«Наша Версия» подводит итоги исследования об оплате за обучение на дистанте в российских вузах при ковиде

5817
0
58170
Источник: Версия

В третьей, завершающей цикл нашего исследования статье об оплате за обучение в вузах при нынешней сложной эпидемиологической обстановке, мы предлагаем вашему вниманию ряд смысловых обобщений и знаковых моментов, связанных с происходящим. Выводы из всего написанного вы можете сделать (как всегда) сами, но ситуация по всем параметрам сложилась очень странная и настораживающая!

Итак, что мы имеем на начало декабря 2020 года:

1. В целом, ситуация с пандемией коронавируса в РФ остается весьма напряженной. Как это соотносится с темой нашего исследования об оплате за обучение на дистанте в российских вузах при ковиде? Расскажем обо всем по порядку. «Наша Версия» старается давать максимально объективную оценку происходящему, цитируя самые разнообразные источники. Ибо, как иначе можно составить более-менее внятную «картинку»? Начнем с того, что Минобрнауки РФ (и следом за ним руководства многих вузов) выпустили приказы, отправив всех студентов подведомственных им вузов на удаленку с 12 ноября 2012 года. Ссылку на них можно посмотреть здесь.

2. Но ситуацию такие шаги не разрядили, скорее, наоборот, вопросов (особенно касающихся оплаты обучения и его качества на дистанте) появилось еще больше. Согласия по поводу принимаемых антиковидных мер нет ни в студенческой, ни в преподавательской среде. Так как получается, что руководство разных вузов и обучающихся в них студентов (в силу тех или иных обстоятельств и собственного понимания вопроса) реагируют на сложившуюся ситуацию по-своему. Где-то недовольные отсутствием жестких мер и дистанта студенты пишут письма в различные инстанции и университет штрафуют на круглую сумму. Другое учебное заведение, наоборот, делает все, чтобы не допустить учебу студентов на удаленке, и к ним никаких санкций не применяется.

3. В основном студенческая масса инертна. И, к сожалению (или к счастью), не хочет связываться с переспективой судебных тяжб с вузами и подразумеваемыми в этом случае волокитами. Но не все готовы сидеть, сложа руки! Кое-где (как в МГУ) появились инициативные студенческие группы, которые готовят к руководству вуза обращения о перерасчете внесенной ими оплаты за обучение, объясняя свой подход ухудшением качества образования, неполнотой предоставляемых по договору услуг и так далее. Приводимые примеры понятны, очень конкретны и актуальны: «Не у всех студентов и преподавателей есть хороший многополосный интернет… Университет требует включать камеры на семинарских занятиях, но не у всех есть такая возможность, а за невключение камер ставят непосещение… Какие-то преподаватели проводят лекцию всего 30 минут вместо полноценной лекции. Дают задание и говорят, что можно отключаться… преподаватели многие не были готовы и не знают, какую кнопку нажимать. Бывали такие лекции, на которых лектор говорил, а его не было слышно. Телефон у преподавателя выключен, в итоге ему даже не могут сказать, что нет звука, и человек два часа говорит сам с собой», бытовые условия также не позволяют многим студентам заниматься дома. Опять же, как можно проверить, что вузы преподают именно то, что прописано в учебном плане, начитывают необходимое число часов и пр. Деканаты такую информацию выдают с большой неохотой, да и почему студенты должны проверять, как вузы исполняют свои обязанности по платным образовательным договорам? Разве это не входит в функцию Минобрнауки РФ? Если входит, то где такие открытые отчеты и как с ними можно ознакомиться?!

4. Нередко озвучивается аргумент, что возвратом к очной форме обучения вузы подвергнут студентов и преподавателей большему риску заболеваемости. Эта проблема стоит особенно остро для регионов, в которых медицина тяжело справляется со второй волной коронавируса. Вопрос важный и непростой, но открытого качественного статистического анализа заболеваемости студентов в вузах нет. Если он и ведется, то такие данные неизвестны, и для их обработки требуется много трудозатрат. Поэтому решение Минобрнауки о повсеместном обязательном введении дистанта при отсутствии такой открытой «ковидной» статистики в вузах выглядит плохо обоснованным. А если оно плохо обосновано, то почему бы не выбрать другой вариант решения вопроса – не закрывать скопом все вузы, а оставить форму их посещения и обучения на усмотрение самих студентов, преподавателей и дирекции вузов. Кто-то выберет очную форму, кто-то заочную, но к чиновникам вопросов тут не возникнет.

5. Тогда одним из возможных выходов для ряда вузов виделся бы вариант проведения очных практических (лабораторных и др.) занятий. В то время как некоторые из теоретических дисципилин могли бы проводиться дистанционно (не говоря уже о временной отмене зачетов по физкультуре – как вы будете сдавать бег на стометровке дистанционно? — на время эпидемии ковида).

