Куда текут бюджетные миллиарды в России

2971
0
29710
Источник: Собеседник.Ru
Система, призванная сэкономить бюджетные деньги, превратилась в чёрную дыру, где исчезают миллиарды рублей. В схеме задействованы госкомпании, силовые ведомства и отечественные миллиардеры. Как так вышло – в большом исследовании «Собеседника».

С кем больше всего контактирует обычный житель России? Казалось бы, ответ очевиден – с родственниками, друзьями, коллегами по работе. На деле же каждый человек гораздо чаще пересекается с государством, даже тогда, когда он этого не замечает. Происходит это через систему государственных закупок, где приобретаются как повседневные так и довольно редкие товары и услуги. Когда в вашем подъезде чинят сломавшийся лифт – это госзакупка. Когда рядом с домом перекладывают асфальт и меняют трубопровод – это тоже госзакупка. Когда ваших детей кормят завтраками в школе… Ну, вы поняли.
 
Система государственных тендеров появилась в 2006-м. Это был настоящий прорыв – через открытую площадку в интернете можно было устроить аукцион, который бы позволил сэкономить миллионы бюджетных средств. И чем больше участников на него заявлялось, тем больше была экономия.

Но с годами закупочная система начала деградировать. В аукционах стали участвовать подставные лица, в большом количестве тендеров не происходило никакой экономии – более того, цены на товары были откровенно завышены, а государство начало засекречивать эту сферу. Все это привело к тому, что уже Счетная палата признала госзакупки неэффективными. В 15-летний юбилей система государственных тендеров так и не стала эффективным инструментом для экономии бюджетных средств. Почему же так произошло, разбирался «Собеседник».

Золотые яйца

Рост цен и падение доходов за последние годы привели к тому, что большое число россиян вынуждены экономить на еде. Это признают как независимые, так и близкие к властям эксперты. Согласно данным Сбера, в третьем квартале 2021-го на продуктах питания стали экономить 67% граждан России (или почти 100 млн человек). 68% россиян считают, что в настоящее время лучше тратить деньги по минимуму, показывают данные опроса ВЦИОМ. А исследование банка «Открытие» свидетельствует: лишь 7% россиян могут позволить ни в чём себе не отказывать. По идее, государство тоже должно бы экономить на закупках продуктов, но так ли это на самом деле? Мы изучили сотни контрактов и пришли к выводу, что народ и чиновники живут в разных странах.

В 2021-м власти Москвы заключили крупный договор на поставку продуктов в городские больницы – почти на полмиллиарда рублей. Тендер выиграла столичная компания «АВК», которая указывала телефон, совпадающий с номером компании «СП Конкорд» кремлевского ресторатора Евгения Пригожина. Судя по документам, чиновники могли существенно переплатить за еду для больных.

Открываем техническое задание и видим цифры. Килограмм замороженного мяса индейки – 518 руб. В магазине Metro – то же филе, да еще и охлажденное стоит всего 400 руб. Колбаса зернистая – «АВК» продает ее городу по 745 руб. за 1 кг, а довольно дорогой магазин «Мясницкий ряд» – всего за 650. Кальмар мороженый для больниц закупается по цене 500 руб. за кг. Заходим в «Магнит» и находим его же уже за 400 руб.

Куриные яйца тоже дороже, почти 87 руб. за десяток. В магазинах разброс цен на этот товар довольно широк, поэтому мы обратились к данным Росстата. На момент закупки средняя стоимость яиц составляла всего 76 руб. за десяток. То есть, чиновникам было выгоднее просто сходить в магазин. Такая же история с яблочным соком. Департамент покупал его по цене 80 руб/литр. В «Дикси» мы нашли «Фруктовый сад» всего за 60. Ну и надо не забывать, что это – розница, а не оптовый заказ на миллионы бюджетных рублей. И все равно выходит дешевле!

Заглянем в другой тендер – уже департамента Москвы по конкурентной политике на сумму в 330 млн руб. Апельсины – 174 руб. (в рознице – от 70 до 140 руб.), киви – почти за 200 (в сети «Окей» – в два раза дешевле).

Третий пример – договор на поставку продуктов в больницы и детские лагеря с компанией «Союзпродсервис». Стоимость – почти 250 млн руб., но расхождения похожие. Замороженные окорочка – 230 руб. за 1 кг (в «Виктории» охлажденные стоят всего 180 руб.), литр молока жирностью 3,5% – аж 90 руб (по данным Росстата, на момент закупки средняя цена – около 54 руб/л).

Аналогичная ситуация складывается и в регионах, правда, там разница поменьше. Скажем, администрация Нижнего Новгорода закупает фарш по цене 450 руб/кг. В рознице он стоит порядка 400 руб/кг.

Высокие цены объясняются следующей припиской в аукционной документации – «Конкурс с ограниченным участием в электронной форме». Грубо говоря, власти увеличивают требования к потенциальным участникам торгов, из-за чего их число сокращается. В подавляющем большинстве случаев претендент всего один, он и становится победителем конкурса. И волен поставлять окорочка по цене выше рыночной.

