Курский смотрящий — вор в законе Панюшин

5846
0
58460

Слева воры в законе: Гайк Саркисян (Айко Астраханский), Виктор Панюшин (Витя Пан) (фото: Прайм Крайм)

Виктор Михайлович Панюшин родился 13 сентября 1958 года на территории нынешней Республики Татарстан (с 1920 по 1992 годы — Татарская АССР). Его родным городом считается административный центр Альметьевского района — городской поселок Альметьевск. В настоящее время за плечами Панюшина 9 судимостей и порядка 26-ти лет тюремного заключения.

«Ты помнишь, как всё начиналось…»

Впервые Виктор оказался в зале суда, будучи еще подростком. Он попал в руки правоохранителей в результате неудавшегося ограбления: в 1975 году восемнадцатилетнего юношу фемида признала виновным по статье 89 (мелкая кража, хищение общественного или гос. имущества). Однако Панюшину повезло и, проведя в тюремных застенках несколько месяцев, он вскоре вышел на свободу по амнистии.

Подобный опыт никоим образом не побудил Виктора стать на путь истинный и жить нормальной жизнью среднестатистического советского мужчины. Он продолжил совершать налеты и грабежи, за что расплачивался всё новыми и новыми тюремными сроками.

Курский смотрящий

Казематный опыт не прошел для преступника зря. Пребывая за решеткой, Панюшин налаживает связи с авторитетными ворами из Курской, Белгородской и Орловской областей. Благодаря таким знакомствам Виктор Михайлович обосновывается в центральной части России. А в сентябре 2000 года, с согласия и в присутствии Александра Завгороднева, Вячеслава Крылова, Юрия Кошелева, Эдуарда Краснова, Юрия Смыкова, Олега Плотникова и Рамазана Серажутдинова, он получает долгожданную «воровскую корону».

Слева воры в законе: Вячеслав Крылов (Славка Крыл), Юрий Смыков (Юра Хмырь)

Вскоре после «коронации» Витю Пана назначают «смотрящим» за Курской областью. С возложенными на него обязанностями законник справлялся достаточно хорошо. Те, кому доводилось общаться с ним в это время, выделяли Панюшина как рассудительного и спокойного вора. Хладнокровие помогало ему принимать правильные, взвешенные решения и судить по справедливости.

Вор в законе Василий Вялых — Гутор

Также Пан был достаточно разборчив относительно своих крестников. С его согласия получили воровской титул только два криминальных «авторитета» — Роман Сычев (Сыч) и Василий Вялых (Вася Курский, он же Гутор).

При этом, находясь в статусе «смотрящего», Витя Пан пытался подмять под себя весь криминальный мир Белгородской, Курской и Орловской области. Он собрал достаточно многочисленную банду, в состав которой входили: Н. Романов, С. Головин, Е. Титов, Д. Пронин, О. Шелехова и другие. Главарями преступной группировки Панюшин назначил А. Гончарова и Я. Соколова. Им было доверено проводить сбор денег в общую воровскую кассу. Для этого преступники не брезговали ничем: банда Вити Пана занималась махинациями с недвижимостью, кражей и присвоением чужих денег, а также похищением людей.

В 2004 году, когда в центральной части РФ орудовала ОПГ Панюшина, правоохранительные органы расследовали только отдельно взятые эпизоды. На тот момент им не приходило в голову связывать чреду преступлений воедино.

Именно по подозрению в похищении и пытке человека, а точнее руководстве и координации преступных действий, весной 2004 года возле офиса одной из московских фирм и был задержан Виктор Панюшин.

Бывалый «законник» знал, как вести себя на допросах, поэтому оперативникам не удалось выбить из него чистосердечное признание. Своих подельников он тоже не сдал. В результате упечь Витю Пана надолго за решетку правоохранительной системе так и не удалось.

