначенцев превращается в один из значимых критериев оценки уже членов «Политбюро 2.0» со стороны президента РФ.

Ставка Путина в кадровой политике на поколение 30+ повышает устойчивость и ныне действующих членов «Политбюро 2.0». Однако быстрого перехода властных полномочий к новой генерации вряд ли стоит ожидать. Для их тестирования в регионах и на федеральном уровне потребуется время, в ходе которого вполне естественным будет курирование новых назначенцев со стороны групп, делегировавших их во власть. Рубежным периодом для формирования «нового поколения российских руководителей» (по китайской модели, если страна не столкнется с форс-мажорными обстоятельствами), станет электоральный цикл 2021–2024 годов.

Методика подсчета: бонусы и штрафные санкции для губернаторов

Для подсчета оценки устойчивости глав регионов авторы доклада использовали шесть критериев со знаком плюс, которые они сами называют бонусными, и три — со знаком минус (то есть штрафные).

Критерий №1. Поддержка внутри «Политбюро 2.0»:

  • 5 баллов — прямой контакт с главой государства;
  • 3 балла — поддержка члена «Политбюро 2.0»;
  • 2 балла — поддержка кандидата в члены «Политбюро 2.0»;
  • 1 балл — поддержка члена ЦК.

Критерий №2. Наличие у губернатора под управлением большого проекта (максимум 5 баллов):

  • 3 балла — большой федеральный проект с участием членов «Политбюро 2.0»;
  • 2 балла — федеральный проект, в котором регион играет важную роль;
  • 1 балл — большой региональный проект;
  • 0 баллов — отсутствие флагманских проектов.

Критерий №3. Экономическая привлекательность региона (максимум 3 балла):

  • 3 балла — слабая привлекательность региона для элитных групп;
  • 2 балла — низкая привлекательность региона для элитных групп;
  • 1 балл — высокая привлекательность региона для элитных групп.

Таким образом, чем ниже экономическая привлекательность региона, тем менее вероятны атаки на губернатора.

Критерий №4. Окончание полномочий (максимум 3 балла):

  • 3 балла — губернатор только что (пере)избрался на свой новый срок;
  • 2 балла — губернатор провел на посту меньше половины срока;
  • 1 балл —  губернатор провел на посту больше половины срока;
  • 0 баллов — год до следующих выборов губернатора.

В итоге чем ближе следующий электоральный цикл, тем менее прочными оказываются позиции губернатора.

Критерий №5. Наличие у губернатора уникального позиционирования (максимум 3 балла):

  • 3 балла — уникальное позиционирование, имя нарицательное в российской политике;
  • 2 балла — качественное нишевое позиционирование;
  • 1 балл — губернатор-функционер;
  • 0 баллов — размытое, некачественное позиционирование.

Критерий №6. Качество политического менеджмента (максимум 3 балла):

  • 3 балла — лидерский политический менеджмент;
  • 2 балла — стандартный политический менеджмент;
  • 1 балл — слабый политический менеджмент;
  • 0 баллов — политический менеджмент не выдерживает критики.

Штрафы:

Критерий №7. Конфликты губернатора на федеральном уровне (максимальный штраф — 3 балла);

  • Минус 3 балла — конфликт с членом ПБ 2.0;
  • Минус 2 балла — конфликт с кандидатом в члены ПБ 2.0;
  • Минус 1 балл — конфликт с членом ЦК.

Критерий №8. Конфликты губернатора на региональном уровне (максимальный штраф — 3 балла):

  • Минус 3 балла — крупный элитный конфликт;
  • Минус 2 балла — расширяющийся элитный конфликт;
  • Минус 1 балл — тлеющий элитный конфликт.

Критерий №9. Вмешательство силовых структур. Угроза уголовного преследования и аресты в команде губернатора (максимальный штраф — 3 балла):

  • Минус 3 балла — арест / уголовное преследование вице-губернаторов;
  • Минус 2 балла — арест / уголовное преследование министров;
  • Минус 1 балл — уголовное преследование заместителей министров и фигур, входящих в команду, но не занимающих формальных позиций в администрации субъекта Федерации.

«Насчет Минниханова можно было бы поспорить, но он яркий, и это может раздражать»

Насколько близки к реальности оценки, данные российским губернаторам авторами доклада «Госсовет 2.0», «БИЗНЕС Online» попросил оценить своих экспертов.

