Миллер, Кадыров, Сечина и лошади

2222
0
22220
Источник: Руспрес

sports.ru

 

Владимир Путин. Фото rt.com

В 50 километрах от Монако в городке Мужене стоит светло-бежевый особняк XIX века. Это собственность Бориса и Карины Ротенберг, купленная специально ради одного из главных увлечений семейства – лошадей. Супруги участвуют в соревнованиях в самой модной сейчас дисциплине – конкуре (это когда лошадь преодолевает препятствия на определенной дистанции), а Карина – еще и глава Федерации конного спорта Москвы. Карина так рассказывала про день, когда они с Борисом решили пожениться: «Боря настолько был во всем уверен, что его уверенность передалась и мне. Мне было уже двадцать девять, Борису пятьдесят один, хотя выглядел он от силы на сорок пять. Это напоминало поиск своего коня: когда ищешь, сама не зная кого. А Борис знал, кого искал».

 

 

62-летний Борис Ротенберг на лошади – это, скорее, исключение. Российские элиты чаще отдают в спорт своих детей. Конкуром занимаются София Абрамович, Екатерина Рыболовлева, Леонела Мантурова (дочь министра промышленности России Дениса Мантурова) и многие другие. Судья международной категории Николай Чебышев говорит Sports.ru, что конный спорт стал частью стандартного набора ребенка русской элиты: «Родители стараются пригрузить со страшной силой. Музыка, танцы, дзюдо – и конный спорт».

 

«В 90-е государство перестало поддерживать конный спорт, стало сложно с финансированием. Люди и лошади никуда не делись, но выживали мы тогда как могли, – вспоминает Николай Чебышев. – Стало немного меньше соревнований, но сильно меньше занимающихся. Когда-то конным спортом занималось тысяч 40, в 90-е – несколько тысяч.

В начале 2000-х случилась некоторая мода на конный спорт, когда выяснилось, что этим увлекается Путин. Насколько я знаю, он до сих пор верхом ездит. Тогда была прямо волна, потом она схлынула, но равномерный интерес остался. С тех пор идет небольшой прилив – надеюсь, долгосрочный. Прирост – 3-5% в год».

 

Глава Федерации конного спорта России – бывшая жена Сечина

 

 

У Федерации конного спорта России (ФКСР) не самый очевидный лидер – Марина Сечина, бывшая жена главы «Роснефти» Игоря Сечина. Как пишет «Проект» (расследовательское медиа, руководит которым бывший главред «Дождя» Роман Баданин), ей это нужно для статуса, а идея выдвинуть Сечину появилась в августе 2016 года на одном из европейских курортов, где Марина отдыхала в компании Бориса Ротенберга, Инессы Меркуловой (титулованная российская наездница, подруга Сечиной) и ее мужа. В компании решили, что конкурист Владимир Белецкий, кандидат на пост президента ФКСР, их не устраивает. Через несколько месяцев Белецкий снялся в пользу Сечиной, она выиграла безальтернативные выборы.

Через Марину Сечину идет вся международная политика ФКСР, объясняет пресс-секретарь Федерации Екатерина Зобова. Николай Чебышев говорит, что с представительской точки зрения Сечина – отличный президент. «Поскольку у госпожи Сечиной достаточно влиятельные административные рычаги, Генассамблея международной федерации конного спорта в этом году пройдет в Москве. Это точно хорошо. Благодаря в том числе Сечиной в Москве пройдет олимпийский квалификационный отборочный турнир. Дома всяко легче, чем куда-то лошадей везти», – объясняет он.

Однако не все довольны работой Сечиной. «Нынешняя федерация конного спорта гламуризирована, – говорит Александр Варнавский, мастер спорта международного класса, постоянный эксперт канала «Конный мир». – Но кроме гламура нужна финансовая поддержка и здесь от федерации поддержки мало. Без хороших лошадей мы никуда не двинемся, а в этом смысле федерация буксует. Сейчас всадники на 90% сами обеспечивают свои расходы на поездки, содержание лошадей. Это очень дорого. Я работал 20 лет в федерации, знаю, как она помогает. Она обеспечивает официальную форму – китайскую за 5 тысяч рублей. Она обеспечивает 2-3 раза в год выезд на какие-то соревнования. Остальное всадники и их владельцы закрывают за свой счет».

На «НТВ-Плюс» есть канал про скачки

 

 

10 мая 2015 года в пакете «НТВ-Плюс» появился канал «Конный мир». В справке «НТВ-Плюс» указано, что канал создан по инициативе ОАО «Российские ипподромы». Председатель совета директоров этого ОАО – Алексей Миллер. Канал делает акцент на скачки (стоит уточнить, что это не то же самое, что конный спорт: скачки – это про ставки и ипподромы, Международная федерация конного спорта не признает их видом конного спорта).

