Моррис Чайлдс входил в кабинет к Брежневу как к себе домой

4103
0
41030
Источник: Версия

Кто был самым лучшим американским агентом в СССР? Инженер Адольф Толкачёв, передавший США технические секреты советской авиации и ПВО, за что в ЦРУ ему заслуженно дали прозвище «шпион на миллиард долларов»? Или Аркадий Шевченко – чрезвычайный и полномочный посол СССР, заместитель Генерального секретаря ООН? А может быть, генерал ГРУ Дмитрий Поляков, раскрывший имена сотен курсантов разведывательного факультета Военно-дипломатической академии? Агентов, в том числе высокопоставленных, у американцев в Советском Союзе было немало. Однако лишь про одного из них госсекретарь США Генри Киссинджер говорил: «Благодаря ему мы не просто проникли в Кремль – мы знали о том, что находится в головах у хозяев Кремля».

Вечером 10 июня 1977 года в одном из кремлёвских залов царила обстановка, увидав которую, рядовой советский гражданин оторопело встал бы как вкопанный. За столом, уставленным яствами, сидели генеральный секретарь Леонид Брежнев, главный идеолог страны Михаил Суслов, глава международного отдела ЦК Борис Пономарёв, председатель КГБ Юрий Андропов и едва ли не половина всего Политбюро. Вожди, строгие лица которых страна привыкла видеть в телевизоре и на плакатах, вовсю улыбались, шутили и распевали песни. Причём помимо привычных русских народных под сводами Кремля, возможно, впервые разносилась откровенно неуместная здесь «хеппибёсдей». Героем этого необычного торжества был сидевший между Брежневым и Сусловым пожилой человек с большими внимательными глазами. Взяв рюмку с коньяком, Брежнев тяжело поднялся со своего кресла. «Я хочу поднять этот тост за великого человека, чьё 75-летие мы отмечаем сегодня, – произнёс престарелый генсек. – Мы можем назвать его последним настоящим большевиком. От имени Коммунистической партии и советского народа я вручаю ему орден Красного Знамени. Вы его заслужили, наш дорогой товарищ Чайлдс…». Из 4 млрд жителей Земли только восемь человек знали в эту минуту, что руководители СССР на самом деле чествуют не пламенного коммуниста и второго человека в иерархии американской Компартии, а сверхсекретного агента ФБР, чьи доклады о тайнах советской политики вот уже 23 года ложатся прямо на стол президента США.

Котлеты для Суслова

Морриса Чайлдса от рождения звали Моисеем Чиловским. Он родился в 1902 году в местечке близ Киева в семье бедного сапожника. О том, как жилось в те годы евреям в местах оседлости, кто-то, возможно, читал, прочим же заметим, что слово «погром» перешло из русского языка во все европейские не без причины. В 1910 году старший Чиловский уехал в Америку, вскоре за ним отправилась семья. Новости о произошедшей в России революции Чиловские встретили с восторгом. После того как в США образовалась Коммунистическая партия, Моисей стал одним из первых её членов.

Коммунисты агитировали за свержение капитализма, организовывали забастовки и дрались на митингах с полицией. Во время одной из таких драк Моисей Чиловский, к тому времени уже ставший на американский манер Моррисом Чайлдсом, слегка покалечил детектива. Желая спрятать его от полиции, партия договорилась с Коминтерном об отправке Чиловского-Чайлдса в СССР. В то время в Москве работала так называемая Ленинская школа, где воспитывали будущих лидеров мировой революции. Самыми близкими наставниками Чайдлса стали финский революционер Отто Куусинен и аспирант Института экономики Михаил Суслов. Будучи ровесником американца, Суслов особенно сдружился с ним. Дружба получилась по-большевистски крепкой: когда у Суслова за какую-то провинность на две недели отобрали продуктовую карточку, Чайлдс ежедневно воровал для него еду из школьной столовой. В 1932 году Чайлдс вернулся в США, направив вслед за собой на учёбу в Москву младшего брата Джека, который также состоял в Компартии. Сам Моррис возглавил партийную организацию в Чикаго. В течение 10 с лишним лет он тайно помогал Коминтерну, в годы войны вёл агитацию за Советский Союз и собирал деньги на помощь Красной армии, редактировал газету. Что же за метаморфоза превратила пламенного коммуниста и ярого сторонника СССР в его врага?