Топливные воины

В феврале 2019-го на YouTube-канале «Движение» было опубликовано видео под названием «Эпик! Росгвардия сливает бензин с патрульки». Автоактивисты сняли на камеру, как сотрудники ведомства по шлангу перегоняют моторное топливо из служебной «Лады» в частный Ford. Судя по описанию ролика, действие происходило в Москве.

«Не стыдно бензин воровать?» – спрашивал автор Константин Алтухов у росгвардейцев. Но те лишь старательно отворачивались от камеры и молчали. Активист заявил, что кадры были отправлены руководству Росгвардии, однако никаких мер с их стороны якобы принято не было.

С тех пор в интернете были опубликованы десятки видеозаписей о том, как подчинённые Виктора Золотова воруют служебный бензин. Однако моторное топливо стало настоящей золотой жилой не только для рядовых сотрудников Росгвардии, выяснил «Собеседник».

Несколько лет назад премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, которым назначил единственным поставщиком бензина для национальной гвардии страны фирму «Роснефть». Это привело к ожидаемым последствиям – в настоящий момент бензин для силовиков закупается по завышенным ценам и без какой-либо конкуренции. Например, в июле 2021-го Росгвардия заплатила «Роснефти» почти 90 млн по контракту на поставку моторного топлива. Бензин АИ-95 был оценён в 61 руб./л (его рыночная стоимость, согласно данным «Яндекса», составляла всего 50 руб.). В октябре бензин подорожал – за него просили уже 62,5 руб./л (в рознице стоил около 51 руб.). Расхождения примерно в 10 руб. были и в стоимости топлива АИ-92.

Возможно, такой разброс мог бы объясниться расходами на доставку моторного топлива от производителя заказчику. Чтобы проверить эту теорию, мы изучили два похожих договора, заключённых в апреле 2021-го на общую сумму в 105 млн руб. Места поставки – одинаковые, но стоимость литра бензина разная. Так, при первой закупке литр АИ-95 для подмосковной ж/д станции «Стройка» стоит 56,97 руб./л, а через три недели – уже 58,8 руб. Разница за 60 тонн – больше 109 тыс. руб., при том, что на АЗС бензин этой марки тогда стоил около 49 руб и практически не подорожал.

Заведомо более дешёвый бензин АИ-92 оценивался Росгвардией также, как его дорогой аналог. Сначала он поставлялся на ту же «Стройку» за 56,2 руб./л, а затем – за 57,3 руб. Похожие расхождения цен нашлись в нескольких десятках контрактов между Росгвардией и «Роснефтью».

Впрочем, есть и договор, в который просочились похожие на реальность цифры. Февраль 2021-го. Все та же ненасытная «Стройка». Но только бензин АИ-95 стоит всего 49,7 руб. за литр – почти столько же, сколько и на заправках.

За последние годы расходы Росгвардии на бензин выросли. В 2018-м федеральное ведомство заключило 5 контрактов на 363 млн руб., а в 2021 – 10 договоров почти на 1 млрд руб. И это не считая региональных подразделений. По самым скромным подсчётам, за 3 года траты увеличились с 2 до 3,4 млрд руб. При сохранении обнаруженного нами завышения цен потери бюджета могли составить около 500 млн руб. в год.

Возможно, из-за этого власти решили засекретить все закупки Росгвардии (а заодно и других силовых ведомств вроде ФСО). С 1 января на сайте госзакупок не опубликовано ни одного тендера ведомства Виктора Золотова.

– К этому привели многочисленные скандалы вокруг закупок силовиков и журналистские расследования – и насчёт дорогих овощей для Росгвардии, и насчёт завышения цен при строительстве их объектов. По мнению ведомства, раскрытие этой информации может навредить национальной безопасности. Логичным продолжением этой истории может быть засекречивание вообще всех закупок различных ведомств, например, Генеральной прокуратуры, – считает Илья Шуманов, генеральный директор «Трансперенси Интернешнл – Россия» (признана иноагентом).

Ковидные миллиарды

В середине января автор этого материала подхватил коронавирус – оба теста показали положительный результат со всеми вытекающими последствиями: самоизоляция, больничный и… бесплатные лекарства от ковида. Участковый доктор не без гордости достала из верхнего ящика две упаковки таблеток с надписью «Фавибирин». Гордиться и правда было чем, ведь это лекарство безумно дорогое. Одна упаковка стоит почти 5 тыс. руб., и найти её в продаже практически невозможно.

– Принимать нужно 10 дней. Сначала по 8 таблеток 2 раза в сутки, потом – по 3 таблетки 2 раза в сутки, – указала врач. Сами таблетки ярко оранжевого цвета, без вкуса и запаха. В инструкции указано, что побочные эффекты при их приёме наблюдаются у 8% пациентов.

Проблема в том, что «Фавибирин» может быть совершенно неэффективен в борьбе с ковидом. Эти таблетки изготовлены на основе вещества фавипиравир, который входит в список рекомендаций Минздрава. Однако проведённые в Японии испытания не смогли показать его эффективность на ранней стадии заболевания коронавирусом. За назначение его пациентам в Израиле и вовсе можно оказаться в тюрьме.

