Нижнекамский детектив

88
0
880
Источник: The Moscow Post

И сегодня Нижнекамскнефтехим, в состав которого входят несколько заводов — предприятие работает в городе Нижнекамске в 230 км от Казани — может впервые за три года выплатить дивиденды своим акционерам. По итогам 2018 года владельцы ценных бумаг получат более 36 млрд. рублей.

Совет директоров ПАО «Нижнекамскнефтехим» рекомендовал акционерам утвердить на годовом собрании дивиденды по итогам 2018 года с учетом нераспределенной прибыли прошлых лет. Годовое собрание акционеров компании состоится 12 апреля.

Минувшие 10 лет Нижнекамскнефтехим выплачивал акционерам 30% чистой прибыли. Но по итогам 2016 и 2017 гг. компания отказалась от начисления дивидендов на фоне финансирования строительства нового этиленового завода. В 2018 году Нижнекамскнефтехим перевыполнил план производства (рост на 3,2%). Чистая прибыль компании составила 24,2 млрд. рублей (рост на 2,3%), выручка нефтехимического гиганта выросла на 16,5%, до 188,9 млрд. рублей.

Но как такое благополучное, казалось бы, предприятие попало в «жернова» Татфондбанка, который недоброжелатели давно называют «карманным банком президента РТ Минниханова»? И почему так долго шли судебные баталии?

В этом попытался разобраться корреспондент The Moscow Post.

8 заводов

Нижнекамскнефтехим — одна из крупнейших нефтехимических компаний Европы. В ассортименте выпускаемой продукции — более 120 наименований. Основу товарной номенклатуры составляют синтетические каучуки общего и специального назначения, далее — пластики: полистирол, полипропилен, полиэтилен и АБС-пластик, мономеры, являющиеся исходным сырьем для производства каучуков и пластиков и другая нефтехимическая продукция -окись этилена, окись пропилена, альфа-олефины.

Компания занимает ведущую позицию среди отечественных производителей синтетических каучуков, пластиков и этилена. Производственный комплекс включает в себя 8 заводов основного производства, центры, в том числе научно-технологический и проектно-конструкторский.

ПАО «Нижнекамскнефтехим» — одна из крупнейших нефтехимических компаний Европы . Основан этот гигант в 1967 году

Но как нефтехимическая компания такого высокого уровня попала в «кабалу» Татфондбанка? Эта история поистине детективного плана! И сегодня, наконец, закончены все судебные процессы и поставлена точка в отношениях с господином Мусиным, экс-главой Татфондбанка.

ЦБ лишил Татфондбанк лицензии в марте 2017 года

Но удивляет позиция властей Татарстана, в частности президента РТ Минниханова, который не мог не знать историю противостояния крупного нефтегиганта из Нижнекамска и Татфондбанка, тесно связанного и с офшорами, и со счетами в Швейцарии.

Хитрые комбинации Роберта Мусина

В наше время хитрыми аферами удивить сложно. А вот бывший глава Татфондбанка Роберт Мусин просто изумил и следователей, и коллег- банкиров, и руководство Нижнекамскнефтехима (НКНХ).

Бывший глава Татфондбанка Роберт Мусин

Господин Мусин мог смошенничать с кредитом Центробанка, который Татфондбанк получил еще в сентябре 2016 года. По версии следователей СКР, основанием для предоставления кредита стали заведомо ложные сведения о наличии высоколиквидного актива, обеспеченного кредитными обязательствами ПАО «Нижнекамскнефтехим» на 4 млрд. рублей. Но Татфондбанк еще в июле 2017 года право требовать долги с НКНХ уступил двум фирмам — ООО «Сувар девелопмент» (2,2 млрд.) и ООО «Новая нефтехимия» (1,8 млрд.)

Позже обвинения в причастности к хищению были предъявлены как Мусину, так первому зампреду Татфондбанка Рамилю Насырову, а также топ-менеджерам Сувара Андрею Мочалову и Денису Семенову. Под подозрением находится директор ООО «Новая нефтехимия» Рамиль Сафин. Об этом сообщало «Реальное время«.

То есть, Роберт Мусин мог скоммуниздить 4 млрд. рублей кредитов, оформив эти деньги через Нижнекамскнефтехим на свои компании «Новая нефтехимия» и «Сувар Девелопмент»?