Появление агента

58 Сам Чайлдс потом объяснял, мол, побывав в 1947 году в Москве, он разглядел, что представляет собой СССР на самом деле. Увидел лицемерие советских вождей, ужаснулся репрессиям и поэтому поменял своё мировоззрение. Словам его можно верить, а можно и нет. Однако есть один факт. В конце 40-х американскую Компартию раздирали склоки и борьба за власть. В ходе этой битвы группировок Чайлдса свергли с поста главного редактора партийного издания. Из-за стресса у него случился инфаркт. Не имея сбережений и оставшись без работы, Чайлдс фактически остался умирать в съёмной квартире. В этот момент в его двери и постучались агенты ФБР.

К тому времени Компартию в США признали незаконной, из-за чего по всей стране шли аресты коммунистов. Однако к Чайлдсу фэбээровцы пришли не для того, чтобы надеть на него наручники. Чуть раньше они приехали к его брату Джеку, который, вместо того чтобы бежать, неожиданно заявил: он, мол, никогда не верил в коммунистические бредни и вступил в партию только ради брата. А теперь, когда Морриса вышвырнули, он не прочь «поквитаться с ублюдками». Кстати, что, если ФБР попробует завербовать самого Морриса? Он много чего знает. Только тут надо действовать аккуратно: Моррис и правда человек идейный…

Вербовать Морриса Чайлдса отправился опытный оперативник Карл Фрейман. Опустим возникшие после рассказы о том, как Фрейман долго вёл с Чайлдсом интеллектуальную дуэль и убедил-таки его, что СССР является империей зла. Жена Чайлдса Ева говорила проще: Моррис был по гроб жизни благодарен Фрейману за то, что его, всеми брошенного, отвезли в лучшую больницу, чем фактически спасли жизнь. Обратно из клиники выходил уже не просто Моррис Чайлдс – в картотеке ФБР он значился как CG-5824S*, или просто агент 58.

С Хрущёвым и Мао

Первые годы Чайлдс оставался, что называется, спящим агентом. Операция, которую в ФБР позже назвали «Соло», по-настоящему началась только в середине 50-х, когда в американской Компартии вспомнили о Моррисе. Повод был прост: партии требовались деньги, а Моррис в Москве считался «своим парнем». Так он вновь занял пост заместителя председателя партии, став ответственным за связи с СССР. Свой первый трофей Моррис Чайлдс принёс в ФБР очень скоро. Через лидера польской Компартии, возвращавшегося с XX съезда КПСС, удалось добыть текст секретного доклада Хрущёва, в котором тот развенчивал Сталина. Документ, свидетельствующий о коренном повороте в советской политике, немедленно отправился в Белый дом. В 1957 году Моррис Чайлдс отправился в Москву. Михаил Суслов, ставший к тому времени членом Президиума ЦК, встретил старого друга со всем радушием. Вопрос с деньгами решили быстро: Борис Пономарёв пообещал выделить американским коммунистам 275 тыс. долларов, отметив, что дальше будет больше. Перевозку денег решили доверить Джеку Чайлдсу.

