Народные избранники «изобрели» новую статью УК для предпринимателей

4565
0
45650
Источник: Версия

Пока президент призывает к снижению давления государства на бизнес, в Госдуме придумывают новые законы, позволяющие упрятывать в тюрьму предпринимателей. Теперь представление в налоговые органы заведомо подложных счетов-фактур и налоговых деклараций будет признано уголовным преступлением. Законодательная инициатива выглядит довольно странно – ведь статей, карающих за мошенничество и уход от налогов в УК и так предостаточно…

По мнению инициаторов законопроекта, это позволит существенно повысить наполняемость бюджета, который из-зам предоставления предпринимателями недостоверных сведений ежегодно недополучает около триллиона рублей.

Авторы законопроекта, в частности, первый зампред комитета ГД по защите конкуренции Игорь Игошин и первый зампред комитета по науке Владимир Сипягин, объясняют необходимость ужесточения законодательства именно этой впечатляющей цифрой. По мнению инициаторов нового закона,

схема преступной деятельности заключается в следующем: злоумышленники приобретают уставные документы организаций, которые зарегистрированы на подставных лиц. От имени последних изготавливаются подложные счета-фактуры и налоговые декларации, подтверждающие право на вычеты.

«По данным ФНС, в 2021 году таким образом были оформлены незаконные налоговые вычеты на сумму порядка 1 трлн рублей», — говорится в пояснительной записке к законопроекту. По словам авторов, под нынешние нормы УК организаторы таких действий не подпадают, хотя заслуживают серьезного наказания.

В законопроекте парламентарии предлагают наказывать граждан, которые подделали декларации, штрафом от 100 тыс. до 300 тыс. рублей или в размере зарплат осужденных за год-два. Кроме того, они могут быть привлечены к принудительным работам на срок до четырех лет либо наказаны лишением свободы на этот же период со штрафом в размере дохода за полгода, если деяние нанесло крупный ущерб гражданам или организациям.

В то же время, некоторые эксперты считают, что новый закон повлечёт за собой очередную порцию несправедливо возбуждённых уголовных дел против представителей бизнеса.

Интересно, что законодательная инициатива, с которой выступили депутаты от фракций «Единая Россия» и ЛДПР родилась на фоне заявления Главы государства о том, что российский бизнес не должен испытывать избыточного давления в условиях антироссийских западных санкций:

«Расширение сферы свободы и защищенности со стороны правоохранительных органов в целом и судебной системы в частности – это должно быть ответом на все санкции недружественных стран», – сказал Путин на совещании судей судов общей юрисдикции, военных и арбитражных судов РФ в феврале нынешнего года. А 17 июня 2022 года, на пленарном заседании XXV Петербургского международного экономического форума, президент потребовал сократить и свести к минимуму разного рода злоупотребления и лазейки для давления на предпринимателей, убрав размытые нормы уголовного законодательства в части так называемых экономических составов и дал указание «аккуратно, но основательно» подойти к их декриминализации. В марте прошлого года был принят закон (ФЗ № 51 от 09.03.2022) согласно которому уголовные дела, касающиеся нарушения налогового законодательства, правоохранительные органы могут возбуждать только по представлению налоговых органов ФНС России и никак иначе. Также, в новом законе прописана норма, согласно которой уголовное преследование в отношении предпринимателя прекращается в случае добровольного погашения всех задолженностей по налогам и сборам.

О том, что уголовное преследование стало популярным способом решения экономических и хозяйственных споров между представителями бизнеса уже давно ни для кого не секрет. Найти подходящую статью в УК РФ и упрятать конкурента за решётку гораздо проще и надёжнее, чем тратить время и средства на разбирательства в арбитражном суде, где результат, к тому же, непредсказуем. При этом, не столь важно будут или нет бизнесмен осуждён за реальное или мнимое экономическое преступление. Главное – «выключить» его из «игры» на несколько месяцев. Даже если в итоге предприниматель сумеет «отбиться» и доказать свою невиновность, время, проведённое на нарах, как правило, оборачивается для его бизнеса катастрофическими последствиями. Несёт убытки не только владелец – такие ситуации оборачиваются потерей рабочих мест, снижением налоговых поступлений в казну. При этом, как правило лица, организовавшие незаконное уголовное преследование предпринимателя, никакой ответственности не несут.