«Новую нефтехимию» по слухам контролировал сам Мусин через офшор на острове Кипр. Таким образом совершенно неудивительно, что на балансе этой конторы Никаноры оказались права по кредитам, выданным Татфондбанком компании «Нижнекамскнефтехим». А Центробанк оказался замешан в этой истории, так как упомянутые договоры оказались предметом залога по другому кредиту: этот кредит Татфондбанку выдал Центробанк. Но уже в день выдачи кредита договоры мигом перекочевали на баланс «Новой нефтехимии».

Банк Минниханова

Неприятности для господина Мусина начались 12 декабря 2016 года. Татфондбанк ввел ограничения на выдачу вкладов и наличных, а с 14 декабря приостановил расчетно-кассовое обслуживание. 15 декабря ЦБ наложил мораторий на выплаты кредиторам и вкладчикам Татфондбанка сроком на 3 месяца. ЦБ требовал вернуть кредит. Напомним, что в Татфондбанке было более 2 тыс. вкладчиков.

Но представители власти даже не сообщили пострадавшим о том, что вкладов в Татфондбанке у них больше нет.

Президент Татарстана Рустам Минниханов

Правда, один из сотрудников Министерства экономики Татарстана, который курировал скандал с Татфондбанком, постоянно успокаивал вкладчиков, что в беде их не оставят. Но слова оказались просто словами. Вкладчики обратились за компенсацией в Центробанк. ЦБ им отказал.

Есть еще один любопытный момент: он касался санации Татфондбанка. И когда речь зашла об этой самой санации, руководство Республики Татарстан отказало в финансовой поддержке. Руководство сослалось на бюджетное правило, которое не позволяет региону наращивать долги сверх установленной нормы.

Согласимся, крупный акционер не мог не знать, что творится в Татфондбанке. Но мер никаких не принял. Встает вопрос: а не»опекала» ли власть Татарстана экс-банкира Мусина и К? Выведенные деньги не делились ли между всеми участниками? И, наверное, ой, как не хотелось сдавать следователям такую «курицу», несущую золотые яйца?

Следователи ищут недвижимость банкира Мусина на острове Кипр (Ларнака, яхт-клуб)

Более 2 тыс. вкладчиков Татфондбанка вряд ли смогут вернуть свои деньги. Мусин уже арестован. В обмен на условия пребывания под домашним арестом он признался, что стащил 21 млрд. рублей. Но через некоторое время стало известно, что увел Мусин не 21 млрд., а больше 50 млрд.рублей. Сегодня в Казани распродают имущество бывшего банкира, нажитое непосильным трудом: дом-дворец, 6 земельных участков, мотолодку Terhii 475 Twin C и многие другие предметы шикарного быта. Пока найдено имущества на 72 млн. рублей.

Пролонгация процесса

И пока описывали имущество Мусина, Нижнекамскнефтехим продолжал участвовать в судебных процессах. В июне 2018 года суд снова подтвердил долг Нижнекамскнефтехима перед Татфондбанком в 4 млрд. рублей.

Суд удовлетворил требования финансового регулятора. И восстановил записи о задолженности по кредиту на ссудном счете Нижнекамскнефтехима. Апелляционная инстанция оставила это решение в силе. Но позже Арбитражный суд отменил ее постановление. Дело отправили на новое рассмотрение.

Руководство ПАО «Нижнекамскнефтехим» подводит итоги работы за год

Глава управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Татарстан Ильдар Сафиуллин тем временем заявил о том, что следственными органами уже составлен предварительный список активов, принадлежащих Роберту Мусину . «Это большое количество. Земельные участки, и дома, и машины. Мы дополнительно проводим мероприятия по установлению другого имущества, в том числе за пределами России».

Вопрос о величине «сундуков с сокровищами» Мусина интересует сотни вкладчиков Татфондбанка, ИнтехБанка, а также клиентов ТФБ» Финанс», которые понесли большие материальные потери из-за крушения финансовой империи Мусина.

Уголовное дело Татфондбанка меж тем выросло до 22 эпизодов. В новых эпизодах фигурируют Бинбанк, ПСО Казань, Зеленодольский завод им. Горького, Госжилфонд РТ.

Но есть новость и такого рода: арестованного главу Татфондбанка теперь подозревают и в перекачке 87 млн.долларов в Швейцарию. Эта перекачка через офшор на Кипре с конечным бенефициаром. Им якобы оказалась некая Лидия Николаевна Мусина, супруга нашего банкира. В счет обеспечительных мер судом Казани и прокуратурой кантона Женева (Швейцария) уже наложен арест на 48 млн. швейцарских франков (3 млрд. рублей) на счете BARG AG.