Тюремные бунты под предводительством Пана

В июне 2005 года в стенах колонии ОХ-30/3 города Льгов Курской области прокатилась волна протеста. Так заключенные выражали свое недовольство условиями содержания и ментовским беспределом.

Всё началось с того, что некий заключенный Шатунов отказался от обыска. Он сорвал погон у инспектора полиции и попытался начать драку. Эту попытку быстро пресекли при помощи резиновых дубинок.

Справа вор в законе Виктор Панюшин — Пан. Новочеркасская тюрьма

Полицейские не знали, что заключенный и его поступок был своего рода «сигналом» к началу действий. Вслед за Шатуновым, возмутившись произволом стражей порядка, поднялось большинство заключенных колонии. Некоторые из них забаррикадировались в камере и дружно вскрыли себе вены. Другие несогласные отказались от тюремной баланды и учинили погром казенного имущества. Бунт во Льговской колонии обратил на себя внимание правозащитных организаций и журналистов, которые в кратчайшие сроки прибыли на место событий узнавать обо всех подробностях дела. Также повидаться с заключенными приехали их родственники. В общем, шуму было поднято достаточно.

Подобное происшествие повлекло за собой разбирательство со стороны Министерства внутренних дел России, Федеральной службы исполнения наказаний и прокуратуры.

Слева вор в законе Виктор Панюшин — Пан. Новочеркасская тюрьма

После анализа событий Курская областная прокуратура возбудила несколько уголовных дел. Так, заключенных Брагина, Клементьева, Чернышева и Чирко обвинили в дезорганизации работы исправительных учреждений (ст. 321 УК РФ). А начальник федеральной службы исполнения наказаний Юрий Калинин в беседе с журналистами поведал о том, что тюремным бунтом заправляли криминальные «авторитеты», находящиеся на свободе. С его уст прозвучали имена «вора в законе» Луки и «смотрящего» за Курской областью Виктора Панюшина. Последний давал указания участникам акции протеста по телефону, находясь в это время в Москве.

Несмотря на то, что после этого правоохранительные органы всерьез заинтересовались деятельностью Вити Пана, его это не остановило от повторной организации тюремного бунта во Льговской колонии. Однако на этот раз администрация исправительного учреждения учла все свои ошибки, и второй протест заключенных был быстро остановлен, не возымев настолько же масштабных последствий, как первый.

Между двух огней

В деле об организации тюремного бунта в отношении Пана было недостаточно улик для привлечения его к уголовной ответственности, поэтому криминальный «авторитет» жил своей обычной жизнью, принимая участие в различных воровских сходках и т. п. мероприятиях.

В руки правоохранителей Витя Пан попал только в 2011 году — тогда при обыске у него была обнаружена 1,1 грамма героина.

Но это дело также не возымело последствий. И хотя Виктор Панюшин пребывал на скамье подсудимых, его адвокатам удалось доказать абсолютную невиновность подзащитного.

Справа вор в законе Виктор Панюшин — Пан

В 2012 году, когда во Льговской колонии прошел повторный бунт заключенных, «смотрящий» за Курской областью не смог уделить этому событию должного внимания, так как был вовлечен в противостояние двух криминальных кланов — тбилисского и кутаисского. «Законник», который до этого старался соблюдать нейтралитет, всё же встал на сторону кутаисской воровской группировки в лице Тариэла Ониани, Мераба Джангвеладзе и Эдуарда Асатряна. В их интересах Витя Пан проводил воровских сходки за границей.

Вор в законе Тариэл Ониани — Таро

В 2017 году, после того как правоохранительные органы Российской Федерации предъявили Панюшину обвинения в организации преступного сообщества, он решил не дожидаться справедливого суда и перешел на нелегальное положение.

В настоящее время вор в законе находится во всероссийском розыске. И если его поймают, а вину докажут в полной мере, то «законнику» грозит пожизненное тюремное заключение.

Загрузка…

04.04.2019

Материалы по теме

Курский смотрящий — вор в законе Панюшин