Вот только один из примеров: против предпринимательницы с Урала полицейские возбудили уголовное дело по статье — покушение на мошенничество. Десять месяцев бизнес-леди находилась под подпиской, затем, по настоянию следователя, её отправили в СИЗО, где она провела месяц, после чего была выпущена под залог. Через два года Октябрьский районный суд Екатеринбурга, рассмотрев дело, вынес оправдательный приговор, который «устоял» и в апелляции. После этого женщина подала иск к министерству финансов, потребовав три миллиона компенсации за незаконное уголовное преследование, причинившее её немалые моральные страдания и существенные материальные убытки. В итоге – надзорное ведомство выплатило пострадавшей по решению суда всего 30 000 рублей.

Никто из должностных лиц, виновных в незаконном уголовном преследовании предпринимательницы, никакого наказания не понёс. А ведь не секрет, что давление на бизнес с помощью Уголовного кодекса является одним из самых распространённых методов обогащения нечистых на руку государственных чиновников. Для них участие в недобросовестной рыночной конкуренции давно является основным источником обогащения. Чем больше в нём статей, по которым бизнесменов можно «привлечь», тем лучше для таких чиновников.

По данным бывшего омбудсмена по правам предпринимателей Бориса Титова, 32% обращений в адрес уполномоченного касались вопросов уголовного преследования, при этом 68% из них содержали жалобы на неправомерное возбуждение уголовных дел. Причинами возбуждения большинства уголовных дел становятся конфликт с другими предпринимателями и личный интерес сотрудников правоохранительных органов и иных органов исполнительной власти. Тем не менее, эксперты считают, что принятие нового закона о подложных счетах-фактурах и налоговых декларациях позволит ещё больше гражданско-правовых споров переводить в уголовно-процессуальную плоскость.

Первый зампред комитета по бюджету и налогам, член фракции КПРФ Михаил Щапов считает, что подготовку заведомо подложных закрывающих документов можно рассматривать как мошенничество. Триллион рублей — серьезные деньги, которые не попали в бюджет. По объему это немногим меньше всей годовой федеральной адресной инвестиционной программы — это сотни социальных объектов. Но, в то же время парламентарий опасается повышения риска злоупотреблений и посадки невиновных предпринимателей…

«Я пока не знаком с этим законопроектом, но если предлагается наказывать только за саму неточную или недостоверную декларацию, то, мне кажется, это неправильно. Бывают разные случаи, например экономические споры, когда отчетные цифры могут меняться. Кроме того, у нас в УК есть уже ст. 199 «Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией», — сказал «Известиям» зампред фракции «Справедливая Россия — За правду», глава комитета ГД по защите конкуренции Валерий Гартунг.

Если принять законопроект в предложенном виде, то это приведет к массе несправедливо возбужденных уголовных дел в отношении предпринимателей, предполагает глава «Опоры России» Александр Калинин. И это действительно так: под уголовное преследование в этом случае вполне может попасть и добросовестный бизнесмен. Допустим, уход от налогов практиковал не он, а один из его подрядчиков. При избыточной фантазии следователей здесь всегда можно увидеть «действия группы лиц по предварительному сговору» — а там, при большом желании и псевдо-ОПГ можно «сочинить».

Между тем, суммарное количество находившихся в производстве дел по ст. 159-159.6 (мошенничество), 160 (присвоение или растрата), 165 (причинение имущественного ущерба путем обмана), а также главе 22 Уголовного кодекса РФ (преступления в сфере экономической деятельности) в прошлом году увеличилось на 1,16% (501 822 дела). По данным ФСИН, количество находившихся в СИЗО по указанным статьям выросло почти на 6% (до 7402).

На фоне озабоченности, высказанной Владимиром Владимировичем Путиным по поводу массовых нарушений прав предпринимателей, включая необоснованное уголовное преследование, и содержание под стражей подозреваемых в незначительных экономических преступлениях, новая «законодательная инициатива» выглядит как желание определённой части государственного чиновничьего аппарата сохранить возможность держать бизнес в «ежовых рукавицах», оставив себе простор для маневра.

13.04.2023

Материалы по теме