Немецкий граф на паруснике топил английские пароходы

6017
0
60170
Источник: Версия

Золотой эпохой пиратства считается XVII век. Впоследствии пираты в своей массе уступили место корсарам – разбойникам, захватывавшим корабли от имени и по поручению своего государства. Последним из знаменитых корсаров считается действовавший в начале XX века граф Феликс фон Люкнер – офицер военно-морского флота кайзеровской Германии и один из национальных героев Германии.

Феликс фон Люкнер родился 9 июня 1881 года в Дрездене. Он принадлежал к знатному дворянскому роду. Люкнер приходится правнуком Николя Люкнеру – маршалу Франции и военачальнику французской Рейнской армии, которому в XVIII веке был пожалован титул графа королём Дании. Родители хотели для Феликса спокойной жизни, которой жила европейская знать. Отец мечтал, чтобы его сын был кавалеристом, но мальчику нужно было другое. В 15 лет он сбежал в Гамбург и после нескольких дней поиска был принят на русское парусное судно Niobe, выходящее в рейс Гамбург – Австралия. Есть, правда, сомнения, что парусник был с русским экипажем, скорее всего это были финны или эстонцы. В те годы эти две страны входили в состав Российской империи, и торговые суда несли российский флаг. Феликса взяли на борт без жалования, только за еду. Во время плавания Люкнер сорвался с реи и упал в океан. На борту Niobe возник спор – капитан не хотел останавливать судно и терять время, старпом же предлагал отыскать юнгу. На счастье мальчика, на него обратили внимание альбатросы, которые посчитали его вкусным обедом и принялись кружить над Люкнером, чем помогли старпому найти его в воде. По прибытии во Фримантл в Западной Австралии Люкнер дезертировал с корабля. В течение семи лет юноша перепробовал массу занятий. Он был продавцом Армии спасения (благотворительная организация середины XIX–ХХ веков), работал помощником смотрителя маяка, был охотником на кенгуру, рабочим цирка, профессиональным боксёром. Затем Люкнер служил в мексиканской армии телохранителем мексиканского президента Диаса, барменом в таверне, сидел в чилийской тюрьме по обвинению в краже свиней. Насытившись этими приключениями, Люкнер возвращается в Германию и поступает в навигационную школу, окончив которую становится офицером парохода «Петрополис», работающего на линии Гамбург – Южная Америка. Проплавав на нём девять месяцев, он поступает добровольцем в военно-морской флот Германии. В своё время Феликс дал слово, что вернётся к себе домой только в форме офицера кайзеровского флота. Это обещание он выполнил, после чего семья простила его.

Капёр императора Вильгельма

Первую мировую войну Люкнер встретил в должности командира канонерской лодки «Пантера». Канонерка несла дозорную службу около немецкого побережья Северного моря. Такая роль не устраивала Люкнера, и он всеми правдами и неправдами перевёлся во Флот Открытого моря – так в кайзеровской Германии назывались главные силы флота, задачей которых было генеральное сражение с англичанами. Феликс Люкнер участвовал в Ютландском бою, командовал башней главного калибра на дредноуте «Кронпринц Вильгельм».

Во время Первой мировой войны немцы широко использовали рейдеры – суда, в одиночку уничтожавшие торговый флот противника в океане. Большой резонанс тогда вызвало рейдерство двух броненосных крейсеров – «Шарнхост» и «Гнейзенау». Со временем в рейдеры стали переоборудовать торговые суда. Это было выгоднее по нескольким соображениям. Во-первых, боевые корабли не отвлекались от своих основных задач. Во-вторых, при грамотном переоборудовании пароходы-рейдеры имели весьма приличный радиус действия. Затем у немцев возникла идея: а нельзя ли для целей рейдерства переоборудовать большой океанский парусный корабль? Такие четырёх- и пятимачтовые барки, именуемые винджаммерами (выжимателями ветра), были широко распространены с начала ХХ века в торговом флоте. Они успешно конкурировали с пароходами на дальних рейсах, где не столь важным был срок доставки груза. При этом никто не мог себе представить, что парусный корабль в ХХ веке мог быть замаскированным опасным рейдером. Первым такую идею озвучил отставной лейтенант флота Альфред Клинг, известный в то время немецкий исследователь Арк­тики. Сразу возник вопрос: кто будет командовать таким необычным боевым кораблём? В кайзеровском флоте имелось много достойных офицеров, но для управления парусником требовалась особая выучка. Выбор пал на Люкнера.