«Канал появился отчасти из-за увлечения Миллера скачками, а отчасти – из-за того, что Путин сказал: «Ребята, вы двиньте немножко конный спорт», – говорит Александр Варнавский. – Канал хороший, но там 70% скачки, 20% реклама, только 10% – тот конный спорт, что на Олимпиадах».

«Сейчас аудитория канала – это, в первую очередь, люди, у которых есть лошадь, – говорит Юрий Панкратов, гендиректор «Конного мира». – Или те, кто имеет какое-то отношение к скачкам, бегам, конному спорту. Сегодня реально нас смотрят уже сотни тысяч людей.

У нас возрастная аудитория. Конечно, хотелось бы, чтобы зритель стал моложе. Это проблема не только России. Как привлечь молодого зрителя, оторвать его от футбола, хоккея или баскетбола – я пока не понимаю. Потратим столько-то денег на рекламу – и что? Он придет, посмотрит красивую картинку, но не задержится».

 

В мае 2017-го «Интерфакс» сообщил, что до конца года «Газпром» заплатит за рекламу на «Конном мире» больше 200 млн рублей. По словам Панкратова, cумма завышена, но он признает: «Конный мир» существует за счет «Газпрома».

«Газпром» – спонсор канала, без его поддержки канал бы не выжил, – говорит Панкратов. – Мы прекрасно знаем, что даже «Матчу» с его тематическими каналами выйти на безубыточность невероятно сложно. Если вообще возможно. Когда я пришел на должность директора «Конного мира», вынужден был пояснить, что в ближайшем будущем канал не сможет выйти на безубыточность. Люди, которые утверждали обратное, были далеки от понимания того, как функционирует телевидение. К примеру, спутниковые и кабельные операторы берут нас с удовольствием, но платят, к сожалению, совсем немного».

«Людей, вовлеченных в скаковую индустрию, достаточно много. К счастью, они имеют отношение к верхам. Главные люди страны тоже увлечены этой историей. Это позволяет мне надеяться на то, что конная тема не уйдет из повестки дня. В том числе и «Конный мир», – подытоживает гендиректор канала.

 

«У нас была своя тактика»

 

Именно в эфире «Конного мира» случился разговор «У нас была своя тактика», ставший мемом. В главной роли – наездник Центрального московского ипподрома Александр Несяев.

 

«Это было в нашей трансляции, – говорит комментатор Дмитрий Шнякин, несколько раз работавший на эфирах «Конного мира». – Мужик давал интервью. Он уже столько всего навыигрывал, что ему было все равно на эти интервью. И когда ему задали вопрос, он повторил. А фишка в том, что ведущие часто не слушают интервью корреспондента, мы разговариваем с редакторами или гостем, чтобы дальше строить эфир. Я слушал это частичкой левого уха и просто не расслышал, это мимо меня прошло. И в итоге этот мем всплыл то ли через полгода, то ли через год».

Миллер и Кадыров – поклонники скачек. Они регулярно сходятся на Кубке Президента

 

 

В ноябре прошлого года Transparency International (международная организация по борьбе с коррупцией) выпустила исследование «Кони в миллионах. Скаковые лошади Рамзана Кадырова зарабатывают в три раза больше, чем он сам». По данным организации, у Кадырова 128 скаковых лошадей, на содержание которых он тратит не менее 46 млн рублей в год. Кадыров еще не отчитался о доходах за 2018 год, а с 2014-го по 2017-й он официально заработал 29,3 млн рублей. TI подсчитал, что доход от участия коней Кадырова в скачках с 2014-й по 2018-й составил 98 млн рублей.

Другой супервлиятельный любитель скачек – Алексей Миллер. Коней Кадырова и Миллера (и их самих) не раз можно было увидеть на скачках на приз президента России. Этот турнир проводится с 2004 года, его в разные годы принимали Москва, Казань, Ростов и Пятигорск. Самый статусный турнир за последние годы прошел в 2013-м, его приурочили ко второму саммиту Форума стран-экспортеров газа. На трибунах Московского ипподрома был Путин, а конь Миллера Фрагрант и конь Кадырова Аль-Зариб бежали в заезде на приз «Национальное достояние».

 

 
В репортаже РБК написано, что с заезда сняли четырех коней (на старт вышли только восемь), на трибунах ворчали: «Никакой борьбы! Заезд под Фрагранта сделан!». В итоге Фрагрант действительно победил, а Аль-Зариб пришел третьим.