Кремлёвские тайны

Всего Моррис Чайлдс совершил 54 поездки в СССР, и редко какая из них не приносила сенсационных открытий. Особенно удачно визиты стали складываться после того, как вместе с ним начала ездить его жена Ева, которую ФБР также посвятило в тайну операции «Соло». Пока Моррис сидел в ЦК, Ева Чайлдс общалась с «кремлёвскими жёнами». Как оказалось, те много слышали от своих мужей того, что вовсе не предназначалось для посторонних ушей… Информацию, которую передавал Моррис, было сложно переоценить. Так, выяснилось, что победное шествие коммунизма по планете в реальности приносило Кремлю немало проблем. Казавшийся вернейшим из верных Фидель Кастро втайне закручивал политический роман с китайцами, которые решили перекупить его у Москвы. В другой раз Борис Пономарёв посетовал: Ким Ир Сен втайне делает всё, чтобы разжечь войну с Южной Кореей. Считает, что за него тут же встанет Советский Союз. Чёрт бы его побрал, он же прямо толкает нас в ядерную войну с Америкой! Тем временем в Москве произошёл тихий переворот – вместо Хрущёва во главе СССР встал Брежнев. Пообщавшись за рюмкой с функционерами из ЦК, Чайлдс передавал в ФБР: Брежнев наверняка вскоре аккумулирует всю власть в своих руках. Однако он не станет новым Сталиным и, будучи заинтересованным в развитии страны, предпочтёт всячески избегать рисков возникновения войны. Удивительно, но один из таких рисков Чайлдс прежде предотвратил сам. В ноябре 1963 года в Далласе был застрелен Джон Кеннеди. Чайлдс в это время находился в Москве.

«В кабинет к Пономарёву буквально ворвались люди из КГБ, – вспоминал он. – Они были растеряны. «Этот парень, Освальд, который убил Кеннеди, он жил у нас в Союзе, – сказал один. – Теперь американцы будут думать, что это мы причастны к убийству их президента!»

Вместе с Пономарёвым они стали думать, как убедить власти США, среди которых наверняка найдутся ястребы, требующие жёсткого ответа, в непричастности Москвы. Наконец один спросил, кивая на меня: «Может, передать через этого американца, что мы ни при чём?» Я ответил, что являюсь, наверное, последним человеком, которого станут слушать власти США. Но, конечно, по приезде всё передал, и это помогло охладить некоторые горячие головы».

Дружба с Брежневым у Чайлдса оказалась ещё крепче, чем с его предшественником. Генсек регулярно встречался с ним, доводя до «американских коммунистов» взгляд Москвы на ситуацию в мире. При этом общался Брежнев по-свойски, не скрывая неприятных фактов. В том числе он регулярно сетовал на проблемы в экономике. Выходило, что Советский Союз выбивается из сил, чтобы поддерживать военный паритет с США, а на гражданскую промышленность и сельское хозяйство уже не остаётся ресурсов. Сам Чайлдс поначалу не верил во всё это. Во-первых, будучи причислен к номенклатуре, он пользовался в Москве закрытыми распределителями, где мог бесплатно брать любые продукты. Во-вторых, не только советская статистика, но и западные журналы сообщали о росте экономики СССР. Пока один из приятелей из ЦК, рассмеявшись, не проговорился Чайлдсу: мол, ну откуда иностранцы могут знать правду о наших делах? Это КГБ пропихивает в зарубежную прессу отчёты о небывалом подъёме в нашей экономике, а затем предъявляет их как признание Западом гениальности Леонида Ильича…

Всего выделяют три главных шпионских достижения Чайлдса. Первое – именно он установил, что разрыв между Китаем и СССР реален и необратим. Второе – вопреки заверениям американских аналитиков он выяснил, что советской экономике в будущем грозит серьёзный кризис, а Советская армия хоть и сильна, но не может равняться с НАТО. Третье – из донесения Чайлдса в Белом доме узнали о том, что Брежнев крайне плох и вскоре в Кремле сменится руководство. Об этом нашептали Еве за чаем всезнающие «кремлёвские жёны».

