Кто такой Алексей Богдан и как он стал вторым лицом в Украине

4847
0
48470

Начальника офиса президента Украины Андрея Богдана многие считают едва ли не вторым по значимости человеком в государстве после Владимира Зеленского. Учитывая опыт и политический вес Богдана, некоторые СМИ даже шутят, что это не Зе нанял работать Богдана, а Богдан взял себе президентом Зе. Целеустремленный, активный и подчас непредсказуемый Богдан, не распространяется о своей личной жизни, стараясь не выносить ее на общее обсуждение.

Однако того же нельзя сказать о его отце, знакомых и бывших педагогах. Побеседовав с ними во Львове, на родине Богдана можно многое узнать о его прошлом.

Серьезный ребенок

Начало Андрея Богдана как юриста было положено в юридическом факультете Львовского национального университета имени Ивана Франко. Его отец Иосиф Игнатьевич — также уважаемый в адвокатских кругах специалист, до сих пор трудится здесь на кафедре гражданского права.

«ЛНУ — можно сказать, наш семейный вуз. Когда поступал сюда, юрфаки в Украине можно было по пальцам пересчитать: Киев, Одесса, Харьков и наш, львовский. Здесь же, будучи студентами, мы познакомились и с мамой Андрея — Александрой Евстафиевной. Она в свое время закончила химический факультет ЛНУ. Когда были на последнем курсе — у нас появился первенец Андрей», — рассказывает Богдан-старший.

Нельзя сказать, что в 1976-м у семьи было все в порядке в плане быта. Долгое время Александра и Иосиф жили вместе с тещей. Собственным жильем им удалось обзавестись уже когда Андрей ходил в школу.

«Сколько помню Андрея в детстве — он был крайне серьезным ребенком. Он всегда думал, что ответить, у него не было детской агрессии или агрессивного желания познавать мир — например, ломать те же игрушки. Впервые в детский сад отвел его тоже я. Первый день его что-то в садике заинтересовало, он даже побыл там несколько часов. На второй день я его повел, переодел, оставил в холле и отправился на работу. Потом взглянул в огромное окно — вижу, стоит мой Андрийко, а на глазах слезы. На семейном совете решили, что он будет дома — с бабушкой. Хотя споры были жаркими — ведь в садике у ребенка развивается адаптация к жизни, чувство коллективизма, коммуникация со сверстниками», — вспоминает Богдан-старший.

В первый класс Андрея также привел отец. Через неделю н поинтересовался у сына, все ли у того хорошо в школе.

«Все нормально, папа, только вот если бы уроки были такие, как переменки, а переменки — такие, как уроки, было б еще лучше», — ответил Андрийко. Мы, когда собираемся вместе, до сих пор вспоминаем такой его ответ», — говорит Иосиф Богдан.

Изначально второй человек в Украине учился в самой обычной львовской средней школе № 54. Уже позднее, с карьерным ростом отца, и получением квартиры в городском центре, Андрей перешел в престижную 19-ю школу, в которой учились дети партработников.

Одним из преподавателей, которые в то время работали в ней, была Леся Луцив, которая также была и классным руководителем Андрея Богдана. «Андрея все запомнили, как смышленого и спокойного мальчика. Хотя в учебе звезд с неба он и не хватал. Особо ни с кем не дружил — очевидно, у него были друзья в старой школе, а вот в нашей он просто не успел ни с кем сойтись. Зато мог подколоть любого, за что одноклассники его не очень жаловали», — вспоминает своего воспитанника Луцив.

Родители Андрей говорят, что никогда не хотели сделать из ребенка медалиста. Для них на первом месте была приспособленность его к будущей жизни и практические знания. Отец вспоминает эпизод из школьной жизни сына. Звенит звонок, распахиваются двери всех классов, вылетают дети. Стая пацанов, человек 10, среди которых Андрей, бегут по коридору, натертому до блеска, потом падают на колени и скользят по полу. «Андрей, зачем так?» — не без укора спросил его отец, на что отпрыск ответил: «Все ехали — и я проехался».

Однако некоторые отличия от сверстников, которые позволяли сделать вывод о будущей юридической карьере Андрей можно было сделать. Однажды он пытался поспорить касаемо выставленной педагогом оценки, однако первый в жизни процесс был с треском проигран.

«Я ему по-отечески сказал: „Андрей, если ты не смог доказать свою точку зрения, у тебя не было убедительных аргументов. И если ты видишь, что спор не имеет позитивного последствия — ты должен прекратить“. Но вражда осталась. Для меня, если спор не носит агрессивного характера, а только определение правильности утверждения или вывода — это хороший вариант», — рассуждает Иосиф Игнатьевич.