Вот это размах!

Победа в суде

И только несколько недель назад, в феврале с.г. Арбитраж в Саратове удовлетворил апелляцию Нижнекамскнефтехима об отмене долга перед обанкротившимся Татфондбанком на 4 млрд. рублей. Информация об этом опубликована в картотеке арбитражных дел. Цитируем:»Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 11 августа 2017 года по делу № А65−5795/2017 отменить. В удовлетворении исковых требований отказать».

Напомним, что Центробанк подал в Арбитражный суд Республики Татарстан два иска к Татфондбанку, ООО «Новая нефтехимия» и «Нижнекамскнефтехиму». Регулятор требовал признать недействительными соглашения от 18 июля 2016 года.

С помощью этих двух исков Центробанк пытался спасти свой кредит в 3,1 млрд .рублей, выданный Татфондбанку под залог высоколиквидного актива : кредитного договора с НКНХ. И именно этот эпизод — в итоге — лег в основу уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере, главным фигурантом которого стал г-н Мусин.

Возможно, после этой истории работникам Нижнекамскнефтехима строго запретили говорить о предприятии в соцсетях. Объявление появилось в корпоративной газете. В объявлении говорится о кодексе предприятия: «Помните, что вы — часть компании «Нижнекамскнефтехим». Не публикуйте информацию, затрагивающую честь, достоинство и персональные данные акционеров и работников».

В соцсетях началась дискуссия. Некоторые сотрудники недоумевают: сначала запретили проносить мобильные телефоны, нынче пытаются установить правила общения в сетях. Еще часть сотрудников встала на защиту компании, утверждая, что рабочие порой высказываются в адрес родного предприятия не очень лестно, подрывая тем самым авторитет НКНХ.

Да, все как в известной поговорке, обжегшись на молоке, дуем на воду?

Молчание Минниханова

Страсти вокруг Татфондбанка, который дал дуба, все еще продолжают бушевать. Лицензия банка была аннулирована -напомним — 3 марта 2017 года.

Удивляет и поведение ЦБ. В Центробанке в 2016 году знали, что Татфондбанк находится на грани краха. Но это не помешало Центробанку в сентябре 2016 года выдать кредит финансовому учреждению Мусина.

Обеспечением по этому займу послужило право требования по кредиту ПАО Нижнекамскнефтехим…Но регулятор даже не изучил соглашение между заемщиком и кредитором. А зря! Ведь отдельным пунктом договора в документе было условие о замене заемщика в том случае, если финансовое положение кредитора ухудшится. Именно это и случилось. И тогда после замены заемщика должником Татфондбанка стало ООО «Новая нефтехимия». Но это ООО находилось в стадии банкротства. Вот и выходит, что кредитным обеспечением Центробанка стало это мутноватое ООО.

Бывший банкир Роберт Мусин пока сдал имущества на 72 млн. рублей

Что еще любопытно в этой мутной истории? Республиканский фонд поддержки — а он учрежден президентом РТ Миннихановым — заявил о своей готовности выкупить у юридических лиц долги Татфондбанка, не превышающие сумму в 300 тыс. рублей.

И как стало известно местным журналистам, некое физическое лицо- бывший клиент Татфондбанка буквально за 48 часов до введения в банке временной администрации успел перевести 1,4 млн. долларов со своего счета на свой же счет, но уже в другом банке. Эти операции были сделаны в три захода. Агентство страхования вкладов подало в суд. И потребовало, чтобы сделки были признаны недействительными. Об этом писал «Бизнес Онлайн«. Еще АСВ удалось в судебном порядке оспорить несколько сделок между Татфондбанком и Государственным жилфондом Татарстана. Эти сделки уже признаны недействительными: восстановлены залоговые права на 18 земельных участков.

Но с чьей же легкой руки делаются все эти фигуры высшего пилотажа? И разве президент Татарстана Минниханов был не в курсе мошенничества его «карманного» банка по отношению к «Нижнекамскнефтехиму»? И если все-таки президент Татарстана был осведомлен, то почему позволил этой детективной истории длиться так долго?

14.03.2019

Материалы по теме

Нижнекамский детектив