Кто «закатывает в асфальт» Уваровский маслозавод-элеватор, и почему его учредитель Михаил Ершов не может вернуться в Россию

2605
0
26050
Источник: Версия

29 октября этого года председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев поручил силовым органам — МВД, ФСБ и Росгвардии — совместно с Минэкономразвития подготовить предложения, реализация которых должна привести к повышению доверия предпринимателей к правоохранительной и судебной системам. Прекрасные в своей незатейливости и простоте поручения премьер-министра как нельзя «удачно» совпали с последними новостями о возвращении в Россию бизнесменов из так называемого «списка Титова».

В отношении этих предпринимателей в нашей стране были возбуждены различного рода уголовные дела. Бизнес-омбудсмен долго вел переговоры как с бизнесменами, так и с властью о прекращении этих дел, и сам президент пообещал решение вопроса в случае их возвращения на родину. Генеральная прокуратура предложила предоставить участникам «списка Титова» гарантии того, что до вынесения приговора к ним не будут применяться меры пресечения, предусматривающие лишение свободы. И вот российское бизнес-сообщество получило реальные основания «доверять» судам и власти: Андрей Каковкин — первый участник «списка Титова», вернувшийся в Россию, — признан виновным в мошенничестве и приговорен к трем годам колонии общего режима. Приговор Каковкину вынес Кировский районный суд Ростова-на-Дону. Впрочем, это далеко не единственный пример той особой атмосферы «доверия», которую создали бизнесу в России. В Тамбовской области только личное вмешательство президента Путина позволило остановить «накат» местных силовиков на «Уваровский маслозавод».

Гордость Тамбовского агропрома

Завод, о котором идет речь – до того, как его начали «закатывать в асфальт» местные силовики и чиновники – был одним из самых эффективных современных предприятий местного, тамбовского, агропрома. Предприятие возникло не на основе приватизированной советской пищевой промышленности и не в рамках миллиардных госпрограмм на поддержку агропрома. В 2010 году предприниматель Михаил Ершов на собственные и на заемные средства открыл маслобойный завод. Свое дело предпринимать Ершов организовал добротно, основательно. Специально для нового производства был закуплен современный импортный немецкий пресс и другое новейшее оборудование, были построены своя зерносушилка и своя котельная. Грамотное управление, высокие технологии и «хозяйский» подход к делу позволили Уваровскому маслозаводу быстро добиться хороших результатов. Конечно, из получаемой выручки приходилось выплачивать банковские кредиты, причем по обычной, а не по льготной ставке, потому что обещанных селянам льгот предприниматель Михаил Ершов так и не дождался. Однако финансов хватало и на зарплату трудовому коллективу почти в полторы сотни человек, и на оплату электроэнергии с ГСМ, и на аккуратную уплату налогов. За годы работы Уваровского маслозавода предприятие собрало большую коллекцию грамот и благодарностей районной и областной администрации за вклад в социально-значимые проекты, а чиновники на всех уровнях «отчитывались» в успехах, показывая завод как пример развития регионального бизнеса и агропрома.

По «законам» российского бизнеса

Но как это часто происходит в России, чем успешнее развивается частный бизнес – тем вероятнее и быстрее им заинтересуются люди из силовых органов и других ведомств, которые «придут» за собственниками. В случае с «Уваровским маслозаводом-элеватором» это произошло летом 2017 года, когда на завод в Уварово высадился целый десант бойцов СОБРа в боевой амуниции и сотрудников иных силовых органов. Причиной этой силовой «спецоперации» в отношении частного предпринимателя Ершова, у которого никогда не было никаких проблем с законом, стало уголовное дело, возбужденное по факту выставленной предприятием квартальной декларации о возмещении НДС в 2013 году на сумму около 2 млн рублей. Дальше – больше: в январе 2018 года ИФНС Рассказовского района Тамбовской области предъявило маслобойному заводу уже 144 миллиона 366 тысяч 931 рубль недоимки. И это при том, что предпринимателю Ершову строительство и оснащение предприятия обошлось в соизмеримую сумму – 180 млн рублей. Позже выяснилось, что астрономические цифры взялись не из проверки бухгалтерских балансов, а из подозрений органов в фиктивных сделках с посредниками. Сколько учредитель Уваровского маслозавода не пытался объяснить, что вся сельхозпродукция, купленная у поставщиков, была оплачена с НДС и завезена на предприятие в полном объеме, о чем свидетельствуют документы той же ИФНС – силовики продолжали «прессовать» агрария и его предприятие. В итоге завод вынужден был полностью остановить работы, прекратить отгрузки и фактически распустить коллектив.

Типичная история

Но беспредел набирал обороты. В 2018 году в дом Ершовых вломились неизвестные лица с удостоверениями сотрудников оперативно-следственных структур. «Визит», сопровождавшийся угрозами в адрес самого Михаила Ершова и помощника по хозяйству Д.П. Еремкина, закончился тем, что «гости» порезали колеса автомобилей Еремкина и дочери Ершовых Нелли. После проведения одного из подобных следственных мероприятий к дочери Ершовых пришлось вызывать скорую помощь. Сотрудникам Ершова и его помощникам по хозяйству неустановленные лица, представлявшиеся работниками правоохранительных органов, угрожали подбросить наркотики и посадить, если он не даст нужные показания. В феврале того же года на трассе Пенза-Тамбов нарядом ДПС была остановлена автомашина Ершовых. Пока с Михаилом в течение нескольких часов (!) разбирались, его супругу принудили дожидаться окончания проверки в салоне автомобиля с открытой дверью и выключенным двигателем при 20-градусном морозе. Все эти факты были официально задокументированы и отражены в заявлениях и жалобах в правоохранительные органы и прокуратуру. После этого и ряда других подобных инцидентов супруга Ершова заболела, и Михаил Ершов с женой детьми уехали за границу – а фактически просто были вынуждены бежать, пытаясь спастись от откровенного рэкета и террора. За время отсутствия Ершовых в России – завод довели до полного разорения и банкротства, фактически был осуществлен рейдерский захват элеватора. Обыски на предприятии и дома проходили в отсутствие Михаила Ершова и его семьи. Самого Ершова объявили в федеральный розыск. Совершенно неизвестно, чем бы закончилась эта довольно типичная для современной России история, если бы не одно обстоятельство.