Призовой фонд «Национального достояния» – 9,5 млн рублей. Совпадение названия скачек и слогана «Газпрома» неслучайно: по информации «Комсомольской правды» энергетический гигант спонсирует скачки. В «Национальном достоянии» исторически доминируют кони Алексея Миллера. Фрагрант побеждал в 2011-м («Миллер настолько был рад выигрышу, что обнял жокея, а жеребца потрепал по гриве», – писала «КП» в репортаже со скачек), 2013-м, 2014-м и 2015-м.

 

В 2016-м победил другой конь Миллера (Дарк Стар). В 2017-м – победу забрал конь с Волгоградского конного завода по имени Честер Кэт, но в 2018-м победил опять конь Миллера – Центурион (а Честер Кэт занял последнее место). Фрагрант, Дарк Стар и Центурион – кони с Донского конного завода, который спонсирует «Газпром».

На что сейчас живет русский конный спорт

 

 

1. Конные клубы строят бизнесмены за свой счет. За последние 15 лет в России появилось много новых центров для занятий конным спортом. Это не совсем бюджетные средства – например, московский клуб Maxima построил Николай Аристов, бывший совладелец инвестиционной компании «Рамзэн». А екатеринбургский конный клуб «Дубрава» построил девелопер Олег Гусев, бывший вице-премьер свердловского правительства.

Собеседники Sports.ru уверены: эти затраты не окупаются.

«У Аристова там аквапарк и ледовый стадион, но, я думаю, они приносят копейки по сравнению с тем, что он затратил, – говорит про Maxima Александр Варнавский. – Но у него дочь в сборной, она чемпионка России по юношам. И он сам занимается конным спортом. В перспективе вся эта его недвижимость даст прибыль. Но это минимум лет через 10».

 

«Строительство конного клуба – очень затратная и неокупаемая история, – говорит пресс-секретарь Федерации конного спорта России Екатерина Зобова. – Конный клуб сам по себе в лучшем случае выходит на самоокупаемость и никогда ничего не приносит. Он может приносить доход только за счет того, что есть вокруг него – бассейны и прочая инфраструктура для отдыха».

«Они говорят, что хотят на этом зарабатывать. Но не надо верить всему, что говорят. Я же их всех знаю, они же серьезные бизнесмены. Они понимают, что на этом не заработать – максимум текущий оборот закрыть. Там такие затраты, что о рентабельности в полном понимании речи быть не может. Это десятки миллионов долларов», – говорит Чебышев.

2. На турниры наши спортсмены обычно ездят за свои. Поездка на турнир трехзвездочного уровня одному всаднику с несколькими лошадьми обойдется в 10-15 тысяч евро, подсчитал для Sports.ru Вадим Черевань, мастер спорта по конкуру международного класса.

 

В эту сумму входят затраты на перевозку лошадей, оформление всех нужных документов, простой лошади и ее кормление и ветеринарию, проживание и питание всадника. «Помощь от Федерации – малая доля всех затрат, да и то на очень узкий круг турниров – первенство Европы, чемпионат Европы, – говорит он. – Компенсируют в основном расходы на проживание и питание, основные расходы ложатся на спортсменов или их спонсоров».

3. Чтобы добраться до уровня взрослых международных соревнований, нужно потратить минимум 3-4 млн рублей. Приличная лошадь – 1,5-2 млн рублей. Чтобы выйти на международный уровень, надо что-то показать на национальных соревнованиях. Это пара лет подготовки и год без провалов на 10-15 турнирах, для чего нужен хороший тренер и нормальная база – еще 1,5-2 млн.

При этом на лошадь можно потратить гораздо больше. «Без конского состава в этом спорте ничего не бывает, – говорит Варнавский. – У нас есть классные всадники, но они сидят на табуретках. Пока не будет материала международного уровня, они ничего не смогут сделать. А материала нет, потому что в России 20 лет назад упало и не поднимается конезаводство, а покупать лошадей очень дорого. Средний годовичок стоит 10 тысяч евро, хороший – 50 тысяч. Но это ни о чем. Вы его взяли, думаете, что он вырастет в лошадь мечты, а он может и не вырасти. 2-3-летний конь – 100-200 тысяч евро. Подготовленная 6-7-летняя лошадь – тысяч 500-600. Ну а топ-уровень – 5-6 млн евро. У нас денег на этих лошадей нет ни у кого. Даже у Ротенберга. То есть денег-то у него даже больше, но столько тратить на лошадь даже он пока не готов».

