«Незаконное присвоение госкомпании» и убийства конкурентов: что на НТВ придумали про «кровавую империю Ходорковского»

7267
0
72670
Источник: The Insider

На НТВ вышел 47-минутный фильм под названием «Кровавая империя Михаила Ходорковского. В самом начале фильма голос за кадром обещает сенсацию: «Впервые на экранах подлинная история одного из самых богатых людей России 90-х годов и его нефтяной империи!»

Представляет главного героя фильма тот же голос так: «И только один человек знает о нем [Ходорковском] все — Салават Каримов, старший следователь Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Именно он в 2003 году возглавил следственную группу по ЮКОСу, которая довела до суда два уголовных дела». Тем, кто следил за судебными процессами Ходорковского и его партнера Платона Лебедева, безусловно, памятны невероятные версии обвинения, в том числе история о том, как владельцы ЮКОСА украли всю добытую им нефть. Теперь перед зрителями НТВ предстал автор этой захватывающей фабулы, да и сама она была в очередной раз пересказана.

Начали авторы фильма с истории о приватизации ЮКОСа в 1995–1996 годах. На двух судебных процессах этих событий не касались, но теперь они, судя по всему, оказались в центре третьего дела ЮКОСа, открытого Генпрокуратурой в 2016 году. По версии Каримова, «Ходорковский вместе с сообщниками завладел нефтяной компанией в результате тщательно спланированной аферы». Ходорковский якобы вступил в сговор с президентом государственной компании ЮКОС Сергеем Муравленко и тот, договорившись с другими олигархами, что те не будут препятствовать, предложил правительству план приватизации компании, а в приватизированном ЮКОСе сохранил пост председателя совета директоров. В результате ЮКОС был продан «по бросовой цене: треть компании, которая впоследствии будет стоить миллиарды, была куплена за $9 млн».

Каримов и авторы фильма не обращают внимание на то, в каком глубоком кризисе в то время находилась нефтяная компания, как снижалась добыча нефти, цена которой держалась ниже $20 за баррель. Лишь вскользь говорится о том, что условием покупки пакета акций компании за $9 млн были обязательства инвестировать в нее сотни миллионов; эти средства, как считает Каримов, были вложены, чтобы продемонстрировать выполнение обязательств, и тут же выведены. Правда, остается непонятным, каким образом без крупных инвестиций компания под управлением Ходорковского смогла выйти из кризиса и стать лидером российской нефтяной отрасли.

Тезис о договоренности с другими олигархами, которые якобы не должны были мешать Ходорковскому купить компанию задешево, тоже сомнителен: кроме него, на ЮКОС претендовал также альянс «Альфа-банка», «Инкомбанка» и «Российского кредита», но не был допущен к аукциону, так как не смог выполнить требование о депонировании $350 млн (точнее, вместо денег депонировал государственные краткосрочные облигации, что было сочтено нарушением условий).

Так или иначе, покупка ЮКОСа на залоговом аукционе вполне соответствовала тогдашней российской практике: охваченные кризисом убыточные компании с обветшалым оборудованием, оставшимся с советских времен, и огромными долгами, в том числе по зарплате, продавались по низким ценам под обязательства крупных инвестиций. Но для Каримова и НТВ это «незаконное присвоение государственной компании».

По их версии, принадлежавший Ходорковскому и партнерам банк «Менатеп» финансировал покупку ЮКОСа и ряда других компаний за счет размещенных в этом банке средств Минфина, «Росвооружения», налоговой инспекции и других госструктур, а чтобы не возвращать эти деньги законным владельцам, в 1999 году банк обанкротили. В действительности же «Менатеп» был далеко не единственным российским банком, не пережившим финансовый кризис 1998 года, но, в отличие от многих других, с помощью ЮКОСа полностью погасил долги перед вкладчиками; нефтяной концерн даже выкупил у акционеров-физических лиц акции обанкротившегося банка.

Затем авторы фильма переходят к той самой истории о краже всей добытой ЮКОСом нефти:

«Под видом скважинной жидкости [состоящей из нефти, воды и различных примесей], Ходорковский покупал у дочерних компаний ЮКОСа нефть, а продавал по рыночной стоимости, но уже через свои фирмы. Разумеется, прибыль шла мимо других акционеров ЮКОСа, с которыми никто делиться не хотел».

Среди «пострадавших миноритариев», утверждает Каримов, были такие компании, как JPMorgan, UBS, Merrill Lynch, Barclays, Raiffeisen, Credit Suisse, Morgan Stanley. Вот только о претензиях этих акционеров к ЮКОСу что-то ничего не слышно — не потому ли, что в такой практике нет ничего противозаконного и противоречащего этике бизнеса? Впрочем, один из миноритариев такие претензии действительно предъявлял — кипрская компания Asirota Ltd. Как указал Ходорковский на втором судебном процессе в 2010 году, эта офшорная компания принадлежала Кеннету Дарту, в 1999 году пытавшемуся осуществить рейдерский захват принадлежавшей ЮКОСу «Томскнефти».