Первым парусным рейдером стал бывший американский корабль Pass of Balmaha. В июне 1915 года он вышел из Нью-Йорка с грузом хлопка в Архангельск, но у мыса Рат был остановлен британским патрульным судном по подозрению в контрабанде и отправлен в один из шотландских портов для досмотра. Однако по пути его перехватила германская подводная лодка, приведшая парусник в Куксхафен. 16 июля 1916 года над парусником подняли немецкий военно-морской флаг и он был зачислен в состав флота кайзеровской Германии под названием «Зееадлер». Будущий рейдер получил на вооружение два орудия калибром 105 миллиметров, спрятанных за планширем у среза полубака. Также на корабле установили мощную рацию, а трюм превратили в тюрьму на 400 человек. Самым экзотическим устройством стал гидравлический лифт в кормовом салоне. Нажатием кнопки, спрятанной за барометром в штурманской рубке, палуба салона опускалась вниз: предполагалось, что в случае необходимости это поможет захватить в плен непрошеных визитёров.

Вторым важным этапом подготовки к рейдерству стала разработка легенды. Было решено, что «Зееадлер» будет играть роль норвежского парусника «Малета». Маскировка выполнялась исключительно тщательно. «Зееадлер» покрасили «под «Малету», переделали палубные надстройки, в капитанской каюте повесили портреты короля и королевы Норвегии, а трюм забили провизией норвежского производства. В Норвегию даже был послан специальный агент, которому поставили задачу найти и доставить на борт замаскированного рейдера по фотографии жён, детей и родителей моряков команды «Малеты». Поддельные корабельные документы указывали, что корабль следует в Мельбурн. Заодно немцы подобрали два десятка моряков, говоривших по-норвежски, – они должны были изображать палубную команду. Один из моряков переоделся в жену капитана.

Однако когда парусник уже был готов к выходу, фон Люкнер получил приказ дождаться возвращения из США торговой подводной лодки «Дойчланд». Англичане собирались перехватить её, а потому удвоили патрули. Для того чтобы рейдер случайно не попал в сеть, расставленную не для него, пришлось ждать около 20 дней. За это время настоящая «Малета» уже ушла из Дании, потому вся стройная система обмана рухнула. Нужно было снова искать двойника. Фон Люкнер выбрал «Кармоэ». Никто не имел ни малейшего представления, где находится этот корабль, но риск казался оправданным. Однако когда «Зееадлер» приготовился выйти в море, из последних норвежских газет выяснилось, что подлинный «Кармоэ» только что был осмотрен англичанами. В итоге план рухнул во второй раз. Теперь рейдер маскировался под норвежский парусник «Ирма». Фальшивые документы и украденный бортжурнал были расчётливо подмочены, чтобы англичане не слишком придирались, но в то же время могли прочитать всё, что им требовалось. 21 декабря 1916 года Seeteufel покинул берега Германии. На его борту находилось 7 офицеров и 57 матросов.

Прорыв

В 180 милях юго-западнее Исландии «Зееадлер» был остановлен британским вспомогательным крейсером «Авенджер». Его восемь пушек калибра 152 миллиметра могли в считанные минуты превратить парусник в кучу дров. Англичане прислали досмотровую партию, но тщательно выполненная маскировка сработала. По легенде, барк недавно попал в очень сильный шторм. Шкипер «норвежца» предъявил подмоченные судовые документы и груз леса на борту. Разбирать груз леса британцы не стали, а зря. Если бы они это сделали, то обнаружили бы два 105-миллиметровых орудия и «тюрьму» для будущих пленников. И всё же легенда едва не оказалась провалена – шлюпка, на которой прибыла досмотровая команда, стала потихоньку дрейфовать к корме, где сквозь морскую воду явно просматривался гребной винт. А ведь по документам барк значился как парусный! Ситуацию спас один из немецких матросов – он бросил в шлюпку тонкий линь, специально подгадав, чтобы тот попал на головы сидящих в шлюпке матросов. Снизу в ответ полетел шквал отборной английской морской брани. Но главное дело было сделано – англичане в этот момент смотрели вверх и не заметили гребного винта. В итоге «норвежец» получил добро на дальнейший путь и пожелание счастливого Рождества. После того как «Авенджер» скрылся за горизонтом, норвежский камуфляж вместе с палубным грузом леса полетел за борт – так началась жизнь рейдера в океане.

