Мафиозное государство. Главное из процесса в Испании.

168
0
1680

12-13 марта
Выступает защищенный свидетель обвинения, которого уже в Испании великолукский авторитет Виктор Гавриленков, ссылаясь на своих партнеров Петрова и Малышева, заставлял переписать бизнес на его имя. В июле 2008 года свидетель написал заявление в полицию в Барселоне. В нем говорится, что похитители заявляли, что в 90-е убивали голыми руками, а сейчас в их распоряжении государство и следственные органы, которые всегда помогут отжать бизнес.

На процессе выясняется, что обвиняемый испанский юрист Хуан Унтория, которого следствие считает правой рукой Геннадия Петрова, сообщил на следствии: “Петров был другом Реймана, Резника и Путина”.

«Полицейский спрашивает Михаила, в самом ли деле существует данная группировка, даже если Михаил и отрицает свою принадлежность к этой структуре. Михаил говорит, что вопрос сложный, говорит, что эта организация была создана искусственным путем, создана спецслужбами Санкт-Петербурга.

Адвокат Саликова интересуется, знал ли он, что в России Геннадий Петров владел «Балтийской строительной компанией» (официальный директор — Аркадий Буравой) и был акционером банка «Россия». По-видимому, адвокат имеет в виду, что Саликов мог не подозревать о связи Петрова с криминалитетом в виду его высокого статуса как предпринимателя.

Размах деятельности Петрова и его людей поразителен. Из переговоров Петрова, с которыми ознакомился The Insider, следует, что он имел интересы не только в судостроении, самолетостроении и строительстве зданий в Петербурге и Москве, дороги в Финляндии и Петербурге (в частности, КАД), а также бизнес-авиации в Пулково. «Если нужна помощь, говори, зайдем сверху», — говорит Петров звонящему по поводу бизнес-авиации. «Да нет, там пока сами договариваются с Матвиенко», — следует ответ.

Как выяснил The Insider, на вершине пирамиды компаний был траст в Лихтенштейне, принадлежащий Геннадию Петрову, причем управлял им тот же поверенный, что руководил построенным по заказу Управделами президента «дворцом Путина» — роскошной копией Зимнего дворца на мысе Идокопас под Геленджиком.

На вопрос, имел ли Трабер отношение к Петербургской топливной компании <где работал глава Тамбовской ОПГ Владимир Кумарин (Барсуков) и бывший руководитель кооператива «Озеро» Владимир Смирнов — The Insider>, Резник отвечает “не знаю”. Прокурор интересуется, не занимался ли Резник совместным бизнесом с Трабером — в частности, работал ли он в компании «Русское видео», имевшей подразделение в Выборге. Резник говорит, что действительно, был замдиректора “Русского видео”, но еще до приватизации, и Трабер тогда еще не мог быть акционером.

Дальше прокурор расспрашивает Резника о банке «Россия», также известном как «банк друзей Путина» (сам Путин заявлял, что перевел туда свою зарплату). Среди акционеров — Геннадий Тимченко, Николай Шамалов, Юрий Ковальчук. Миноритариями в банке оказались как раз Геннадий Петров и Сергей Кузьмин, которых разыскивает Испания.

«В 1988 году, когда я был заместителем директора филиала “Русского видео”, я подписал учредительный договор банка “Россия”, в который вошли Жилсоцбанк Санкт-Петербурга, Ленинградская телефонная сеть, “Русское видео” и позднее к ним добавилась моя страховая компания “Русь” , — признает Резник. От ответа на вопрос, известны ли ему такие акционеры банка “Россия”, как Сергей Кузьмин, Геннадий Петров, Юрий Ковальчук и Геннадий Тимченко, он уходит: “Мне трудно сказать, так как в 1990-м году, еще при СССР, я перестал представлять компании-совладельцы этого банка”.

Судя по прослушкам, Петров находился на прямой связи не только с депутатом Резником, но и с генералом Николаем Ауловым (на тот момент — замдиректора ФСКН) и заместителем главы Следственного комитета Игорем Соболевским. Кроме того, Петров и коллеги обсуждают, например, Германа Грефа. 1 ноября 2007 года Малютин звонит Петрову и сообщает, что Герман Греф приглашает его на банкет 12 ноября по случаю 160-летия Сбербанка.

Эксперты Гражданской гвардии продемонстрировали презентацию, где описывается, как “Финансовая лизинговая компания” (филиал российской государственной Объединенной авиастроительной корпорации — ОАК) приобрела немецкие верфи Wadan Yards, получила займы как немецких, так и российских банков, выпустила облигации под гарантии Сбербанка и вывела деньги в дочернее предприятие в Люксембург, обанкротив в итоге сами верфи. Часть похищенных денег пошла на покупку виллы Малютиным на Майорке. На прослушках разговоров лидера Тамбовской ОПГ Геннадия Петрова, частично представленных в суде в Мадриде, частично описанных представителем Гражданской гвардии, Петров обсуждает покупку этих верфей (через номинального владельца Андрея Бурлакова) с Наилем Малютиным. Из разговора следует, что сделка пробивалась в Кремле через Сергея Колесникова, предпринимателя, входившего в ближайший круг Путина и соседа Петрова по элитному дому на Каменном острове. (Именно Колесников финансировал строительство «дворца Путина» на мысе Идокопас, причем формально управляющим компании-собственника дворца был юрист Геннадия Петрова). Между делом они обсуждают, что Колесников общался с «Верхним», помогая Петрову пролоббировать некоего человека

En recherche du graal

30.04.2018

Материалы по теме

Мафиозное государство. Главное из процесса в Испании.