В интимную жизнь сына Богдан-старший особо не вникал. По его словам, в школьные и студенческие годы у Андрея были симпатии к девочкам, но в семье было не принято расспрашивать, что, где и с кем.

Развод в семье Богдана состоялся еще во время обучения Андрея в школе. По словам отца, он продолжил общаться с бывшей женой и участвовать в совместном воспитании детей. Помимо Андрея, в семье были еще два сына.
Богдан-старший охотно делится, как шел к успеху его первенец. До 11-го класса в доме никто не вел разговоры, чем должен заниматься Андрей. Вскоре он сам сделал выбор в пользу юрфака, утверждает отец. Иосиф попросил коллег по университету позаниматься с сыном на предмет права. В результате Андрей получил высокий балл и поступил в университет.

Будущий юрист не стремился ехать учиться далеко от дома. Ему вполне комфортно было жить дома вместе с родителями. Однако уже на 3-м курсе он начал задумываться о том, где бы подработать и принял решение поступить также, как и большинство сверстников — съездить на стройку в Прагу.

«Я предложил: может, тебе дать эти деньги, которые ты хочешь заработать? Андрей отказался. Мол, не в них дело — туда едут его друзья. Я в свои студенческие годы тоже ездил подзарабатывать в стройотряд, так что сына понял», — вспоминает Богдан-старший.

Родители дали денег на дорогу, но все же подстраховали сына от возможной неудачи: запечатали в конверт «резервные» — на случай, если Андрей не выдержит тяжелого труда.

«Честно, думал, что вернется, но сын выдержал. И даже заработал! Один раз позвонил мне, рассказывал: „Сегодня так наработался, что когда вез последнюю тачку — она просто из рук у меня выпала“. Но я был горд за сына, который сам захотел себя проверить — сможет ли выдержать тяжелый физический труд, нагрузки, плохое питание», — вспоминает Иосиф Богдан. Труды были щедро вознаграждены: Андрей Богдан купил на заработанное свой первый автомобиль — подержанный ВАЗ-девятку.

«Андрей, а ты в курсе, что машина хочет кушать и иногда ломается?» Он уверил меня, что справится. Мне крайне не хотелось, чтобы он пошел по пути тех детей, которые знают только слово «дай». Преподавая, я таких детей видел немало», — рассказывает Богдан-старший.

Однако его сын был не из таких. Он продолжил подрабатывать уже во Львове. Заработанных денег хватало и на ремонт авто и на то, чтобы предлагать помощь родителям.

«Я смеялся и отвечал: «Сын, деньги мне лишними не будут, но не настолько, чтобы брать их у тебя. Я старался научить сына самостоятельности», — вспоминает Иосиф Игнатьевич и уверяет, что именно по этой причине не содействовал учебе сына в университете, хотя и читал лекции его потоку.

Защитник Луценко

Будущий сподвижник Зеленского начал свою карьеру юриста в 1998 году на должности стажера-юриста на Львовской железной дороге. В юруправлении местного офиса «Укрзалізниці» окно кабинета, где работал Богдан, порой светилось до полуночи, вспоминает отец нынешнего главы Офиса. По его словам, сын был поглощен работой и, наверное, это в ранней молодости его уберегло от плохих компаний. Через какое-то время Богдана-младшего потянуло в столицу.

«Как раз во Львов приехал мой хороший знакомый и бывший мой студент, у которого была своя юридическая фирма в Киеве. Я попросил его взять Андрея к себе. Мне было сказано: «На Андрея, как и на всех, распространяются одинаковые правила». Я согласился и сыну об этом сказал: «Если ты будешь не справляться, неважно по какой причине, — из-за лени, нехватки знаний или настойчивости, — тебя просто выгонят взашей. Через месяц мой знакомый мне отзвонился, что Андрея оставляют на этой должности», — рассказывает Богдан-старший.

Фирма называлась «Правис». Эта адвокатская группа, куда попал Богдан, была трамплином на политический олимп. Ее основали известные в Киеве адвокаты — Алексей Резников, он же экс-зампредседателя КГГА, Сергей Власенко — нардеп от Батькивщины и защитник Юлии Тимошенко и Игорь Пукшин — замглавы Секретариата президента Виктора Ющенко.

Богдан в «Прависе» работал в основном с гражданскими и хозяйственными делами, хотя попадались и уголовные. Например, в 2007 году он защищал Юрия Луценко, когда тому инкриминировали незаконную раздачу 51 единицы наградного оружия. Благодаря Богдану суд снял все обвинения с Луценко. В тот раз он не только избежал тюрьмы, но и благополучно занялся политической деятельностью, стал министром внутренних дел. Впрочем, за дело Луценко Богдан взялся не случайно. Они дружили со времен «оранжевой революции».