Вокруг мыса горн

Основной добычей «Зееадлера» были парусные суда. 3 февраля сигнальщики рейдера заметили паруса. Рейдер пошёл на сближение. Вскоре стало понятно, что «Зееадлер» перехватил четырёхмачтовый французский барк «Антонин», который возвращался из Чили с грузом селитры. В этот момент дизель рейдера сломался. Но и под парусами «Зееадлер» развивал приличную скорость, отчего немцы решили попробовать его догнать. Когда шквалистый ветер усилился, капитан французского барка Лекок, опасаясь за паруса и мачты, убрал часть парусов. Подойдя ближе, «Зееадлер» дал несколько пулемётных очередей по парусам «Антонина». В ту же минуту изу­млённые французы увидели поднятый на мачте германский флаг. Барк остановился, немцы сняли с него экипаж, после чего подрывные заряды отправили «Антонин» на дно.

Утром 26 февраля была замечена ещё одна цель – трёхмачтовый английский барк «Бритиш Йомен». Когда барки сблизились, на «Зееадлере» по громкой связи поставили английский шлягер «Долог путь до Типперери». Но улыбки англичан быстро сменились паникой, когда вдруг музыка оборвалась и на мачте взлетел немецкий флаг. Призовая команда рейдера была весьма обрадована грузом английского барка – живыми цыплятами и поросятами. Сняв живность, немцы затопили британский корабль. Экипажи потопленных судов стали постояльцами судовой тюрьмы рейдера.

Иногда «Зееадлер» встречал и пароходы, но и тут Люкнер не отступал, проявляя максимум фантазии. 11 марта был замечен британский пароход «Хорнгарт». Догнать его не представлялось никакой возможности. Тогда Люкнер приказал с помощью большой порции магния имитировать пожар на борту. Одновременно для привлечения внимания были выпущены сигнальные ракеты. На свою беду, англичане поверили, и «Хорнгарт» пошёл на помощь. Только после этого немцы заметили, что пароход вооружён. Тем не менее на гафеле рейдера взвился германский военно-морской флаг. «Хорнгарт» тут же открыл огонь, началась артиллерийская дуэль с непредсказуемым результатом. И тут на борту «Зееадлера» трое матросов во весь голос прокричали в мегафоны: «Приготовить торпеды!» После этого английский пароход выбросил белый флаг.

За весь период рейдерства «Зееадлер» потопил 14 судов, включая 11 парусников и 3 парохода, общим водоизмещением 30 тыс. тонн. В Первую мировую войну ещё уважали правила ведения войн, и Люкнер выполнял все международные законы, поэтому количество жертв его рейдера было минимальным. Эта способность вести войну практически без потерь сделала Люкнера легендой с обеих сторон. Не менее впечатлял маршрут рейдера. «Зееадлер» вышел из Германии, пересёк по диагонали Северную и Южную Атлантику, обогнул под парусами мыс Горн и прошёл почти половину Тихого океана до островов Таити. Англичане знали в общих чертах о местонахождении рейдера, выделив для его поимки целую эскадру. Два броненосных крейсера – «Ланкастер» и «Орбита», а также вспомогательный крейсер «Онтарио» ожидали немца в районе мыса Горн. Но Люкнер обошёл ловушку. За борт были выброшены шлюпки с захваченных судов, в которые положили спасательные круги с надписью «Зееадлер». В результате англичане подумали, что немецкий барк погиб. При прохождении мыса Горн, английский крейсер даже предупредил «Зееадлер» по радио об опасности немецких рейдеров. Люкнер его вежливо поблагодарил.

После долгих приключений Люкнер решил подойти к острову Мопелиа, чтобы очистить днище корабля и дать экипажу небольшой отдых. Утром 2 августа 1917 года на горизонте была замечена водяная стена. Сначала офицеры рейдера подумали, что это мираж. Но стена приближалась и увеличивалась в размерах. Цунами выбросила барк на коралловый риф. Когда волна ушла, стало понятно, что спасти корабль нельзя, так как он прочно сидит на рифе.