6. Очень «интересно», что главный инициатор введения дистанционного образования в вузах в лице Минобрнауки РФ скромно стоит в сторонке и не только не настаивает на введении вполне кажущихся логичными скидок на оплату при обучении в вузах на дистанте (ИЛИ ВООБЩЕ ОТМЕНЕ ТАКОЙ ОПЛАТЫ ДЛЯ ВСЕХ СТУДЕНТОВ НА ВРЕМЯ ЭПИДЕМИИ!), а вообще самоустранилось, сделав вид, что оно тут ни при чем, свалив все подобные решения на ректоров вузов. Например, замминистра науки Андрей Омельчук сказал журналистам, что чиновники не могут влиять на решения университетов: «Глобального провала в знаниях, компетенциях или в качестве у нас в среднем по стране не произошло… Каждый случай требует уточнения с вузом, понимания того, как реализуется образовательная программа, потому что есть случаи, когда [благодаря дистанту] становится лучше…» (цит. по РИА Новости).

7. В итоге почти все вузы РФ (НИУ ВШЭ и др.) массово отказывают студентам платникам в скидках по оплате за обучение, взяв на вооружение удобную для себя формулировку, суть которой в том, что «дистанционная форма обучения является разновидностью очной формы образовательного процесса», — как заявили в пресс-службе того же МГУ Интерфаксу. Руководству вузов даже в голову не приходит хоть как-то войти в положение стремительно нищающих из-за экономических проблем во время ковида студентов и их родителей. Предлагаемый ими выбор прост – несогласны — идите в суд, а с нас «взятки гладки» и чихать мы хотели на ваши проблемы…

8. Мнения некоторых государственных деятелей, выраженные, например, в докладе Омбудсмена РФ «Защита прав человека в условиях распространения новой коронавирусной инфекции», где говорится, что студенты имеют право на скидку, так как платили они «за очную форму обучения, фактически не полученную», их волнуют мало. Никаких существенных рычагов влияния на Минобрнауки и ректоров вузов у них нет. Поэтому такие заявления просто игнорируются! Что, конечно, влияет и на позиции законодателей спешно вносящих дополнительные поправки в «Закон Об Образовании».

9. При таком раскладе возникает логичный вопрос — что в таком случае представляют собой российские вузы? Бюджетные учебные места в них постоянно сокращаются, цены за обучение растут. Зарплаты ректоров и их аппетиты увеличиваются, о чем «Наша Версия» также писала. Наверное, нет ничего плохого в больших зарплатах ректоров, если бы не одно «но», которое складывается из отношения вузов к студентам-платникам, как к «дойным коровам», за чей счет можно решать многочисленные проблемы данных учреждений. Похоже на то, что бизнес, а не равенство доступа к образованию и его доступность для людей ставятся во главу угла алчными управленцами. И чтобы доказать обратное, почему бы ректорам российских вузов для начала не написать коллективное письмо с инициативой о приостановке оплаты за обучение в вузах и его перерасчете (с компенсацией от государства) на время пандемии коронавируса в стране? Вот это был бы, на наш взгляд, достойный и очень своевременный шаг!

10. В общем, ситуация неоднозначная и требует столь же непростых решений, но нельзя принимать их столь скоропалительно и необдуманно, как это сделали чиновники от Минобрнауки! Юрист и предприниматель Иван Астафьев так комментирует происходящее: «Мы в очередной раз наблюдаем, как государство «крутит» правовыми понятиями и законами. Очень сложно, в рамках предоставленного объема, дать краткий, но ёмкий комментарий в отношении того, то сейчас происходит во всех сферах жизни, включая образование, но мое видение следующее: государство поставило цель сделать образование прибыльным в первую очередь для бюджета, ведь нельзя по-иному описать происходящее. Количество так называемых «бюджетных» мест в ВУЗах сокращается, плата за обучение – повышается кратно росту валют. Считаю, что стоимость обучения должна складываться всего из нескольких факторов: качественность ВУЗа, которая характеризуется не «модностью», а как минимум интересом будущих работодателей, уровнем реальной подготовки, включая соотношение теории и практики; Уровнем конкретных преподавателей (как резидентных, так и приглашенных), который также оценивается количеством и качеством «выходящих» из-под них студентов; Административно-хозяйственными затратами ВУЗа (раз уж государство «ставит» обучение на коммерческие рельсы), включая таких банальностей, как расход электроэнергии, уборка помещений и иже с ними. Также понятно, если бы рост обучения был связан с улучшением его качества, а также с ростом оплаты преподавателям. Мы же видим, как оптимизируют ВУЗы, «играя» их слияниями, а также помещениями, которые им принадлежат. Мы видим, то дети номенклатуры (которая никуда не исчезла с советских времен) обучаются в зарубежных университетах – где стоимость обучения привязана не к рублю, а к другим валютам. И в ситуации, когда студентов переводят на дистанционное обучение, при котором издержки на обучение вроде бы должны сокращаться – государство отказывает студентам в снижении оплаты – что и приводит к выводу, что руководству страны деньги важнее, чем обученная молодежь. Почему так и что с этим делать – это уже совсем другой вопрос…».

Резюмируем. Выводы, к которым смогла прийти на данный момент «Наша Версия», могут быть следующими:

10.12.2020

Материалы по теме

«Наша Версия» подводит итоги исследования об оплате за обучение на дистанте в российских вузах при ковиде