Нетипичная развязка

Михаил Ершов оказался зятем депутата Государственной Думы от КПРФ – Тамары Плетневой. Когда самого Ершова объявили в розыск, а семью затравили, предприниматель обратился за помощью к влиятельной и известной своей принципиальностью родственнице. Тамара Плетнева написала письмо с изложением ситуации на имя президента, и приложила копии всех документов — постановлений, жалоб, доводов следствия и прокуратуры. И только после того как письмо известного депутата попало на стол президенту, и с его личной визой «внимательно ознакомиться с делом Ершова» было направлено главе Следственного комитета Бастрыкину, асфальтовый каток репрессивной системы дал задний ход.

«В своем обращении на имя президента я не стала скрывать, что Михаил Ершов приходится мне зятем, – рассказывает Тамара Плетнева. – Хотя не акцентировала на этом особого внимания, и не думаю, что именно это обстоятельство сыграло какую-то роль. Мне регулярно приходится рассматривать такие ситуации и направлять подобные обращения. Потому что, к сожалению, эта ситуация очень типичная и распространенная. Частный бизнес – малый и средний – доят и душат все проверяющие инстанции, отбирают нечистые на руку чиновники и коррумпированные силовики. Статья 159 стала самой «резиновой» в УК, самой используемой против предпринимателей. На практике схема проста: уголовное дело о якобы невыплаченных налогах открывают – и не расследуют пару-тройку лет, пользуются этим, чтобы «выпотрошить» предпринимателя, «отжать» завод или хозяйство или землю. Власть силовиков над предпринимателем, попавшим к ним «в производство» практически абсолютна и безгранична. И единственная возможность остановить этот беспредел – по факту это только личное вмешательство президента. Эта ситуация ненормальная. Это показатель того, что правоохранительная система не работает. Всё работает только в «ручном режиме». И если ничего не изменится – это настоящая катастрофа для страны. На конкретном примере видно, что даже и в случае личного вмешательства президента и главы Следственного комитета – на местах это всё просто саботируется. Генеральная прокуратура разобралась в ситуации, которая сложилась вокруг Уваровского маслозавода и вынесла постановление о прекращении уголовного дела в отношении Михаила Ершова, но правоохранительные органы просто игнорируют это».

.

Вместо послесловия

Губернатор Тамбовской области Александр Никитин, погрязший в череде громких скандалов, в которых гремели обвинения в коррупции, казнокрадстве и криминале, не пожелал разруливать ситуацию и возвращать ее в правовое поле, сославшись примерно на то, что сценарий отъема бизнеса у Ершова и его преследование расписан в кабинетах местных силовиков, в частности у нового на тот момент начальника следственного управления СКР по Тамбовской области генерал-майора Александра Полшакова. Ранее Полшаков служил в Хабаровском крае, а до того отличился на родной для него Орловщине, где расследовал уголовное дело бывшей команды экс-губернатора Егора Строева. Возможно, 40-летний генерал, который несколько лет назад успешно зачистил «коммунистическую бригаду» Строева, решил пойти проверенным политическим путем и на новом месте. После личного вмешательства президента, расписавшего СК задачу «внимательно ознакомиться с делом Ершова», в результате начавшихся проверок в регионе вскрылось множество фактов откровенного беспредела чиновников и сотрудников правоохранительных структур. Под «замес» попали заместители и члены команды бывшего губернатора, налоговики и силовики. Вероятно, в том числе из за этого «слетели» со своих мест первый вице-губернатор Тамбовской области Александр Ганов, был задержан вице-губернатор Чулков. Прокуратура наконец получила «зеленый свет» на то, чтобы добросовестно выполнять свою работу. Однако такая «показательная порка» в рамках одного региона вряд ли способна вернуть доверие российского бизнеса к власти. И что еще печальнее, все отставки по итогам разбирательства с «делом Ершова» не помогут восстановить предприятие, которое давало работу сотням людей и средства для существования их семьям. После того, как по предприятию Ершовых прошелся каток налоговой и правоохранительной систем, в провинциальном Уваровском районе опять, как прежде, разруха и безнадега. Потерявшие работу уваровцы собрались было писать коллективное письмо президенту, да поняли, что он и без их письма хорошо осведомлен о происходящем. В недавнем послании президент сказал: «Бизнес не должен ходить под статьей, то есть чувствовать риск уголовного или административного наказания. Но ситуация, к сожалению, не сильно меняется…».

К слову сказать, несмотря на всю бурную активность, начавшуюся после вмешательства Президента в «дело Ершова», само уголовное дело до сих пор не закрыто, и Михаил Ершов до сих пор не может вернуться в Россию из-за отсутствия реальных действий со стороны управления Следственного комитета Тамбовской области. Дело Ершова не закрыто, несмотря на постановление прокуратуры. О каком доверии бизнеса к правоохранительной системе и власти может идти речь?

15.11.2019

Материалы по теме

Кто «закатывает в асфальт» Уваровский маслозавод-элеватор, и почему его учредитель Михаил Ершов не может вернуться в Россию