Поняв, что корабль погиб, 23 августа Люкнер и 5 матросов на спасательной шлюпке барка вышли в море. Целью плавания были острова Кука. Люкнер хотел захватить какой-либо парусник, вернуться на нём на остров Мопелиа, чтобы забрать экипаж и оружие и продолжить рейдерство. Подойдя к островам Кука, немцы выдавали себя то за голландцев, то за норвежцев. Однако подходящего парусника найти не удалось, и они продолжили своё плавание. Тем не менее скитальцы вызвали подозрение – их нагнал пароход «Амра» с отрядом полиции на борту, и 21 сентября экипаж шлюпки был взят в плен. В плену Люкнер и его люди пробыли до середины декабря, сбежав на катере, принадлежавшем коменданту тюремного лагеря. Катер «Перл» был «вооружён» макетом пулемёта. Но в очередной раз обман сработал, и Люкнер захватил маленькую шхуну «Моа». Немцы уже приготовились поднять паруса и плыть дальше, когда к шхуне подошёл вооружённый настоящими орудиями патрульный корабль «Ирис». В мирное время он занимался укладкой телеграфных кабелей для новозеландского правительства. Игра закончилась, и фон Люкнер снова оказался в плену.

Разведывательная кругосветка

Граф Феликс фон Люкнер вернулся в Германию в 1919 году. Он написал книгу о своих приключениях и о командовании «Зееадлером», и эта книга стала бестселлером в Германии. Ещё одна книга Томаса Лоуэлла – о оходах Феликса Люкнера – сделала его знаменитым во всём мире. В 1926 году Люкнер купил парусник «Фатерлянд», отправившись на нём по всему миру с миссией доброй воли, прибыв вскоре в Нью-Йорк. Несмотря на то что Германия во время Первой мировой воевала против США, Люкнер имел репутацию честного солдата, потому американцы приняли его радушно. Генри Форд подарил Люкнеру автомобиль, а город Сан-Франциско сделал его почётным гражданином.

В 1936 году граф приобрёл небольшое грузовое судно «Эдельгард», перестроив его в мореходную яхту. Она получила название Seeteufel. К тому времени Люкнер стал активным сторонником идей национал-социализма. Перед отправкой в кругосветное плавание граф заявил: «Я отправляюсь как посланник Гитлера к молодёжи мира». 17 апреля яхта Seeteufel вышла из Осло. На борту кроме графа находилась его гражданская жена-шведка и семь человек команды. Шесть человек были офицерами морской разведки, а седьмой – представителем гестапо. На борту яхты находилась высококлассная приёмо-передающая радиоаппаратура и гидрографическое оборудование. Именно разведка являлась главной целью плавания Люкнера.

По возвращении в воюющую Европу Люкнер поселился в городе Халле. А дальше его отношения с властями начали портиться. В 1943 году он спас жизнь еврейке, а в конце войны мэр Халле попросил его провести переговоры о сдаче города с приближающимися американскими войсками, что Люкнер и сделал. За это нацисты приговорили его к смертной казни.

После Второй мировой войны Люкнер жил в городе Мальмё в Швеции со своей второй женой, где и скончался в 1966 году.

Seeteufel – «Ленинград» – «Надежда»

Не менее удивительно сложилась судьба яхты Люкнера. По окончании Второй мировой войны союзники стали делить остатки флота Третьего рейха. Неожиданно начальник военно-морского Отдела Советской военной администрации Германии контр-адмирал Фёдор Седельников поставил перед Тройственной комиссией вопрос о передаче Советскому Союзу нескольких немецких рыболовных и парусных судов, находящихся в портах Норвегии. Союзники немного удивились такой просьбе, но упрямиться не стали и согласились. Историки до сих пор спорят, для чего Седельников сделал такой запрос. Одна из версий – в основе лежало желание привести в СССР Seeteufel. 14 июля 1948 года шхуна была приписана к Нахимовскому училищу и переименована в «Надежду». В 1956 году её передали в Центральный яхт-клуб Ленинграда и переименовали в «Ленинград». В 1962 году шхуна прошла серьёзную модернизацию, после чего с 1970 по 2005 год попеременно с трёхмачтовой шхуной «Кодор» занимала почётную церемониальную должность главных «Алых парусов» Ленинграда и Санкт-Петербурга на празднике выпускников школ. В 2008 году шхуну приобрёл Алексей Сидоров, яхт­смен, энтузиаст и предприниматель из Петербурга. Сейчас повторно модернизированная шхуна «Надежда» (ей вернули первоначальное имя) приписана к центральному яхт-клубу Петербурга и иногда на ней проводят дни открытых дверей и Гриновские чтения. В этом году шхуне исполнится 107 лет. Жизнь знаменитого парусника продолжается.

15.07.2019

Материалы по теме

Немецкий граф на паруснике топил английские пароходы