Производитель, кажется, знает о нежелательных последствиях приема. Так, в инструкции говорится, что при назначении «Фавибирина» женщинам необходимо подтвердить отрицательный результат теста на беременность. Эта фраза даже подчёркнута. Ранние исследования показали, что приём фавипиравира может вызывать уродства и смерть плода. Именно поэтому это лекарство не было зарегистрировано в США.

Препарат «Фавибирин» произведён иркутской компанией «Фармасинтез», которой владеет российский бизнесмен индийского происхождения Викрам Пуния. Её выручка предсказуемо растёт благодаря продажам фавипиравира, и в прошлом году составила 20 млрд руб.

Правда, в открытом доступе не нашлось контрактов на поставку этого лекарства в мою поликлинику. И это тоже тенденция. Как и выбор единственного поставщика. В последнее время закупки лекарств в подавляющем большинстве случаев проводятся на неконкурентных условиях.

Огромную долю подрядов, к слову, получает производитель «Арбидола» — компания «Фармстандарт». По подсчётам «Собеседника», в 2021 году фирма миллиардера Виктора Харитонина заработала на госзакупках почти 130 млрд руб. (в 2020-м – всего 52 млрд). Именно эта компания стала главным бенефициаром пандемии. И в основном, благодаря неконкурентным закупкам. Хотя эффективность «Арбидола» до сих пор ставится под сомнение.

Миллиарды в тени

«HELP, ПУТИН» – баннер с таким обращением появился в конце июня 2021-го на поле под Нижним Новгородом. Его авторами были обманутые дольщики ЖК «Новинки Smart City», которые ещё в 2015-м должны были получить квартиры по госпрограмме «Жилье для российской семьи». Но в итоге за несколько лет застройщик не возвёл ни одного дома, и его признали банкротом. Впрочем, глава государства хорошо осведомлён о проблемах участников долевого строительства: летом 2019-го он назвал ситуацию «позором», потребовав в ближайшие годы избавиться от этого явления.

– Нужно переложить риски с плеч граждан на плечи финансовых организаций, застройщиков и на государство. Сделать это нужно необременительным для отрасли способом, с тем чтобы не нанести ущерба объёмам жилищного и другого строительства, – говорил Путин.

В России проблемами дольщиков занимается «Фонд защиты прав граждан – участников делового строительства», созданный в 2017-м. Наблюдательный совет фонда возглавляет вице-премьер Марат Хуснуллин, а его гендиректор – давний соратник чиновника Константин Тимофеев. На балансе Фонда числится около 198 млрд руб. На что же он тратит эти средства? Прежде всего, на строительство жилых домов для обманутых дольщиков. А ещё – на услуги юристов, которые нынче стоят очень дорого. Так, в 2019-м Фонд оценил стоимость юридических консультаций почти в 2 млрд руб. – именно такой была максимальная цена контракта сроком на три года. В документе этой закупки можно найти любопытную информацию: так, стоимость юруслуг для одного дольщика оценивается всего в 60 тыс. руб. Но такие подробности скорее исключение.

В последнее время почти невозможно получить информацию о закупках Фонда дольщиков. Они – пустые, там нет никакой документации. Скажем, в 2019-м бюджетное учреждение потратило более 5 млрд руб. на некие «услуги юридические», но на какие именно – непонятно. Тем временем, расходы фонда растут астрономическими темпами. Если в 2020-м он потратил на разные услуги всего 1,5 млрд руб., то в 2021-м – уже 102 млрд! Проверить обоснованность этих расходов практически невозможно из-за отсутствия документов.

Кстати, в этом году Фонд защиты прав дольщиков и Фонд ЖКХ были преобразованы в новую публично-правовую компанию «Фонд развития территорий». Правда, есть большие сомнения в том, что эта структура станет более открытой, нежели её предшественники. В самом учреждении не ответили на запрос «Собеседника».

Что наша жизнь? Госзакупка!

Россия ежегодно теряет на госзакупках огромные деньги, и государство признает этот факт. Основная проблема – отсутствие прозрачности и завышение цен заказчиками. В 2015-м Национальная ассоциация участников электронной торговли оценила потери в 247,3 млрд руб. А в прошлом году свою проверку провела Счётная палата. По её итогам было выявлено 25 тыс. нарушений на 18,8 млрд руб. Выяснилось, что только четверть государственных закупок в 2020-м году совершалась на конкурентной основе.

«Рынок государственных закупок характеризуется высокой степенью концентрации крупных поставщиков. Объем контрактов, заключённых с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), в том числе по результатам несостоявшихся закупок, в 2020-м составил 74,1 %», – говорится в отчёте Счётной палаты.

Власти должны ужесточить контроль госзакупок, полагает глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

– Большинство закупок и бюджетных трат производятся экстренно. Управленческие решения зачастую принимаются без видимой обоснованности с надеждой на отсутствие ответственности. Единственный вариант в этой ситуации – ужесточение контроля и ответственности в сфере госзакупок и проверка их обоснованности, – отметил Кабанов.

27.01.2022

Материалы по теме