От финансовых схем авторы фильма переходят к самой эффектной сюжетной линии — заказным убийствам и покушениям. Таких они обнаружили три.

Первое — убийство мэра Нефтеюганска Владимира Петухова в 1998 году; авторы особо подчеркивают, что это произошло в день рождения Ходорковского. У мэра города, где находилось одно из крупнейших предприятий ЮКОСа, якобы был конфликт с нефтяной компанией из-за налоговых поступлений в городской бюджет. Киллер Геннадий Цигельник заявил, что заказали убийство совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин и его коллеги. Впрочем, знал киллер об этом лишь со слов непосредственно передавших ему заказ Сергея Горина и Владимира Горитовского, одного из которых к моменту суда в 2006 году уже не было в живых, а другой бесследно исчез. На суде над Леонидом Невзлиным в 2008 году Цигельник неожиданно сделал такое заявление: «Я оговорил Пичугина и Невзлина по просьбе следователей Генпрокуратуры Буртового, Банникова, Жебрякова… Я заключил сделку с Буртовым 4 мая 2005 года (на следствии). Мне обещали защиту и минимальный срок, а дали максимальный».

Другие версии убийства Петухова следствие всерьез не рассматривало, хотя у него был , например, конфликт с владельцами рынка, закрытого им под тем предлогом, что там якобы торговали наркотиками. Открытый взамен новый рынок принадлежал жене Петухова и городской администрации.

Сам Ходорковский в свое время прокомментировал обвинения в убийстве Петухова так:

«Петухов — мэр небольшого города, в котором у меня добывающих мощностей нет. Добывающие мощности не в городе, а в районе. Там совершенно другой руководитель, с которым никаких проблем нет, который, во всяком случае до моей посадки в тюрьму, прекрасно себя чувствовал. И таких районов немало. У нас не было налогов, которые мы платили в городской бюджет, во всяком случае, существенных. У нас были федеральные и региональные налоги. Решения по поводу региональных налогов принимал губернатор Филипенко, который делил их между городами. И что бы там мэр ни придумал, решение было за губернатором. То есть позиция мэра мне была просто неинтересна.

Мэра Петухова убивают — на мой день рождения! Мне 35 лет, ко мне премьер должен был прийти, ко мне мэр Лужков должен был прийти. И все, естественно, отменяется. Зашибись! Классный подарок мне. Я же прекрасно понимаю, что если даже придут люди на день рождения, будем циничны, все равно эта тема возникнет. Зашибись будет день рождения у меня — одновременно с поминками».

Второй криминальный сюжет — два покушения на главу австрийской компании East Petroleum Евгения Рыбина. East Petroleum была партнером государственной Восточной нефтяной компании и участвовала в схеме вывода ее средств за рубеж, пока в 1998 году контрольный пакет ВНК не купил ЮКОС. После реорганизации ВНК East Petroleum лишилась доходов и обратилась в Венский арбитражный суд с двумя исками к ЮКОСу на общую сумму $60 млн. После этого были совершены два покушения на Рыбина; в результате второго погиб его водитель.

НТВ умалчивает о том, что арбитражный суд один из исков East Petroleum удовлетворил на 10% запрашиваемой суммы, а другой полностью отклонил . Очевидно, что никакой опасности для Ходорковского и партнеров Рыбин не представлял и мотива для его убийства у них не было. Но показания против владельцев ЮКОСа дал все тот же киллер Цигельник.

Третий криминальный эпизод еще поразительнее двух первых. Некий Александр, фамилия которого не называется, представленный как работник офиса в Колпачном переулке в Москве, рассказывает об обстоятельствах вселения «Менатепа» в здание:

«Там были какие-то такие конторы, которые занимались мелкой торговлей, и сосед снизу, который сказал: “А чего я буду переезжать? Зачем, собственно? Вот у меня договор”. Ну и все, собственно, за одну ночь их просто не стало. Одного просто тупо зарезали, даже не застрелили, как тогда водилось, а просто вспороли ему брюхо, а второго застрелили».

Предположение, что у одной из крупнейших компаний России не нашлось других способов, чтобы получить в свое распоряжение особняк начала ХХ века, каких в Москве немало, даже как-то странно комментировать.

Сам Ходорковский в разговоре с онлайн-изданием РБК прокомментировал фильм НТВ так: «Мне глубоко плевать на данное псевдорасследование». А депутат Госдумы от «Единой России» Виктор Казаков, в прошлом вице-президент ЮКОСа, заявил: «Я думаю, что это фантазия».

01.06.2019

Материалы по теме

«Незаконное присвоение госкомпании» и убийства конкурентов: что на НТВ придумали про «кровавую империю Ходорковского»