«Свои» шпионы

Почему КГБ не удалось разоблачить Чайлдса? В ФБР объясняли, что причиной тому была конспирация, окружавшая операцию «Соло». Однако это являлось большим преувеличением – бардака в ФБР было столько же, сколько и в любой другой спецслужбе. Дошло до того, что в январе 1967-го бюро само едва не выдало Морриса Чайлдса. Тогда его срочно вызвали в Москву, где обеспокоенный Борис Пономарёв предъявил ему американские разведывательные сводки, содержавшие ранее предоставленную Чайлдсом информацию о действиях американской Компартии. По его словам, кто-то бросил эти бумаги во двор советского посольства в Вашингтоне.

Как оказалось, контрразведка ФБР проводила оперативную игру с советской резидентурой, пытаясь подставить КГБ «перебежчика», якобы имеющего доступ к секретам. Сотрудник, готовивший материалы для приманки, выбрал те, которые показались ему наименее важными. О «Соло» он, естественно, ничего не знал. Тогда Чайлдс отбоярился – дескать, возможно, в рядах Компартии есть стукач. Пономарёв поверил старому приятелю, а вот в КГБ насторожились. Спустя два месяца Джека Чайлдса, который отвечал в партии за перевозку денег, срочно вызвали в Москву. Его новый куратор из КГБ Владимир Казаков начал беседу издалека. В США за «друзьями» Советского Союза обычно идёт слежка – не странно ли, что за Чайлдсами никогда не следили? И чем, если не чудом, можно объяснить тот факт, что все 10 лет передача денег проходила без сучка без задоринки? Джек Чайлдс пожимал плечами: совпадение! После чего Казаков зашёл с козырей. В ФБР Чайлдсу давали написанные от руки инструкции, что сообщать в Москву. Обычно он их перепечатывал на машинке, но в этот раз среди отправленных оказался лист, выданный ему в бюро. Ссылаясь на то, что это писала его жена, Джек Чайлдс кое-как попытался объясниться. Однако было видно, что из его версии клочьями торчат белые нитки.

«У меня есть все доказательства, вечером я вам их представлю, – наконец сказал Чайлдс. – Приходите ко мне на ужин». Когда Казаков явился, то увидал: ужин был роскошным банкетом, который Международный отдел ЦК давал в честь 60-летия Джека Чайлдса. Улыбаясь, виновник торжества представил Казакова своим друзьям – Борису Пономарёву и Михаилу Суслову. Они едва обратили внимание на рядового кагэбэшника, продолжив обниматься с Джеком. Казаков понял: какие бы у КГБ ни были подозрения, «разрабатывать» Чайлдсов никто не даст. Ни один из руководителей Советского государства никогда не позволит признать, что десятилетиями дружил со шпионами.

Конец операции «Соло»

Однако со временем и в ФБР стали понимать, что бесконечно операция «Соло» продолжаться не может. К тому же вновь возникла опасность разоблачения. Специальная комиссия сенатора Чёрча принялась изучать нарушения, допускаемые спецслужбами в работе. Среди прочего она затребовала материалы, в которых косвенно просматривалась информация о Чайлдсе. Представитель ФБР добился встречи с Чёрчем, попросив его не вдаваться в подробности, поскольку это может раскрыть лучшего американского агента в СССР. После чего показал фото, на котором Моррис Чайлдс сидел в Кремле рядом с Брежневым. Чёрч выполнил просьбу, спустив расследование на тормозах, однако тут (вот они, громкие заявления о конспирации!) взорвалась новая бомба. Аналитик ФБР доложил руководству: он изучал архивные досье, которые передавались в суд по рядовому делу. Так вот, открытые сведения позволили ему сделать вывод, что некий Моррис Чайлдс с большой долей вероятности может являться агентом бюро. И если эти сведения попадут к русским, не факт, что они не сделают те же выводы!

– Его больше не существует, – сказал он. – СССР – он развалился на части.

– Значит, мы победили? – спросила та. – Да, Ева, мы победили.

17.02.2020

Материалы по теме

Моррис Чайлдс входил в кабинет к Брежневу как к себе домой