Константин Калачев — руководитель политической экспертной группы:

— С методикой в целом согласен. Авторы доклада справедливо считают фактор элитной поддержки доминирующим при принятии кадровых решений в России. Остальные критерии тоже выглядят убедительными, хотя можно поспорить с оценкой их веса. Исследование солидное, хотя лично я считаю, что сам термин «политбюро» применительно к нынешней ситуации не вполне точно отражает реальность. Насчет Минниханова и его места можно было бы поспорить, авторы доклада несколько сгущают краски. Но тенденция отражена верно. Полагаю, что для нынешней системы Минниханов выглядит как чужеродный элемент, хотя все понимают и признают его заслуги.

Что касается отставок, то все действительно назревшие произойдут в ближайшее время. Остальное определят результаты мартовских выборов. Не думаю, что аутсайдеров отправят на отдых сразу, приличествующая пауза будет выдержана. Но в любом случае те, чьи регионы покажут худший результат, попадут на карандаш. Несколько слов о влиянии тех или иных факторов. Влияние Чемезова действительно очевидно, как и влияние Мантурова. В группе риска находятся губернаторы Миклушевский, Назаров, Карлин, Коньков. На смену «опытным руководителям» идут молодые и не очень «технократы». Мантра про «технократов» звучит как призыв забыть про «политиков». Родовая травма 90-х, когда губернаторы были политиками. Минниханов — политик. Это может раздражать, несмотря на все его таланты управленца. Он реальный драйвер развития республики, защитник и лоббист ее интересов, но он слишком ярок для нынешней эпохи.

Павел Салин — директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ:

— Сейчас губернаторский корпус можно разделить на три категории. Первая — это те, кто абсолютно устойчив, и к ним относятся лидеры списка: Собянин, Дюмин, Кадыров. Вторая — это те, кто потенциально может попасть под удар при стечении неблагоприятных обстоятельств. И третья — те, кто находится в списках на вылет, но в силу разных причин может сохранить свой пост. К таким в свое время относился глава Белгородской области Евгений Савченко, который продемонстрировал бойцовские качества и сохранил пост.

Возрастной фактор присутствует, но не все в него укладываются. Возьмите нового главу Марий Эл. Нужно смотреть на специфику каждого региона — раз, на ситуацию, которая складывается вокруг региона, — два. Да, ставка на молодых существует, это попытка ввести в политический оборот свежие лица, но она не является стопроцентной. Что касается их будущего, то всем им делают намеки на продолжение карьеры на федеральном уровне. Но за ближайшие годы все может очень сильно поменяться. Очевидный тренд в том, что новые назначенцы связаны не с местными элитами, а с той или иной группой влияния или сразу с несколькими группами влияния в Москве. Новые назначенцы почти на 100процентов — ставленники федеральных групп влияния. Это их объединяет стопроцентно, в отличие от возраста.

Стиль управления я бы разделял на два момента. Первый — публичный интерфейс. Новички сильно отличаются от крепких хозяйственников, которые придерживались советского подхода. Эти губернаторы придерживаются, принято так называть, американского подхода — улыбки, рукопожатия рядовых избирателей и прочее. Второе — хозяйственно-управленческие навыки. Через год-полтора они будут в гораздо менее комфортной ситуации, а местные элиты, население ожидают, что они денежку будут приносить из Москвы. Такого не будет.

Андрей Колядин — политолог, руководитель региональных программ ЭИСИ:

— Я думаю, что последние изменения в губернаторском корпусе анализировать рано, у новичков равные возможности, у них несколько разный возраст, но тем не менее возможности равные. То есть они имеют опыт работы на промышленных предприятиях, в бизнес-единицах, федеральных структурах. Занимали достаточно серьезные посты. Сейчас у них вырастает несколько другая задача, которая кардинально отличается от того, чем они занимались раньше. Знаком с этой задачей из всех перечисленных, наверное, только Дмитрий Азаров, который работал мэром Самары и вице-губернатором. Он имеет некие представления о бюджетных правилах, создании и учете всех факторов ЖКХ, развитии производства, налогообложении, всем бюджетировании области. Все остальные это должны тоже постичь.

От того, насколько они будут эффективными в управлении своим регионом, экономическом управлении, социальной поддержке населения, а главное, насколько они будут эффективны во внутриполитической работе и найдут ли специалистов, которые смогут им помочь в выстраивании этой внутриполитической линии, взаимодействии с элитами, зависит, куда они пойдут дальше и как быстро. В лучшем случае они уйдут на повышение, в худшем — туда, куда ушла большая часть губернаторов, которые не поняли поставленных перед ними президентом задач.

Прислали на почту Компромат

Компромат в Телеграмме

Loading...
Loading...

Оставьте комментарий

5 + 7 =