После того как Пукшин ушел работать в Секретариат президента, Богдан стал полноправным партнером фирмы. С этого момента началось его восхождение по политической лестнице. Совместно с Пукшиным они разрабатывали юридическое основание для роспуска Верховной Рады.
Попав в окружение Ющенко, Богдан баллотировался в народные депутаты от «Нашей Украины — Народной самообороны» в 2007 году и представлял партию в судах. Тогда же он познакомился с еще одним юристом — Андреем Портновым и занял должность замминистра юстиции в правительстве Юлии Тимошенко.

На молодого амбициозного юриста обратили внимание власти предержащие. В правительстве Николая Азарова Богдан стал замминистра Кабинета министров и правительственным уполномоченным по делам антикоррупционной политики. Однако это и круто развернуло его судьбу: в 2014-м Богдан попал под люстрацию.

Правда, он быстро сориентировался в политической обстановке и тогда же, в 2014 году, баллотировался в депутаты от партии Петра Порошенко. И хотя шел 74-м в списке, однако все же в парламент потенциально проходил. Но внезапно Богдана сняли с регистрации, чему поспособствовал его бывший друг и подзащитный Луценко. Он тогда и был инициатором закона о «чистке» в партийных рядах.

Богдан продолжил свою адвокатскую карьеру. Еще большую известность ему принесло участие в качестве защитника в уголовном деле бизнесмена Геннадия Корбана — экс-замглавы администрации Днепропетровской области, лидера партии УКРОП, одного из инициаторов создания добровольческих батальонов и критика военной политики Петра Порошенко. Тогдашние власти обвиняли Корбана в создании преступной группы и хищении средств из «Фонда обороны страны».

«Дело Корбана, которое сделало Андрея знаменитым на всю страну, имело важное социальное значение. Он понимал, что речь идет не просто о войне на востоке, а о политической войне по захвату власти. Корбана он знал с 2004 года, именно он и познакомил Богдана с Игорем Коломойским, и они начали работать вместе», — рассказывает Богдан-старший.

По его словам, с Зеленским Андрей познакомился и подружился лет пять назад, но к его бизнесу отношения не имел, хотя у них, мол, и были общие взгляды на политику и на жизнь в стране. Когда Богдана еще до начала президентской гонки пригласили в предвыборный штаб Зе, с отцом он уже не советовался. «Думаю, все из-за того, что мы, галичане, все-таки довольно скептически восприняли новую политическую силу», — объясняет Богдан-старший.

Когда Зеленский накануне Нового года сообщил о своем решении баллотироваться, Богдан позвонил отцу и сказал: «Мы решились». На окончательный шаг Андрея повлияли соцопросы, полагает отец. Но уже тогда в СМИ интенсивно раскручивалась иная версия — о влиянии Коломойского на Зеленского с помощью своего адвоката.

Личная жизнь

Так это или нет, доказать фактами так же сложно, как и проникнуть в личную жизнь главы Офиса президента. Известно, что он в разводе супругой Ольгой, и от этого брака у Богдана четыре дочери. Самой старшей 15 лет, а самой младшей — девять.

Экс-жена политика, Ольга Богдан, занимается бизнесом. Как следует из реестров, она учредитель компании «Черный диамант», профиль которой — недвижимость.

Сам глава Офиса президента сейчас живет в элитном особняке в Конче-Заспе и встречается с киевским дизайнером и светской львицей Анастасией Сличной. За самим Богданом в киевской светской тусовке ходит слава знатного ловеласа. Но больше, чем нужно, в прессу не просачивается.

Например, рассказывать о Богданах взял на себя смелость лишь юридически подкованный глава семьи. Мама Андрея от общения отказалась. А один из львовских журналистов, знакомый с их семейными тайнами и попросивший не называть его, объясняет это галицким менталитетом.

«Личную жизнь у нас стараются не выпячивать напоказ. У Богданов в семье всегда старшим был отец — он в авторитете не только у сыновей. Хотя в самом Львове его называют зятем Потебенько (генпрокурора времен Леонида Кучмы). Уж не знаю, на ком он женат из семьи, ведь у бывшего генпрокурора только сын. Возможно, на сестре», — рассказывает собеседник «Вестей».

Вместе с тем, он не склонен думать, что Андрей добился карьерных успехов исключительно при содействии отца. Мол, скорее благодаря его воспитанию и мудрому руководству: тот всегда держал сына в руках.

Например, во Львове судачат, что Богдан-отец отправил Андрея в Киев не только делать карьеру, но еще и из-за романа отпрыска с некоей местной замужней дамой, у которой высокопоставленный муж-чиновник и ребенок.

«Приближенные к семье люди говорят, что Богдан-старший решил эту проблему, услав сына от греха подальше», — делится источник.

30.09.2019

Материалы по теме

Кто такой Алексей Богдан и как он стал вторым лицом в Украине