Помните пост про
пафосную вечеринку от Федерации конного спорта? Ее устроили для судей

В феврале в Особняке Петра Смирнова на Тверском бульваре в Москве прошел торжественный ужин Федерации конного спорта России с черной икрой, подсвечниками от Ralph Lauren и выступлением Московского казачьего хора. Среди гостей – Стас Михайлов, Оксана Федорова и Олег Газманов, встречала их лично Марина Сечина. На столах – рыба и черная икра. В федерации уточнили, что не платили за нее, ее предоставил спонсор – компания «Царский Осетр».

 

 

Как объясняет пресс-секретарь ФКСР Екатерина Зобова, мероприятие в особняке Смирнова – не просто встреча для друзей и спонсоров. С 16 по 20 февраля в Москве проходил семинар 50 лучших судей по выездке со всего мира. Финалом мероприятия как раз и был вечер в Особняке Смирнова. «Мы старались сделать его максимально красивым, чтобы понравилось нашим международным судьям, – говорит Зобова. – Выездка – самый субъективный вид конного спорта, поэтому очень важно то, какое впечатление у судей останется от России. Мы раньше не могли провести в России такое мероприятие, но два года назад у нас появилась судья уровня 5* Ирина Макнами. Благодаря активной деятельности Ирины и Марины Владимировны Сечиной, появилась возможность предложить Москву».

Почему конный спорт привлекает элиту?

 

 

Не все спортсмены одобряют торжественные мероприятия ФКСР. «Некоторые недовольны, потому что считают, что можно было потратить деньги на развитие конного спорта. Но другие считают, что спонсоры всем нужны и их надо привлекать», – говорит Вадим Черевань.

«У спортсменов и конной общественности часто создается впечатление, что эти мероприятия проводятся за их счет. Что вместо того, чтобы тратить деньги на развитие, мы на эти деньги развлекаемся. Это проблема коммуникации. На самом деле эти мероприятия проводятся за счет спонсоров, – возражает Екатерина Зобова. – У нас есть подрядчик Gala Galop, который специально ищет спонсоров под эти мероприятия. А, например, детская елка в конце прошлого года проводилась полностью за счет «Детского мира». Федерация ни копейки не вложила.

Зобова говорит, что регулярных торжественных мероприятий в календаре ФКСР два. Во-первых, премия FKSR Awards, где награждают лучших представителей конного спорта. Последняя прошла на прошлой неделе в Зарядье, пришло около 200 человек из мира конного спорта, спела Анна Плетнева. Во-вторых, благотворительный ужин, который Сечина проводит под Новый год. «На ужин мы действительно стараемся пригласить по-максимуму звезд шоу-бизнеса и потенциальных спонсоров. Звезды дают нам дополнительный пиар в своих соцсетях, это очень важно, потому что даже новость в СМИ для нас редкость. Что уж там, конный спорт интересен [широкой аудитории] только в рамках Олимпиады, да и то у нас с 1980-го там нет медалей», – говорит пресс-секретарь ФКСР.

 

 

Зобова приводит конкретный пример спонсора, которого Федерация привлекла благодаря светским мероприятиям – «Детский мир». «Это генеральный спонсор нашей детской сборной по конкуру и по выездке, еще они помогают нам финансировать первенство России по конкуру и выездке на пони, поддерживают турнир для юных всадников Russian Mini Cup, в прошлом году мы начали реализовывать совместную программу «Паралимпийский резерв».

Большинство собеседников Sports.ru согласны, что такие мероприятия нормальны для конного спорта. Это одна из главных причин, почему им интересуется элита – он сам старается обратить на себя ее внимание.

 

 

«Это дипломатия, она тоже нужна, – говорит Николай Чебышев. – Чтобы человек хотел вкладывать деньги в конный спорт, он должен понимать, какая для него перспектива. Конкретно тут, например, перспектива попасть на гала-ужин с госпожой Сечиной и другими. Я не очень люблю такое, но понимаю, что для нашего вида спорта это реально важно».

 

 

В то же время Чебышев считает, что связи и влияние, которое может дать в России конный спорт, пока не настолько велики, чтобы наша элита в него приходила именно ради них. Пока они занимаются конным спортом в первую очередь потому, что им просто нравятся лошади.

«Для людей важно, что это просто красиво, – говорит он. – Они много путешествуют по Европе. Взять тот же Бенилюкс, там в каждой деревне конюшня. Люди возвращаются сюда и узнают, что и у нас есть конные клубы. Есть возможность – начинают заниматься. А главное, людей привлекает общение с животными. Лошадь очень отзывчива к уходу, ласке. Для многих это важнее, чем профит».

26.03.2019

Материалы по теме

Миллер, Кадыров, Сечина и лошади